Почему Путин не отвечает на провокации Запада

 В России есть три элитарные группы, которые придерживаются разных взглядов на отношения с Западом. «Либералы» предлагают сдаться, потому что тогда нам будет счастье. «Патриоты» призывают жестко отвечать на каждую провокацию. «Компромиссники», которых представляет Владимир Путин, придерживаются средней позиции.

Об этом рассказал политолог, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

Эксперт считает, что президент до последнего будет терпеть провокации, не отвечая на них. Потому что все они через какое-то время превратятся в фарс. Именно это и происходит на наших глазах с делом Скрипалей и химической атакой в Думе.

Запад исконно ведет войну с Россией, и не надо думать, что если мы пойдем на поводу у первой группы, то наши отношения наладятся. Напротив, Россия превратится в конгломерат непризнанных государств, дерущихся между собой.

Но у России сейчас нет сил отвечать на выпады Запада в полной мере без риска скатиться в войну и нищету. Поэтому применять контрсанкции надо очень осторожно. Например, можно отнять американскую собственность, но нельзя запрещать пролеты их самолетов над нашей территорией.

По мнению политолога, Запад будет продолжать давление на Россию через другие страны, прежде всего Украину. Для этого вскоре заменит Порошенко на более удобную фигуру. Петр Порошенко не хочет воевать с Россией, поэтому придет тот, кто хочет.

России надо пересматривать свои интересы на постсоветском пространстве, так как союзники в реальности таковыми не являются, они — просто нахлебники. И обязательно надо проводить взвешенные внутренние реформы, уверен эксперт.

— Отношения между нашей страной и Соединенными Штатами, несмотря на некоторые заявления, продолжают накаляться. Ситуация порой обостряется до возможности прямого вооруженного конфликта. Сейчас вроде бы все немного успокоились. Действительно ли это так и надолго ли?

— На Западе было весеннее обострение, которое началось после послания Путина парламенту, в котором он сказал о том, какие у нас возможности и что мы отступать не будем. Тогда через несколько дней случилось это странное отравление или не отравление в Солсбери, оно плавно перетекло в якобы химическую атаку в Думе под Дамаском.

Подобные поводы для нападения уже неоднократно были использованы впервые после 11-го числа, когда случилось невероятное в современной истории. Раньше, с 40-х годов прошлого века, президенты США просто угрожали войной: «Ждите ракеты, умные, хорошие, красивые ракеты, ждите…»

Невозможно представить, чтобы Путин такое сказал. И совершенно понятно, какой шум поднялся бы на Западе, какой был бы ужас!

Потом после американского удара по сирийским сараям с крайне низкой эффективностью вроде бы ситуация как-то стабилизировалась. Это связано с тем, что они думали, что все-таки нас продавят.

Они истерично выбивают из нас какие-то уступки, просто вышибают. Если мы не уступаем, они пытаются нас делегитимизировать. То есть сообщается, что мы проводим некую химическую атаку в Европе, мы вроде бы как агрессорами получаемся, мы прикрываем химическую атаку в Сирии.

Поэтому нас надо делегитимизировать, выгоняют, считай, вообще из круга приличных стран. Часто они пытаются найти какие-то возможности, чтобы обойти нас в сфере безопасности и вообще навредить, нагадить в любой сфере хотя бы по мелочи. Причем совершенно ясно, что это целая программа.

Следующим по плану был вброс о кибератаке, которую якобы готовит Россия. Но в любом действии и результате есть как плюсы, так и минусы. И тут случилась накладка. Потому что на этом фоне мы попутно разбирались с таким специфическим каналом, как Telegram, и мы с ним тогда не справились.

Это уже вызвало там шоковое состояние. Ну, где же наши хакеры, которые обеспечили избрание Трампа, кибератаки на Европу, а с собственной программой справиться не могут. Причем все прекрасно видели, и на Западе это видели, что мы пытаемся это сделать, но не получилось.

Поэтому как-то ситуация подвисла. Какая может быть мощная кибератака на мировое пространство, когда Telegram продолжает работать, в том числе по всей России. Вот и возникла заминка. Но даже не в этом главное.

А главное в том, что у них, во-первых, возникло ощущение, что они чего-то добились, когда качнулся «Русал». Это первый случай за последние три с лишним года после введения первых санкций, когда можно было всерьез говорить о том, что есть реакция российской экономики на санкции. И конечно, они решили на развитие этой ситуации посмотреть.

А во-вторых, там все-таки совершенно удивительные люди есть, они постоянно рассчитывают на какой-то мятеж внутри России — среди элит или еще каких-то групп и т. д. Меня это просто поражает.


Беседовала Любовь Степушова

Вернуться назад