Лента новостей

13:41
После павших грузин и украинцев навальнистам впору скорбеть о фашистах
12:31
«Закупались в Детском мире»: в Сети высмеяли учения ССО Украины с игрушечным пистолетом
12:27
Новые приключения Порошенко: в Европарламент не пустили, зато на допросе ждут
12:10
В МИДе рассказали об увеличении США численности ЧВК в Сирии
09:39
В Тихом океане нашли подконтрольную США территорию радиоактивнее Чернобыля
09:37
Сателлиты США превращают АТР в центр глобальной торговой войны
21:07
Министр обороны Британии: британские политики – главная угроза королевства
20:50
«Всех не поглотит»: осенью толпы американцев хотят отправиться в Бермудский треугольник
20:25
Киев в шоке: член ЕС «украл» у Украины Закарпатье
20:18
Лёд тронулся: в урегулировании украинского кризиса наметились сдвиги
19:48
Старость – не радость: российское приложение FaceApp пугает Конгресс США
19:18
Зеленский о Раде: «Позор, господа»
18:55
Поставки новейшего ЗРС С-500 в ВС РФ запланированы на 2020 год
18:36
Россия готова продавать истребители Су-35 Турции
18:30
Во славу русофобии, конечно: США увеличивают бюджет антироссийских СМИ
17:23
Безвизом по роже: Польша не рада украинцам
16:24
Последний шанс шестерок Госдепа: подельники Навального перешли на майданные технологии
16:18
Ходорковский написал в Facebook, что хочет крови и зрелищ
14:46
Пулемёт "Максим"
14:45
Израиль допустил критический просчёт при размещении системы ПРО «Железный купол»
14:44
Точка невозврата: Китай забирает технологии «Мотор Сич»
14:44
Несостоявшийся козырь: Стройную версию о причастности России к трагедии MH17 разрушил... абрикос
14:43
Tankfest 2019
14:41
Кремль определился со сценарием транзита верховной власти
14:40
Курдский капкан
14:40
Турецкие читатели: выбираем С-400 вместо Patriot и Су-57 вместо F-35 (Haber7)
14:40
Полярный день десантника: ВМФ отработает высадку на базы Севморпути
14:39
Запад через Bellingcat намекнул Киеву на то, что пора угомонить радикалов
14:39
Neuralink впервые представила технологию вживления в мозг нитей, считывающих информацию
14:36
Немцы высмеяли русофобскую пропаганду: «Снова злой русский готовится к войне»
14:35
Новый проект в Охе охладит пыл Японии в отношении российских Курил...
14:35
Что известно об отключениях на Калининской АЭС
14:34
"Американская сторона развязала против нас визовую войну"
14:31
ВМС США готовят «Арктический поход»
14:31
Сотрудник аппарата Киссинджера рассказал о связи торговца детьми Эпштейна с израильским Моссадом
14:30
Из-за армии России войска НАТО чуть не перестреляли друг друга на учениях
14:28
Медведчук представил в Европарламенте план по возвращению Донбасса Украине в виде автономии
14:28
Зачем Россия возвращает в строй газотурбинные танки Т-80
14:27
Трамп посмеялся над попыткой демократов начать против него импичмент
14:27
Оборона «со свалки», или Сколько стоит армия Латвии, «вооруженная до зубов»
14:26
Эрдоган сделал бесплатную рекламу российским С-400
14:26
Как сдержать Россию? В Вашингтоне ностальгируют по «святым девяностым»
14:26
Модернизированный корабль "Смерч" с 16 крылатыми ракетами "Уран" прибыл с Камчатки во Владивосток
14:21
Роскомнадзор заставил Twitter соблюдать законы РФ
14:20
Политическая слабость Зеленского не позволит ему контролировать СМИ
Все новости

Архив публикаций

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 


» » Наброситься на вентилятор: зарубежные корпорации делят российский ветер

Наброситься на вентилятор: зарубежные корпорации делят российский ветер


ветряной парк

На прошедшей неделе закончился последний конкурсный отбор проектов в сфере возобновляемой энергетики: программа ежегодных аукционов, по результатам которых в России должно к 2025 году появиться 5,5 гигаватта объектов возобновляемой энергетики, завершена. Почти 60 процентов этих объемов придется на ветроэнергетику.

Напомним, что электричество из ветра по-прежнему обходится дороже традиционной генерации, но для развития новой отрасли владельцам ветропарков гарантируют повышенные платежи за мощность, позволяющие окупать станции.

Как будет развиваться этот сектор после окончания действующей программы? Точного ответа на этот вопрос еще нет. Но для понимания происходящих процессов полезно посмотреть, кто же конкретно взялся продвигать ветроэнергетику в России.

В настоящее время сложились три группы, разделившие между собой рынок ветрогенерации.

Большая часть рынка приходится на первый альянс — совместное предприятие «Роснано» и энергетической компании Fortum (в лице российской «дочки»). Fortum уже присутствует на российском рынке и в секторе традиционной генерации, и в секторе солнечных станций. Интерес участников понятен: «Роснано» инвестирует в новые технологии, а Fortum, как компания западная (финская), также склонна максимизировать долю возобновляемой энергетики в своем портфеле. Технологический партнер этого альянса — датская Vestas, один из мировых лидеров на ветроэнергетическом рынке, именно ее ветряки поставят на объекты совместного предприятия. Этот альянс обеспечит больше половины российских ветропарков.

