Лента новостей

04:48
Милонов предложил альтернативы "новогоднему запрету" на продажу алкоголя
04:34
Если ты доброволец, то я – китайский летчик: тайны Корейской войны
04:32
Здания в Буэнос-Айресе окрасили в цвета флага Аргентины в честь Марадоны
04:30
Курс на войну: немцы оценили заход эсминца США в российские воды
04:28
CNN: офицер ЦРУ умер в Сомали от ран, полученных в ходе операции
04:06
Обозреватель: Украина обвинила Белоруссию в «недружественных действиях» и ввела новую пошлину
04:04
NBC: несмотря на пандемию, американцам не сидится дома в праздники
04:00
Переговоры по донбасскому урегулированию снова заблокированы
03:50
В МИД Франции усомнились в необходимости признания Карабаха
03:48
Умер самый секретный подводник, Герой России вице- адмирал Буриличев
03:32
Марков: дебаты Певчих и Ремесло зависят от британских спецслужб
03:30
РФ и Сирия провели международную конференцию по возвращению беженцев
03:28
Три туристки попали в серьезное ДТП в Турции
03:12
Зачем польский мятежник хотел восстановить в Белоруссии унию
02:32
Елена Панина: Трамп получил основания для чистки нелояльной элиты США
02:30
Французско-турецкий волейбол Карабахом
02:20
Три человека погибли в ДТП в Кабардино-Балкарии
02:16
Трамп продолжает настаивать на своей победе
02:14
В Германии продлили частичный локдаун
02:12
«Локомотив» сохранил шансы на плей-офф Лиги чемпионов, сыграв вничью в Мадриде
02:10
Власти США снова отсрочили запрет TikTok, введенный Трампом
02:08
Трамп помиловал своего экс-советника Флинна
02:04
COVID и эволюция Homo sapiens
01:58
Евросоюз предложил открыть бизнесу доступ к обезличенным данным пользователей
01:56
MSI отозвала GeForce RTX 3090 и RTX 3080 флагманской серии Suprim из-за недостатков
01:46
Газа потеряла с 2007 по 2018 год $16,7 млрд из-за действий Израиля
01:44
Бразильский авиарегулятор разрешил возобновить полеты Boeing 737-8 MAX
01:42
Власти США на неделю отложили крайний срок заключения сделки по TikTok
01:38
Лавров прибыл с рабочим визитом в Минск
01:36
Слуцкий не исключил возобновления диалога Думы с Конгрессом США
01:34
Грызлов заявил, что Украина обостряет конфликт с Донбассом
01:12
Министр обороны ФРГ заявила о растущей угрозе со стороны России
01:10
«Мешает фактор РФ и выстрелы в спину». Главнокомандующий ВСУ отверг силовое возвращение Донбасса
01:08
Грызлов выдвинул обвинение Украине: Делает всё, чтобы обострить конфликт
01:06
Посмотрите два величайших видео о том, что подарил футболу Диего Марадона: «Рука бога» и гол столетия в одном матче. Таким он вошёл в мировую историю
01:02
В Вооруженных Силах РФ может появиться знак отличия «лучший старшина»
01:00
Современные методы диагностики и лечения СПКЯ
00:54
Милонов предложил альтернативы "новогоднему запрету" на продажу алкоголя
00:42
Цена барреля нефти марки Brent превысила 49 долларов впервые с марта
00:40
На Тамбовщине организуют первое в России производство нитриловых перчаток
00:38
Россиян предупредили о подорожании автомобилей
00:36
В Госдуме прокомментировали планируемые санкции США против России
00:32
Власти США отсрочили запрет TikTok
00:30
В Германии продлили ограниченный локдаун
00:28
Украинскому блогеру грозит экстрадиция в Россию
Все новости

Архив публикаций

«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 


Мировое обозрение » Аналитика » Странная профессия «правозащитника»

Странная профессия «правозащитника»


Общество недружелюбно по отношению к тем, кто называет себя «правозащитниками», и ему неинтересна их судьба.

Ситуация противоречивая: как будто, люди защищают права человека. То есть – права каждого гражданина. То есть – они нечто вроде ну чуть бы не врачей или профсоюзов: по определению взялись защищать каждого из граждан. А граждане их не ценят.

Правы граждане или не правы, но почему-то они не видят в правозащитниках тех, кем те себя объявляют: защитниками каждого их граждан.

Очень может быть потому, что не чувствуют этой защиты. Если пытаться понять, что защищают правозащитники, то получается, что в основном что-то предельно далекое от реальной повседневной жизни основной массы граждан.

С одной стороны, они ассоциируются с выражением «любитель права качать» — что само носит иронически пренебрежительный характер. С другой, права они защищают какие-то странные, мало волнующие тех же граждан: то права гомосексуалистов, то права заподозренных в симпатиях к боевикам. То права солдат, подвергшихся дисциплинарным взысканиям. То права самих себя – то есть правозащитников. То права олигархов.

То есть, может быть, они защищают и чьи-нибудь другие права. Только как-то обычно об этом не слышно, а слышно о защите тех, кому общество явно не симпатизирует.

Вот не слышно было о том, чтобы правозащитники защищали права антифашистов, уничтожаемых на Украине фашистами. Не слышно о том, чтобы они защищали права работников, увольнявшихся с предприятий и фирм во время кризиса. Не слышно об акциях протеста, проводимых ими против задержки выплаты или уменьшения зарплаты.

Возможно, кто-то знает, как реагировала на марши неонацистов в Прибалтике Людмила Алексеева… Как она оценивала деятельность провокаторов из «белых касок»… Что говорила о санкциях против России в ответ на поддержку Россией украинских антифашистов… Как протестовала против британской провокации со Скрипалями…

Возможно, конечно, говорила, оценивала и протестовала, возможно, общество просто как-то не услышало – благо протестовала тихо…

И какие акции протеста против постыдной реформы повышения пенсионного возраста организовала, скажем, Московская хельсинкская группа?

