«Воздушная цель неизвестной принадлежности»: что известно об атаке беспилотника на Российскую базу Хмеймим в Сирии.

Российские средства ПВО сбили неизвестный беспилотник при подлёте к авиабазе Хмеймим. БПЛА был ликвидирован «штатными зенитными огневыми средствами». Нападение не повлияло на работу авиабазы. Атака неизвестных беспилотников стала третьим подобным инцидентом с начала 2018 года. В январе министр обороны Сергей Шойгу подчёркивал, что БПЛА стали новым видом террористической угрозы в Сирии. При этом, по его словам, не было допущено ни одного нарушения зон безопасности российских баз в Хмеймиме и Тартусе.

При подлёте к сирийской авиабазе Хмеймим, на территории которой дислоцирована авиационная группа ВВС ВКС России, средствами противовоздушной обороны был сбит неизвестный беспилотник. Об этом сообщил представитель авиабазы.

«С наступлением тёмного времени суток средствами контроля воздушного пространства российской авиабазы Хмеймим на удалении от аэродрома была обнаружена малоразмерная воздушная цель неизвестной принадлежности (БПЛА)».

Он добавил, что беспилотник ликвидировали «штатными зенитными огневыми средствами» авиабазы. В результате инцидента никакого ущерба нанесено не было и никто не пострадал. В настоящее время авиабаза функционирует в плановом режиме.

С начала 2018 года зафиксировано уже несколько случаев, когда к территории российской авиабазы в Хмеймиме подлетали «малоразмерные воздушные цели неизвестной принадлежности».

По словам министра обороны России Сергея Шойгу, беспилотные летательные аппараты стали новым видом террористической угрозы в Сирии.

Первая атака при помощи десятка ударных беспилотников была предпринята в ночь на 6 января. Ещё три БПЛА в тот день пытались добраться до пункта материально-технического обеспечения Военно-морского флота в Тартусе. По данным Минобороны России, семь дронов из 13 были уничтожены зенитно-ракетными пушечными комплексами «Панцирь-С», оставшиеся шесть были выведены из строя средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

По данным оборонного ведомства, дроны вылетели из района на юго-западе зоны деэскалации «Идлиб».

«Было установлено, что запуск дронов осуществлялся из района населённого пункта Муаззара, расположенного в юго-западной части зоны деэскалации «Идлиб», контролируемого вооружёнными формированиями так называемой умеренной оппозиции», — говорится в сообщении российского военного ведомства.

«Попытка провокации»

Начальник управления строительства и развития БПЛА Генштаба Вооружённых сил России Александр Новиков отмечал, что взрывчатка, которую несли беспилотники, производится в ряде государств, в том числе на Украине.

При этом в Пентагоне после попытки атаки неизвестными БПЛА позиций российских военных заявили, что подобные «устройства и технологии могут быть легко приобретены на открытом рынке».

В свою очередь, в Минобороны РФ призвали американских коллег рассказать, «о каких технологиях идёт речь, где находится данный «рынок» и какая спецслужба там торгует данными космической разведки». Кроме того, в ведомстве указали на странное совпадение — в момент атаки над акваторией Средиземного моря находился разведывательный самолёт ВМС США Poseidon.

Президент России Владимир Путин назвал инцидент в Хмеймиме попыткой провокации. «Это провокации, направленные на срыв ранее достигнутых договорённостей, — это первое. Второе — наши отношения с партнёрами, с Турцией и Ираном, — тоже попытка разрушить эти отношения. Мы это прекрасно понимаем, поэтому будем действовать солидарно», — отметил он.

Ещё одно наступление беспилотников на российскую базу произошло 24 апреля. Все они также были сбиты зенитными огневыми средствами.

За 2017 год российские комплексы «Панцирь» в Сирии сбили 16 дронов и 53 снаряда реактивных систем залпового огня (РСЗО) боевиков. По словам российского министра обороны Сергея Шойгу, средства ПВО С-400, С-300В и «Панцирь» совместно с авиацией обеспечили полное превосходство ВКС России в воздушном пространстве Сирии.

«Не было допущено ни одного факта нарушения зон безопасности российских баз в Тартусе и Хмеймиме», — заявил Шойгу в докладе от 22 декабря 2017 года.

При этом американский военный эксперт Себастьян Роблин в статье для журнала The National Interest, подчёркивал, что, в отличие от России, у США нет подобного комплекса, который смог бы отразить одновременную атаку нескольких беспилотников.

«Это связано с тем, что сухопутные войска привыкли полагаться на способность ВВС нивелировать все воздушные угрозы. А российские наземные силы, напротив, всегда ожидают нападения с воздуха и потому имеют такой разнообразный арсенал ПВО», — пояснял эксперт.

Вернуться назад