Второй игрок с относительно небольшими объемами, итальянская Enel (в лице российского подразделения «Энель Россия»), будет строить ветропарки в Ростовской (90 мегаватт) и Мурманской областях (201 мегаватт). В рамках отбора, который только что завершился, компания забрала все представленные на аукцион мощности (их, правда, оставалось немного — 71 мегаватт) и построит еще одну ветростанцию в Ставропольском крае.

Мотивация у компании схожая с Fortum — стать более «зеленой». На днях сообщили, что «Энель» продает свою угольную станцию Рефтинской ГРЭС (на нее приходилось примерно 40% всей установленной мощности компании), и логично заместить выпадающие денежные потоки с помощью развития у себя сектора ветровой энергетики. Технологическим партнером компании по поставкам оборудования выступила SiemensGamesa, еще один мировой лидер сектора.

Наконец, третий участник рынка — компания «Новавинд», принадлежащая «Росатому». Технологический партнер «Новавинда» — нидерландская Lagerwey (недавно стала частью немецкой Enercon). Зачем «Росатому» выходить на этот рынок? Есть разные версии.

Во-первых, использование машиностроительного комплекса «Росатома» в условиях, когда рост числа новых заказов АЭС в долгосрочной перспективе неочевиден. Неслучайно «Росатом» с помощью своих мощностей уже активно участвует в локализации оборудования для сектора СПГ.

Еще одна возможная причина — поиск синергии с ветроэнергетикой при торговле электроэнергией, производимой на АЭС как в России, так и, возможно, в будущем на зарубежных рынках. Но пока все это выглядит как своеобразный стартап, долгосрочная целесообразность идеи под вопросом.

Почему здесь существуют риски для всех трех альянсов? Казалось бы, доходность ветроэнергетики гарантирована повышенными платежами, окупающими строящиеся объекты. Это делает дороже электричество для всего рынка, но это не проблема компаний, инвестирующих в энергию ветра.

Риски связаны с обязательствами по локализации объектов. В последние годы необходимый уровень локализации для новых ветропарков увеличивался, с 2019-го это 65%. Чтобы соответствовать правилам, участники рынка должны строить заводы для выпуска элементов ветряков.

Локализация производства — идея, обычно выглядящая как безусловное благо — в случае с ветряками вызывает вопросы. В первую очередь для самих участников рынка ветроэнергетики. Компании как могут используют уже действующие площадки. Тот же «Росатом» («Новавинд») осваивает выпуск гондол на своих мощностях в Волгодонске.

SiemensGamesa (ветряки для Enel) будет использовать мощности российского СП «Сименс технологии газовых турбин» в Ленинградской области. По одной из версий, достаточно низкий уровень стоимости новых ветряков, предложенный компанией «Энель Россия» на последнем аукционе, был связан с желанием выиграть тендер, чтобы обеспечить необходимую загрузку мощностей своего технологического партнера. Но строятся и новые заводы с нуля, например, в Ульяновской области.

Во-вторых, понятно, что если под локализацию ВИЭ будут построены новые или модернизированы действующие заводы, то после окончания нынешней программы поддержки ВИЭ возникнет вопрос об их дальнейшей загрузке. Все это заставит принимать новые программы поддержки.

Справедливости ради отметим, что в рамках последних аукционов цена установки ветряков значительно снизилась. Ценовой разрыв с новой газовой генерацией сохраняется, но он уже лишь в десятки процентов, а не в разы.

Однако не решена главная проблема — непостоянство ветрогенерации. Отметим, что для электричества газовой генерации основной вклад в цену вносит стоимость самой станции, а не операционные расходы на топливо. А так как непостоянную энергию ветра необходимо резервировать простаивающими газовыми ТЭС, получается, что полная стоимость такой энергии в любом случае выше стоимости электроэнергии газовых станций. Сейчас, когда ВИЭ мало, а избыток мощностей в энергосистеме есть, эта проблема не возникает остро, но что дальше? ВИЭ — одно из решений проблем для стран, импортирующих энергоносители, но это как минимум неоднозначно для стран с избытком газовых запасов.

Минэнерго уже заявило, что одобряет новую программу поддержки ВИЭ с учетом корректировки ценовых ориентиров, то есть энергия ветра должна становиться дешевле, кроме того, необходимо стремиться к экспорту производимого оборудования. Если экспортный потенциал реализуется, это отчасти оправдает развитие сектора, но вопросов здесь пока намного больше, чем ответов. В любом случае нас ожидает развитие этой интересной дискуссии.


Александр Собко


Опубликовано: lentok     Источник


Похожие публикации для статьи "Наброситься на вентилятор: зарубежные корпорации делят российский ветер"


Напишите ваш комментарий к статье "Наброситься на вентилятор: зарубежные корпорации делят российский ветер"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх