Экс-замглавы МИД РФ Григорий Берденников о возобновлении ядерных испытаний

По данным американских СМИ, власти США обсуждают возможность возобновления ядерных испытаний. Главная причина: по мнению Вашингтона, Москва и Пекин втайне нарушают мораторий на проведение таких тестов. С тех пор как в 1996 году был принят Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), подобные взрывы осуществляет только Северная Корея. И хоть ДВЗЯИ еще не вступил в силу (для этого не хватает ратификации со стороны восьми стран, включая США), кроме КНДР, все страны утверждают, что придерживаются моратория на испытания. О том, есть ли у США основания подозревать Россию в нарушении договоренностей, корреспонденту “Ъ” Елене Черненко рассказал глава делегации РФ на переговорах по ДВЗЯИ, бывший замминистра иностранных дел Григорий Берденников.


— Есть ли у США повод подозревать Россию в попытках обойти мораторий?

— Если придерживаться подхода highly likely («весьма вероятно».— “Ъ”), то придумать можно все что угодно. По ДВЗЯИ «каждое государство-участник обязуется не производить любой испытательный взрыв ядерного оружия и любой другой ядерный взрыв, а также запретить и предотвращать любой такой ядерный взрыв в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем». На переговорах согласование этого положения заняло более трех лет.

Несмотря на то что ДВЗЯИ пока не вступил в силу, уже практически создан международный контрольный механизм. Он включает в себя сейсмические, радионуклидные, гидроакустические и инфразвуковые станции, сертифицированные лаборатории с соответствующими средствами связи, а также международный центр обработки анализа получаемых от таких станций и лабораторий данных. Кроме того, договор предусматривает систему инспекции на месте. Если у одной из сторон есть подозрения, что другая осуществила ядерный взрыв и пытается скрыть это, то у первой есть право, подав соответствующий запрос, провести инспекцию на месте.

Выяснить, было ли нарушение договора, можно даже в случае со сверхмалыми взрывами (до килограмма взрывчатки). Такие испытания могут гипотетически проводиться не только в шахтах или штольнях, но и, например, в прочных взрывных камерах. Узнать, имело ли место там именно ядерное испытание, можно только в ходе инспекции и взятия проб. Договор предоставляет участникам возможность провести инспекцию в любом месте. Но, разумеется, только после того, как он вступит в силу.

Так что, если у США есть сомнения или подозрения в отношении других стран, то им надо не испытания возобновлять, а скорее ратифицировать ДВЗЯИ. Если их примеру последуют оставшиеся семь стран из 44 (36 уже ратифицировали), от ратификации которых зависит судьба договора, то они смогут все свои озабоченности снять при помощи положений об инспекциях на месте.

ДВЗЯИ был одобрен Генеральной ассамблеей ООН в 1996 году. США подписали его, но, в отличие от России, до сих пор не ратифицировали. Отказываются подписывать или ратифицировать ДВЗЯИ еще семь стран из так называемого приложения №2: Египет, Израиль, Индия, Иран, Китай, Пакистан и Северная Корея. Из-за этого договор так и не вступил в силу. Экс-президент США демократ Барак Обама не раз обещал добиться ратификации ДВЗЯИ в Конгрессе, но преломить сопротивление республиканцев не смог. Республиканцы говорили, что юридически обязывающий запрет ослабит ядерный потенциал страны, поскольку США будут честно его соблюдать, в то время как их соперники будут хитрить. При республиканце Дональде Трампе в «Обзор ядерной политики США» и вовсе вошел пассаж, из которого следует, что ратификации ДВЗЯИ не будет.

— А могла ли Россия проводить какие-то иные взрывы, которые привлекли внимание США?

— Если речь идет о взрывах сверхмалой мощности, то надо учитывать, что существуют два их вида: так называемые гидродинамические и гидроядерные. Гидродинамические — это чисто химические взрывы. Даже если во взрывном устройстве присутствует радиоактивное вещество, но в самом взрыве не участвует, то цепной реакции нет. Такие взрывы не запрещены. Химические взрывы невозможно запретить, иначе это затронет не только все обычные боеприпасы, но и мирные взрывные работы.

Гидроядерные взрывы — это такие взрывы, при проведении которых имела место цепная реакция. Они запрещены по договору. Но чтобы понять, была она или нет, нужно, как я уже говорил, взять пробу непосредственно в месте вызвавшего озабоченность события.

— Пустить американцев туда без договора Россия не может?

— Пустить и разрешить взятие проб? Конечно, нет. Это исключено. На это никто никогда не пойдет без вступившего в силу ДВЗЯИ. Во-первых, информация, которая может быть получена, слишком чувствительная. Во-вторых, допустить такую инспекцию у нас значило бы, что другая сторона добилась бы практически всего, что она может получить по договору, не беря на себя никаких обязательств по нему. Зачем им после этого ратифицировать ДВЗЯИ? Это было бы концом договора.

Сами США, судя по публикациям в СМИ, сейчас строят некий новый еще более мощный и современный объект в Неваде для расширения (экспериментальной.— “Ъ”) деятельности. И я что-то не слышал о намерениях допускать туда кого бы то ни было.

Григорий Берденников — чрезвычайный и полномочный посол, заместитель министра иностранных дел (1992–1993, 1999–2001); посол по особым поручениям (2010–2015) МИД России. В ходе своей дипломатической карьеры Григорий Берденников принимал участие в крупнейших и наиболее значимых переговорах и событиях в области нераспространения и контроля над вооружениями. В том числе возглавлял российскую делегацию на переговорах по ДВЗЯИ.

— В апрельском обзоре Госдепартамента по контролю над вооружениями сказано, что у США есть основания полагать, что Россия проводила взрывы малой мощности с выделением энергии в ходе ядерной реакции.

— Делать такие выводы без инспекции, без взятия проб нельзя. Их обвинения не подкреплены и не могут быть подкреплены никакими доказательствами. Это законы физики. Не получив доступа к месту взрыва, вы никогда не узнаете, какой это был взрыв. Была ли там цепная реакция и так далее.

— А что за «нулевая мощность» взрыва, которую, по версии США, Россия нарушила?

— Строго говоря, такого понятия, как «нулевая мощность», в договоре нет. Но в нем четко сказано, что запрещены любые ядерные взрывы, я это уже цитировал. Любые, даже совсем маломощные, но ядерные, а не химические.

— Вы упомянули новый американский объект в Неваде. Сообщается, что к 2025 году там в туннеле 300 метров под землей будут проводить некие «подкритические испытания» с плутонием. Это не будет нарушением ДВЗЯИ?

— Думаю, будет. Я лично считаю, что они как раз нас и обвиняют с тем, чтобы оправдать свои действия и планы. Это же многомиллиардный проект.

— Власти США говорят, что он им нужен, чтобы гарантировать сохранение и надежность своих стареющих ядерных арсеналов.

— Как аргументация в оправдание своих действий это грамотная постановка вопроса. Мы в ходе переговоров по заключению ДВЗЯИ неоднократно делали заявления о том, что договор не должен мешать сохранению надежности и безопасности нашего ядерного оружия. Мы не собираемся подвергать опасности свой ядерный арсенал. Он должен содержаться в безопасном и надежном состоянии. С этим никто не спорил. А перед завершением переговоров Россия, Великобритания, США и Франция сделали параллельные заявления о том, что они оставляют за собой право выйти из ДВЗЯИ, если в ходе его выполнения возникнут обстоятельства, ставящие под сомнение возможность поддержания имеющихся у них ядерных арсеналов в безопасном и надежном состоянии.

Однако на фоне появившихся недавно сообщений об обсуждении в Белом доме возможности проведения США испытательного взрыва ядерного оружия, о чем вы упомянули, не могут не появиться мысли о том, что строящийся в Неваде объект может быть ориентирован не только на поддержание безопасности и надежности имеющихся ядерных вооружений, но и на разработку новых.

— Что это означает на практике?

— Это означает, что на нем смогут проводиться не только гидродинамические, но и гидроядерные взрывы, запрещенные по договору. Поэтому так важно, чтобы ДВЗЯИ как можно скорее вступил в силу.

— В качестве второго аргумента для необходимости возобновления ядерных испытаний неназванные американскими СМИ представители администрации США говорят, что это было бы хорошим рычагом давления на Китай. Якобы так можно заставить его усадить за стол переговоров по контролю над вооружениями с США и Россией.

— Вряд ли это реалистичный расчет. Если уж США так хотят убедить Китай вступить в переговоры, почему бы им не поговорить со своими союзниками по НАТО англичанами и французами, чтобы они обратились к Пекину с предложением начать переговоры по контролю над вооружениями в рамках ядерной пятерки в полном составе. Готовность договариваться о контроле над вооружениями со стороны Великобритании и Франции наверняка заставила бы Китай задуматься об этом. Эти две страны пока вне переговоров и занимают такую же позицию, как Китай. Все трое говорят, что пока Россия и США, обладающие более чем 90% ядерного арсенала мира, не сократят свои боеголовки до сотен, они в переговорах участвовать не станут. Если же из ядерной пятерки четыре страны проявят интерес и готовность к многосторонним переговорам, это создаст серьезное давление на Китай. Но США требуют от России уговорить Китай, а своих союзников специально выводят за скобки. С какой стати Пекин должен в таких условиях о чем- то договариваться?

Таким образом, США, с одной стороны, хотят поссорить нас с КНР, а с другой — продемонстрировать своим коллегам по НАТО, как они учитывают и отстаивают их позиции. Намерение, может быть, и хитрое, но вполне прозрачное.

— Если США, как то предполагают российские власти, ведут дело к отзыву своей подписи под ДВЗЯИ, то они перестанут быть связанными мораторием на ядерные испытания?

— Конечно. Ведь по договору ядерные испытания запрещены. А значит, все страны, которые его подписали, не могут в соответствии с правом международных договоров совершать действия, которые противоречат его положениям. Даже если они его не ратифицировали, а сам он еще не вступил в силу. Отзыв подписи освобождает страну от таких обязательств.

— Если США отзовут подпись под ДВЗЯИ, каковы будут практические последствия для Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)?

— Очень плохие. Это будет очевидным подрывом ДНЯО. Ведь в статье VI этого договора речь идет о первоочередной цели прекращения гонки ядерных вооружений и о проведении переговоров по ядерному разоружению в рамках всеобщего и полного разоружения. В преамбуле же ДНЯО прямо поддерживается цель всеобъемлющего запрещения ядерных испытаний. А возобновление ядерных испытаний станет движением в противоположную сторону.

— Могут ли и другие страны последовать примеру США?

— Не исключаю. Это вполне возможно.

— И Россия? В МИД РФ недавно заявили, что Россия будет соблюдать мораторий на ядерные испытания, пока его придерживаются другие страны.

— Если американцы возобновят испытания, то, на мой взгляд, нужно будет очень серьезно поговорить с нашими военными и атомщиками, нужны ли и им такие испытания. Если нужны, конечно, проводить надо. Вообще у нас не должно быть — это мое глубокое убеждение — никаких обязательств, ограничивающих наши возможности в этой области, чем те, которые имеются у США и соблюдаются ими. Иначе о каком паритете можно говорить?

“Ъ” благодарит Центр энергетики и безопасности за помощь в организации интервью.

Вернуться назад