Характерно, что обычно можно услышать о защите ими людей вполне определенных политических взглядов – недаром в массе своей во главе правозащитников стоят антикоммунисты, политические коллаборационисты и сторонники рыночно-вестернизаторких взглядов.

И как-то так получается, что всегда под их покровительством оказывается тот или иной персонаж, демонстрирующий негативное отношение к России: то Ющенко, то Саакашвили, то Бендера, то бендеровцы.

И никак не удается услышать ни о защите русскоязычного населения Прибалтики, ни о протестах против погромов неонацистов на Украине.

Они постоянно протестуют против того, что считают фальсификациями на выборах в пользу Путина. Но кто слышал, чтобы они протестовали против фальсификаций в пользу Ельцина?

Они декларируют себя в качестве защитников прав «человека вообще» — но получается, что защищают очень выборочно. Либо своих, либо тех, на защите которых можно нанести ущерб тому, кого они не любят.

И в значительном числе случаев защита эта несколько странная. Как бы заведомо направленная не на то, чтобы решить стоящую проблему, а на то, чтобы ее «глобализировать», добиться максимального политического, точнее, пропагандистского эффекта.

Шум и скандал – вот их задача. Вся их деятельность, во всяком случае, публичная, заставляет предположить, что для них не публичный скандал – инструмент решения проблемы, а наличие проблемы – средство разжечь скандал и обратить на себя внимание. Нарушение прав человека (хотя опять же, что иметь в виду под ними – представления правозащитников и представления основной массы населения в этом вопросе очень и очень расходятся) – это не то, что они хотели бы устранить. Это то, что необходимо им для обеспечения их деятельности.

Скандал – их хлеб, их стихия. Повод для проявления истеричности и для саморекламы.

При этом их деятельность в этом отношении, будучи вполне профессиональной («защищать права» — это их профессия), носит некий имитационный характер.

Им нужен даже не просто скандал – им нужно некое его воспроизведение. Не решить проблему, не устранить нарушение, а вызвать нервную реакцию власти. В этом отношении формула их деятельности «Скандал — реакция власти — скандал*». Формула, напоминающая формулу капитала. Скандал – как расширенное воспроизводство специфического общественного капитала.

При этом расчет на два обстоятельства. Первый: что власть окажется нервной, сорвется, допустит промах. И тогда можно будет скандал воспроизвести и расширить, все больше и больше привлекая к себе внимание.

Второй: что власть окажется к тому же еще и нерешительной и трусливой и реагировать в полную силу на провокацию не будет.

Власть изначально как бы загоняют в вилку: либо на провокационные и скандальные действия она не реагирует – а тогда выглядит нерешительной, теряет уважение своих сторонников и в итоге создается атмосфера нервной безнаказанности, воспроизводство общественной истерии.

Либо власть срывается и дает повод для еще больших обвинений в свой адрес, для раскручивания возмущения ее действиями.

В принципе, ситуация, близкая к той, которую разыгрывают хулиганы из подворотни, провоцируя на драку запоздалого прохожего, наслаждаясь своей безнаказанностью. Но хулиганы не рассчитывают на тот случай, когда прохожий выдернет из-под предплечья пистолет-пулемет «Стечкин» и ответит на хамство короткими очередями. Они рассчитывают на то, что поскольку такие действия сами по себе окажутся незаконными, прохожий никогда на них не решится. Если же решится – хулиганы впадают в панику, молят о пощаде, разбегаются и зовут на помощь милицию.

«Правозащитники» действуют так же и не рассчитывают на то, что в ответ на свою истеричность и скандальность будут получать пули.

Они за время общения с поздней советской властью периода «горбачевщины» и ранней российской 90-х гг. привыкли к атмосфере «войны имитаций», «войны намеков». Они как будто бы протестуют. Власть как будто бы им противостоит – но исключительно по тем правилам, которые сами они для нее установили. Все – не по-настоящему, все – в рамках игрового протеста.

Вот, собственно, вся их мерзость заключается в том, что они роль «борцов» на себя принять хотят – и хотят принять на себя все выгоды этой роли, но риски брать не хотят.

Поэтому они хотят иметь право дразнить власть, но не признают за ней права на них реагировать в рамках живой, а не имитационной политики.

А как только власть начинает на них реагировать «по-взрослому», от них начинает исходить нечто, напоминающее вой, визг и заглушенные истерикой причитания: «Чур меня, я так играть не буду, мы так не договаривались!» Это и лишает их уважения общества.

Наши современные «правозащитники» — продукт Постмодерна. Продукт имитационности и подмены действия намеками.

Чувствуя это, общество их не уважает и за них не вступается. И самое большее, чего они боятся и к чему они не готовы – это то, что с ними начнут играть не по выдуманным ими имитационным правилам, а всерьез.

И вот эта имитационность, скандальность и истеричность, склонность к политическому визгу и неготовность к реальным политическим ответным действиям – то, что и вызывает пренебрежительное отношение к ним и склонность на слова «смерть правозащитника» реагировать в лучшем случае в тональности: «смерть врага».



Опубликовано: legioner     Источник





Вам может быть интересно:


3 комментария

  1. Ефрейтор
    Соболь

    В яблочко!

  2. Ст. сержант
    colonel

    Про бабку на фото. О покойниках либо хорошо, либо ничего. Поэтому ничего плохого о ней не скажу, а хорошего...еще меньше.

  3. Ст. прапорщик
    madfish

    в копилку

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх