Лента новостей

21:16
«Новая газета» продвигает через ЦРУ новый антироссийский проект
21:08
По стопам Вольнова: украинцы разжигают панику по трагедии в Керчи
21:01
Ему место в тюрьме: Денис Коротков сливал данные о русских военных террористам
20:59
Товары из Европы тем хуже, чем дальше на восток
20:58
Сын гауптмана СС Шухевича потребовал провести учет икон в храмах Московского патриархата
20:57
Настя Приходько уходит со сцены и будет петь в партии Яроша
20:54
Почему Вашингтон не введёт санкции против Эр-Рияда: три причины для двойных стандартов
20:53
Очередной Ан-124-100 "Руслан" прошёл капитальный ремонт в Ульяновске
20:52
Между лидерами неканонических церквей Украины начались разногласия
20:51
Взрыв произошел на территории детского сада
20:51
Волков пытается убрать Навального
20:50
Закон един для всех: статус Кокорина и Мамаева им не поможет
20:49
43 тысячи человек остались в Донбассе без воды
20:47
Брекзит столкнёт лбами Лондон и Белфаст? Метания Терезы
20:46
Россия продолжает избавляться от вложений в американский госдолг
20:45
ЦБ «обналичил» четверть резервов России
20:44
Окончательное прощание: Украина перешла на российский уголь
20:43
Тщетные попытки США: война в Сирии проиграна
20:43
Украинская сторона предлагает обложить санкциями ВУЗы России
20:42
Международные эксперты критикуют Грузию и предрекают ей политический кризис
20:40
Сатановский о ЧП в Керчи
20:40
Лавров: «Мы сами уйдем из Совета Европы»
20:39
Борьба с историей: в Варшаве решили снести памятник Благодарности Красной армии
20:38
Почти 10 процентов американских хищников Stealth F-22 повреждены. Почему
20:38
Ближний Восток как зона «особых интересов» США, или Почему американцы не уходят из САР?
20:37
Интервью главы МИД Лаврова: Россия и Совет Европы, шпиономания, Солсбери…
20:37
Как преобразился столичный парк Сокольники
20:36
В Крыму объявлен трёхдневный траур
20:35
В колледже нашли тело устроившего взрыв
20:30
Санкции США показали истинные намерения в Сирии
20:18
Благодаря 150 тысячам камер в Москве безопасно
17:59
Украинская сторона плодит фейки о трагедии в Керчи
16:13
Равенство перед законом: Кокорин и Мамаев ответят без «статуса»
15:43
Американские ястребы устраивают «цветные революции» исключительно ради военно-экономических выгод для США
15:42
В ДНР заглушили сигналы украинских радиостанций, вещавших в республике
15:36
В Японии начали платить за сон
15:35
Под Винницей погиб начальник авиации воздушного командования "Восток"
15:33
Киев - русский город, но как-то очень тихо русский город
15:32
El País: ненадёжность США подталкивает Европу к России
15:31
Нейробиологи заявляют о сенсации: в мозге обнаружена Многомерная Вселенная
15:24
Подводные атомные роботы похоже Россия будет строить в Нижнем Новгороде
15:23
Гибель американского офицера знаменует полный провал учений «Чистое небо»
15:22
Против России создается "священное НАТО"
15:21
Почему иудеи и мусульмане не едят свинину, а христиане едят
15:15
Курс на популизм
Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 


» » Путин — наше все

Путин — наше все

Президент России Владимир Путин на третьем медиа-форуме независимых региональных и местных СМИПрезидент России Владимир Путин на третьем медиа-форуме независимых региональных и местных СМИМеня пригласили выступить перед российской еврейской аудиторией. Было холодно, смешно и грустно.

Одно из преимуществ в профессии комика (помимо возможности отведать блюда в залах торжеств еще до того, как их подадут гостям на стол) — это заграничные гастроли. Это бывает нечасто, но всякий раз такая поездка — настоящий праздник. Ты быстро собираешь небольшую сумку, берешь длиннющий список подарков, всем своим видом показываешь жене, как тебе не хочется ехать, и исчезаешь за дверью, пока она не осознала, что ты оставил ее на три дня одну с двумя дочками, собакой и мигренью, которая скоро начнется.

Потом садишься в такси и говоришь, куда ехать, в какую из еврейских общин — в бурлящем Нью-Йорке, в изнеженном Майами или, как в моем случае, в холодной Москве. Ладно, чего уж там, папа всегда говорил, что дареному коню в зубы не смотрят. Даже если конь с трудом говорит на иврите и требует проводить выступление перед обедающей публикой, потому что «так лучше для атмосферы».
 
После четырехчасового полета, в течение которого стюардессы трижды будили нас, чтобы дать поесть, дважды, чтобы дать попить, и один раз, чтобы отправить пописать («Что значит — не хотите? Все равно сходите, потому что при посадке будет нельзя»), самолет сел в Москве. «Не так уж и холодно, напрасно нас пугали», — сказал я продюсеру, когда мы выходили из теплого аэропорта на ледяную улицу. Через минуту я убежал обратно в тепло, бросился на пол и сказал, что никуда отсюда не пойду.

