Курильский шум

В старом анекдоте крокодилов в проруби потому и нет, что мужик рядом с прорубью их хорошо пугает. Этот анекдот стоило бы напомнить и организаторам митингов 20 января «против сдачи Курильских островов», и вообще всем, кто считает вероятность «сдачи» ненулевой.

Вспомним: в течение примерно недели, предшествовавшей переговорам на уровне министров иностранных дел, которые в свою очередь предваряют визит Абэ в Москву 22 января, японская сторона позволила себе сразу несколько заявлений на грани, а то и за гранью приличия. Как если бы вопрос уже был принципиально решен в желательном для нее духе, и оставалось утрясти второстепенные детали.

И компенсаций за десятилетия владения островами японцы с нас требовать не будут. И интересы местного населения непременно учтут и защитят. И американских баз, во всяком случае, прямо сейчас, на островах не развернут. И чего еще только не звучало.

В какой-то момент – может, несколько позже, чем следовало бы – слушать это нам надоело. Сначала вызвали в МИД японского посла и выразили ему крайнее неудовольствие. Потом, для полной ясности, Лавров добавил еще от себя: вопросы суверенитета над островами не обсуждаются. Мирный договор возможен только на основе признания Японией итогов войны, включая российский суверенитет над спорными островами. А с вопросом, в какой мере японскую политику определяет сама Япония, а в какой – США,напомнил Лавров, еще следует разбираться отдельно.

Распространено мнение: все перечисленные эскапады – предмет внутреннего японского потребления. Осенью наступившего года предстоят внеочередные выборы, и Синдзо Абэ, не питая больших иллюзий о результате своих усилий, все же заинтересован показать электорату, что сделал все, что было в его силах. Театрализованная клятва Абэ на могиле отца, кстати, была именно про это: не вернуть острова клялся, а сделать для этого все, что можно.

Мотивы, по которым наша сторона не прекратила разговор об островах давно и навсегда, в принципе тоже понятны. И дело здесь не в мирном договоре – в нем мы заинтересованы точно не больше, чем Япония. Дело (просто потому, что больше не в чем) в надеждах, восходящих еще к временам Хрущева, использовать этот диалог для раскола американско-японского военного союза и сворачивания американского военного присутствия в стране. Эти надежды можно разделять или не разделять, но понимать их нужно.

Есть ли, тем не менее, пространство для компромисса? Теоретически, видимо, да: про совместное хозяйственное освоение островов и упрощенный доступ туда японских граждан наша сторона говорит уже много лет. В состоянии ли Япония принять, что лучше хотя бы так, чем совсем никак? Узнаем совсем скоро: до 22 января остались считанные дни.

Подытоживая: никаким национальным интересам России передача даже двух островов не отвечает.Более того, такая гипотетическая передача не может не повлечь сильнейшего негативного внутреннего резонанса – и поэтому исключена. Шансов вернуть острова силой у Японии нет тем более. Всё, кажется?

Для самой широкой аудитории, думается, всё. Для мегапатриотов, конечно, нет. У них уже много лет такое хобби (у иных, допускаю, и работа): стоять на страже угрозы мегапредательства. Когда совсем скоро окажется, что и на этот раз оно не состоялось, можно будет отрапортовать, что всех крокодилов в проруби распугали именно они, а не кто-то.

Вернуться назад