Накануне заместитель секретаря Совбеза России Рашид Нургалиев обвинил страны НАТО в подготовке антироссийских режимов в странах ОДКБ.

«Для нас не секрет, что натовцы готовят условия для приведения к власти в отдельных странах ОДКБ подконтрольные Западу режимы, в том числе посредством провоцирования «цветных революций», – сказал Нургалиев в интервью «Российской газете».

Прежде всего, стоит отдать должное  Совету безопасности РФ, представители которого столь точно и без всяких экивоков формулируют суть той внешней угрозы, с которой сегодня сталкивается Россия. И которая, с каждым годом, становится все более очевидной.

А теперь – о сути проблемы. Российская Федерация, как законопослушный член мирового сообщества, исходящий из принципа незыблемости основополагающих норм международного права, в предшествующий период  ограничивалась, в основном, высказыванием по данному поводу разного рода  «глубоких озабоченностей».

При этом, российские власти  исходили из того, что они имеют дело с суверенными государствами, которые априори руководствуются национальными интересами. В число которых никак не может входить разжигание вражды с ближайшим и мощным соседом, с перспективой самоубийственных для них экономических и военно-политических последствий.

Однако этот традиционный и стандартный подход полностью игнорирует тот факт, что в реальной действительности сопредельное государство может и не обладать полным суверенитетом, обеспечивающим его адекватное следование собственным национальным интересам.

И если это государство достаточно слабое экономически, критически  зависимое от западной финансовой помощи и, при этом, полностью открытое для его наводнения агентурой влияния  Запада, то вероятность превращение такого государства в полностью управляемую извне территорию приближается к стопроцентной. А с учетом исторической и геополитической враждебности Запада по отношению к Русской цивилизации и к России как таковой, в любой её государственной форме, это неизбежно ведет к тому, что такие зависимые территории становятся его антироссийскими политическими, а в ряде случаев и военными плацдармами.

То есть, возникает ситуация, полностью противоположная той, которая описана в учебниках международного права, трактующих суверенитет таких псевдогосударств как нечто незыблемое и подлежащее абсолютному уважению.

А что здесь собственно, уважать, если де-факто речь идет об уже захваченной внешними силами территории, суверенитет которой уже давно растоптан нашим геополитическим противником в его собственных эгоистических интересах?

В итоге получается своего рода политико-правовой парадокс, в рамках которого чужой и, к тому же, чисто формальный суверенитет сопредельной страны – безропотного сателлита Запада для России оказывается превыше её собственной безопасности!

Это, разумеется, полный абсурд и правовой нонсенс. И так быть не должно!  Нет ничего более важного, значимого и в юридическом смысле бесспорного, чем забота о безопасности собственного государства.

Именно такое понимание расстановки правовых приоритетов дает Российской Федерации необходимые политико-юридические инструменты и основания для принятия исчерпывающих мер по ликвидации угроз, прежде всего, военно-стратегического характера, исходящих с сопредельной территории и создающих неприемлемый уровень риска для безопасности России.

И если отдельные великие державы считают для себя возможным создавать очаги подобных угроз у границ РФ, а доказательств тому сегодня более, чем достаточно, то у самой России есть не меньше оснований эти угрозы максимально оперативно и решительно устранять. Не давая возможности злокачественному, агрессивному новообразованию разрастись до опасных размеров.

Восточноевропейская «подушка безопасности», созданная Советским Союзом, ценой огромных жертв во второй мировой войне, сегодня превратилась в военно-стратегический плацдарм Запада против России, выдвинутый далеко на Восток

И если какие-нибудь формальные «нормы современного международного права», которое и без того, благодаря тому же Западу, существует только на бумаге, мешают Российской Федерации полноценно осуществлять свое законное право на самозащиту, на создание и поддержку дружественного геополитического окружения у своих границ, то эти «нормы» должны быть объявлены анахронизмом и отброшены как абсолютно неприемлемые.

Именно так поступал в свое время Советский Союз, который совершенно четко и однозначно очертил сферу своих жизненных интересов на карте Европы и недвусмысленно предостерег Запад от её нарушения. А в тех случаях, когда наши западные визави  пытались нарушить эти «красные линии», со стороны СССР следовал немедленный и сокрушительный ответ.

Так было в Восточной Германии в 1953-м,   в Венгрии в 1956-м и в Чехословакии в 1968-м годах. Причем, в первых двух случаях это были открытые мятежи самых натуральных гитлеровских недобитков и эсэсовцев, которые вышли из своих подпольных убежищ и схронов, чтобы, по указке западных спецслужб, взломать европейский периметр обороны СССР.

И наша страна отвечала на эти попытки с предельной жесткостью именно потому, что советские люди тогда хорошо помнили какой страшной ценой – миллионами жизней советских солдат, было оплачено создание этого пояса безопасности в Восточной Европе. Абсолютно необходимого нашей стране для защиты от перманентной агрессии  Запада.

На самом Западе эту политику СССР назвали тогда «доктриной Брежнева», или «политикой ограниченного суверенитета». И это второе обозначение представляется мне не только адекватным, но и вполне актуальным.  Ибо ограничение суверенитета сопредельных мини-государств, экономически и политически не способных к самостоятельному существованию, в любом случае неизбежно. И выбор состоит только из двух вариантов. Либо это ограничение будет осуществлено в интересах Запада и выразится в превращении этих государств в очередные плацдармы антирусской агрессии. Либо, строго наоборот, их суверенитет будет ограничен самой Россией и только в части исключения потенциальной угрозы с их стороны.

Вполне очевидно, что российский вариант, своего рода «доктрина Брежнева 2.0», отвечает интересам не только самой России, но также интересам самих малых держав и народов. Поскольку выбор для них также вполне очевиден. Либо находиться под железной пятой Запада и выполнять незавидную  роль враждебного «санитарного кордона» против России.  Теряя при этом все естественные преимущества и выгоды от нормальных добрососедских отношений с находящейся рядом огромной страной. Что, кстати, уже происходит и с Прибалтикой и с Украиной.  Либо отказаться от своей рабской участи мелкой обслуги англосаксонского господина и вернуться в геополитическую орбиту России.

В том лишь смысле, чтобы обезопасить свою территорию от любых источников угрозы для российских границ и получить,  в порядке щедрой компенсации, максимум естественных выгод от беспрепятственного торгово-экономического взаимодействия с гигантским российским рынком.

Но если у кого-то из нынешних государств-«лимитрофов»  не хватит сил, или мужества самостоятельно сделать этот судьбоносный выбор в пользу собственных интересов, то  в таком случае не грех будет им и помочь. Каким именно способом, решать, разумеется, руководству России. Тем более, что такая помощь, итогом которой станет превращение ближайшего российского окружения в зону свободную от западных агрессивных происков,  отвечает интересам, прежде всего,  самой РФ.

Юрий Селиванов