Вскоре я привык. Точнее, продюсер погрузил меня с чемоданами на тележку и вытащил из терминала. Мы поехали в отель.

Уже в тот момент я обратил внимание на два явления, сопровождавшие меня на протяжении гастролей в Москве. Во-первых, русские считают, что в мире есть только один язык — русский. Вывески только на русском, водители такси говорят только по-русски, даже работники аэропорта, которых вы тоже наверняка встречали, отрицают факт существования других языков.

Второе явление — некое чувство тревоги. Всякий раз, гуляя по городу, я ощущал какую-то серую тень, висящую над красивыми зданиями и сияющими магазинами. Странное облако нервозности, которое трудно объяснить, но нельзя не заметить.

Ближе к вечеру нам прислали «сопровождающего»: большого и улыбчивого бывшего израильтянина. Он должен был отвезти нас на концерт и обратно в отель, и вообще заботиться, чтобы наше пребывание было «приятным» в городе, который не может поставить на своей визитке слово «приятный».

По прибытию на концерт меня ждал приятный сюрприз. Аудитория состояла из бывших и будущих израильских пар, хорошо владевших ивритом и разбиравшихся в происходящем в Израиле. Шутки по поводу текущих событий, даже того, что произошло в тот же день, вызывали смех и местную версию аплодисментов — поднятие бокалов.

Было так здорово, что я не хотел уходить со сцены, кроме одного момента, когда, увлекшись выступлением, я позволил себе пошутить про Путина. В зале воцарилась неловкая тишина, нарушаемая лишь отдельными сдавленными смешками и жужжанием ламп дневного света. Видимо, то, что я почувствовал в воздухе, было не нервозностью, а страхом, подумалось мне. И я быстро начал шутить на другие темы в надежде, что тишину нарушит новый звон бокалов.

После выступления, которое на самом деле оказалось отличным, сопровождающий предложил свозить нас в ресторан. Было уже поздно, но мы согласились. В конце концов, когда я в следующий раз попаду в Москву? (Думаю, когда меня еще раз пригласят)

Выйдя на улицу, где было еще холоднее, чем днем, если это вообще возможно, мы встретили ночную Москву. Повсюду яркие огни, дорогие автомобили, местные красавицы и современная музыка.

 

© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Вид на Московский Кремль


Сопровождающий привел нас к выбранному им ресторану. Холодный взгляд администраторши (впрочем, ничего удивительного, она стояла на улице) показал, что мы оделись точно так, как нужно для работы посудомойкой. Короткие переговоры, банкнота перешла из рук в руки, и мы уже сидели на лучшем месте возле огромного аквариума. К моему изумлению оказалось, что посетитель может попросить официанта подать ему любого из обитателей аквариума. Я выбрал рыбу.

На следующее утро мы вышли подышать воздухом, то есть, купить подарки для злых домашних. Москва переполнена торговыми центрами, и мы пошли в тот, где подешевле. Он находится во впечатляющем здании под землей. Так глубоко, что, спустись мы еще на пять-шесть ступенек, оказались бы Израиле безо всякого перелета.

Между покупками и жутким обедом в местном KFC (знал бы владелец международной сети, что вытворяют здесь от его имени, наверняка потащил бы управляющего в Гаагский трибунал) я обратил внимание, что за все время пребывание в городе не видел никого из местных, кто бы улыбался. Ни на улице, ни в ресторане, ни в магазине, ни где бы то ни было еще. Странно, подумал я, когда мы выходили из торгового центра, и как раз начался дождь.

Вечером, поджидая такси в аэропорт, мы сидели в баре отеля. Сопровождающий пришел попрощаться. Мы выпили по рюмке водки, как здесь принято отмечать расставание, встречу, радость и наступление нового часа.

После третей рюмки я осмелился спросить по поводу тревоги, ощущаемой, даже когда снаружи все чисто и красиво. Он улыбнулся мне и поднял стакан с напитком. «За свободу!» — Сказал он, и я понял все. Это облако, парящее над городом и отражающимся в глазах его жителей, это не страх и не нервозность. Это тоска. Тоска древнего города, за свою долгую жизнь видевшего все, кроме свободы.

«За свободу!» — ответил я, и мы опустошили стаканы одним длинным глотком.

 

Ави Нусбаум (אבי נוסבאום)

Фото: AFP 2016, Dmitry Lovetsky / POOL







Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации для статьи "Путин — наше все"


2 комментария

  1. {text_stat}
    леонид жеребцов

    Ты конечно "остряк",но мозги у тебя в одном полушарии и оно у тебя квадратное... feel 

  2. {text_stat}
    леонид жеребцов

    ... feel исправить не удалось,сделаем дополнение: и стало твое остроумие подобием зазубринного ЗУБИЛА...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх