Лента новостей

22:46
Новый виток.. чего?
22:43
Украинский Мариуполь пошел в социалистическое наступление на Киев
22:41
Ростислав Ищенко: Почему сорвалась украинская провокация
22:27
Сводка, Сирия: «горячий прием» армии Асада и забытый тайник боевиков
22:26
В России опровергли слухи о бесполезности «Адмирала Кузнецова» в Сирии
22:25
Кровавый Новый год: украинская армия готовится к «мегавойне» на Донбассе
22:23
Американские полицейские вооружились пистолетами «Оса»
22:21
Истребитель пятого поколения стал испытательной лабораторией медиков
22:20
Генерал Мороз и Адмирал Кракен
22:17
По кодексу людоеда
22:10
Две украинские ракеты С-300 взорвались после старта
22:10
Что забыли «котики» в Средиземном море? Обама решил биться до последнего?
22:06
Русское оружие при штурме Мосула
21:53
Охлобыстин поблагодарил полоумных небратьев: Никто не сделал так много для консолидации русского народа как вы
21:52
Владимир Путин, вас слушал весь мир
21:51
Путин отметил противоречие в период президентства Обамы
20:07
Вооруженные силы РФ получили строгий приказ
17:14
А Путин-то наш — авторитетный лидер. За нефть он договорился
17:13
Пешка королю грозила матом: очередной провал Порошенко перед Путиным
17:12
Майданутые в ярости: ракетные стрельбы оказались показухой Порошенко
17:09
Путин на ТВ США: предупреждение или намек?
17:07
На Украине всё начнется после 15 января
17:05
Авакову напомнили, что Крым — это Россия
17:04
Послание варваров
17:01
NYT: В «момент триумфа» Путин казался удивительно сдержанным
17:00
Последняя просьба Улюкаева
16:56
Трамп опять привел всех в ужас
16:55
Bloomberg: Путин сверхъестественно спокоен
16:50
Саакашвили объявил о сборе средств на создание Украины - сверхдержавы
16:49
О роли Фурсенко и Моисея Соломоновича в трагедии РАН
16:43
Два миллиардера и «пес-убийца»: новая команда Трампа
16:42
Санкт-Петербург: ЗСД открыли, ВСД на очереди
16:40
Стали известны подробности повреждения «Адмирала Эссена»
14:38
Константин Кеворкян: Война оптом и в розницу
14:37
Деградация украинского танкостроения, или Падение в пропасть проходит нормально
14:33
Хроника Донбасса: удар по ДНР из «Града», боец ВСУ перешел на сторону ЛНР
14:32
Американские пилоты пересаживаются на авиахлам
14:30
Армия Сирии освободила город Хан аш-Ших в районе Дамаска
14:28
Сирийские демократические силы создали арабско-курдскую бригаду для борьбы с турецкой армией
14:27
Минобороны прокомментировало заявление представителя ООН о гумпомощи жителям Алеппо
14:25
Форпост боевиков все ближе: сирийцы «замыкают кольцо» в Восточной Гуте
14:24
Покинуть борт! Украинский флот идет «ко дну»
14:22
Лучше смерть, чем собачья жизнь: два офицера ВСУ покончили с собой
14:15
ФСБ узнала о готовящихся кибератаках на финансовую систему РФ
10:48
В России научились получать ядерное топливо с помощью электрического тока
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Движение "реформаторов"

Движение "реформаторов"

Движение
Вопросы оптимизации путей национального военного строительства в США всегда занимали важное место в работе должностных лиц и независимых военных аналитиков. В последние десятилетия даже сформировалось некое неформальное сообщество «реформаторов», то есть тех, кто, будучи обеспокоены частыми сбоями американской военной машины, вступили на тернистый путь поиска приемлемых вариантов ее реформирования.

ПЕРВЫЕ ИМПУЛЬСЫ


Ряд американских экспертов точкой отсчета «движения реформаторов в военной сфере» считают публикацию статьи сенатора Гэри Харта, аргументировавшую срочную необходимость проведения реорганизации Пентагона и опубликованную зимой 1981 года. Другие же, в том числе американский авторитет в области теории и практики военных реформ Уинслоу Уилер, полагают, что импульсом к совместной работе независимых экспертов, правительственных чиновников и законодателей по проблеме преобразований в военной сфере стала «весьма смелая» по тем временам аналитическая записка ныне всеми забытого полковника ВВС, подготовленная им весной 1967 года. «Случайно просочившаяся на свет», она содержала аргументированную критику Пентагона, Конгресса и соответствующих кругов бизнеса относительно «запредельных трат» на строительство «сверхтяжелого, не прошедшего достаточных испытаний и просто ненужного ВВС самолета».

Именно эта необычная по тем временам записка, ставшая достоянием гласности и наделавшая много шума, спровоцировала энтузиастов, «радеющих за благое дело», выйти из тени и, не боясь последствий, начать непримиримую борьбу с бюрократами и коррупционерами от военно-промышленного комплекса (ВПК), а также «приближенными» к нему военными и государственными чиновниками.

ПИОНЕРЫ «РЕФОРМАТОРСТВА»

Одним из таких подвижников на рубеже 60–70-х годов прошлого века был майор ВВС Джон Бойд, впоследствии ставший в ряд неформальных лидеров «реформаторского движения». В те годы многомиллиардных вливаний в вооруженные силы, все глубже погружавшихся в трясину Вьетнамской войны, надо было обладать определенным мужеством, тем более человеку в форме, чтобы открыто, как это сделал Бойд, заявить руководству о том, что оно «впустую тратит деньги». Его поступок не остался незамеченным. Вскоре с ним связался известный в те годы «критик Пентагона» гражданский эксперт Пьер Спрей. Они стали соратниками в методичной работе по навязыванию законодателям и военной верхушке принципов «правильного» ведения бизнеса в военно-промышленном комплексе (ВПК). Примечательно, что, как утверждает Уилер, именно Бойду и Спрею прежде всего обязаны американские ВВС и ВМС тем, что на их вооружение в свое время поступили «самые успешные со времен Корейской войны самолеты – F-15, F-16, F/A-18 и А-10».

Бойд по-настоящему прославился благодаря циклу лекций, посвященных оптимизации различных направлений военного строительства, в том числе в области военных технологий, в частности управлении, связи, разведки, а также в более широком плане – вопросах стратегии, методах и способах ведения современного боя. Парадоксально, но он так и не свел свои взгляды в единый аналитический труд, а лишь подготовил многочисленные лекции, статьи и эссе, которые его последователи собрали и опубликовали уже после смерти «реформатора». Игравшие не последние роли в американском военно-политическом истеблишменте в те годы конгрессмены Ньют Гингрич и Ричард Чейни провели многие часы в беседах с Бойдом и Спреем, черпая из их интеллектуального багажа свежие «реформаторские» идеи.

Бойда, получившего такую авторитетную поддержку, оказалось трудно «свалить» даже появившимся «вдруг» его многочисленным недругам из верхушки ВПК. В звании полковника ВВС в 1973 году он был, не без протекции, переведен в Пентагон, где в его подчинении оказался уволенный из ВВС «за строптивость» в звании капитана, а теперь простой гражданский чиновник, другой неординарный мыслитель – Франклин Спинни, с которым они быстро нашли точки соприкосновения. Спинни, при поддержке Спрея и Бойда, на рубеже 70–80-х годов прошлого века опубликовал сделавший его известным аналитический труд «Оборонные факты жизни», а в 1983 году и его продолжение, на кратком содержании которых есть резон вкратце остановиться.

ЖЕСТКИЙ ПОДХОД

Прежде всего широкому кругу заинтересованных лиц впервые были «открыты» нюансы некачественной работы механизма приобретений военным ведомством вооружения и военной техники (ВВТ): непрактичная сложность разрабатываемых систем, нереалистичность бюджетного планирования поставок ВВТ, неотработанность вопросов оценки их стоимости, неоправданный, опережающий бюджетные вливания рост стоимости вооружений и т.п.

Особенно возмутительным, по мнению Спинни, являлся факт скрытого от контроля процесса принятия решений о приобретениях и корректировке программ через неоправданный пересмотр бюджета в сторону дополнительных ассигнований. Абсолютно неприемлемой считал он и практику политического давления с целью подключения к их выполнению массы субподрядчиков «по числу конгрессовских выборных округов». В связи с тем, продолжал Спинни, что реальная цена той или иной системы оружия становилась известной только после наступления фазы производства, неизбежно возникала потребность в новых долларовых вливаниях. Получался порочный круг: большее количество денег только усугубляло ситуацию, ускоряя рост цен и в конечном счете понижая боеготовность ВС. На все это накладывалась проблема с путаницей при перетекании средств из предыдущего бюджета, ориентированного на одну стоимость системы, в новый, сформированный исходя из трудно прогнозируемого «скачка цен». Результат – искусственное «недофинансирование» и… новые ассигнования.

По мнению Спинни, существенно страдала и система раннего тестирования ВВТ. Во многих случаях искусственно заниженные требования к ним приводили к тому, что Пентагону предлагалось безальтернативное оружие по завышенным ценам, на практике оказывавшееся хуже предшественника. В качестве примера он приводил истребитель-бомбардировщик F-111 – настолько неудачный, что был снят с вооружения после нескольких лет эксплуатации в войсках.

В этой связи автор настоятельно требовал от «покупателей» оружия в Пентагоне понять тривиальную истину: есть существенная разница между «высокими технологиями» в гражданском и военном понимании. В первом случае в результате внедрения новых технологий продукция становится более простой по исполнению и дешевой. Пример – цветные телевизоры соответственно 50-х и 80-х годов прошлого века. Во втором случае оборудование обычно получается более сложным и дорогостоящим и не всегда лучше предшественника.

НЕЗАМАСКИРОВАННОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ И ПОДДЕРЖКА

Исследование «Оборонные факты жизни» привлекло внимание сенатора Сэма Нанна, который обратился к министру обороны Гарольду Брауну с просьбой разрешить Спинни выступить перед сенаторами с изложением своего видения путей решения оборонных проблем. После некоторых колебаний министр согласился. Выступление Спинни имело успех, ему предложили подготовить аналитическую записку с кратким изложением сути проведенного исследования, которая, однако, оказалась невостребованной как у законодательной, так и у исполнительной властей.

Продолжение исследования, опубликованное через несколько лет, также было встречено «в штыки» в высших эшелонах власти в Вашингтоне. В адрес автора посыпались обвинения в том, что он, мягко говоря, «преувеличивает» остроту проблем. Но и на этот раз исследование вызвало интерес, в частности, у одного из влиятельных сенаторов Чарльза Грэссли, который решил отправиться в Пентагон, чтобы лично заслушать Спинни. Но встреча не состоялась, так как начальник Спинни попросту не дал санкцию на контакт. Возмущенный сенатор потребовал публичных слушаний по поднятым Спинни проблемам в бюджетном комитете сената, членом которого являлся Грэссли. Однако известный «друг Пентагона» сенатор Джон Тауэр, он же председатель сенатского комитета по делам ВС, пустился на различные, последовательно «вбрасываемые» ухищрения, чтобы не допустить выступления Спинни: выдвинул требование о получении на это официального разрешения своего комитета; предложил провести заслушивание в пятницу после обеда в надежде, что пресса проигнорирует мероприятие; добился выделения для заслушивания небольшой аудитории, чтобы не осталось места для телеоборудования; настоял на совместном заседании обоих комитетов сената. Но получился, что называется, обратный эффект. Благодаря организованному Грэссли и его аппаратом просачиванию в СМИ информации о неблаговидных «маневрах» Тауэра к докладу Спинни оказалось приковано повышенное внимание общественности, а тема злоупотреблений в Пентагоне вообще вышла на первые страницы прессы.

РАЗОБЛАЧИТЕЛИ-ИНИЦИАТИВНИКИ

Еще раньше на арену борьбы с злоупотреблениями в военной сфере в инициативном порядке вышел еще один будущий член «реформаторского движения» специалист по финансам из ВВС Эрнест Фитцджеральд, на рубеже 60–70-х годов подготовивший по заданию Конгресса отчет о финансировании программы создания военно-транспортного самолета С-5А и доказавший очевидный перерасход средств, выделенных на проект. Администрация президента Никсона, для которой С-5А был козырем в реализации ее стратегии быстрого наращивания группировки американских ВС в Европе в случае чрезвычайных обстоятельств, восприняла работу Фитцджеральда как удар в спину. В результате в довольно грубой форме он был уволен, но после нескольких месяцев судебных тяжб вновь восстановлен на работе. Такое обращение лишь стимулировало Фитцджеральда к новым разоблачениям. Именно ему принадлежало авторство вскрытия многочисленных переплат в Пентагоне за заказанные у промышленности, казалось бы, обычные вещи: сидения для унитазов более чем за 0,5 тыс. долл. за штуку (для ВВС), кофеварки по 7,5 тыс. долл. (для ВМС) и др. Его многочисленные разоблачительные публикации, собранные затем в отдельный сборник, пользовались большим успехом в обывательской среде, но вызывали негодование в высших военных и промышленных кругах. До своего окончательного увольнения, последовавшего в 1985 году, Фитцджеральду удалось внести определенный вклад в общее дело энтузиастов-«реформаторов» и заставить власти предпринимать реальные меры по оптимизации функционирования военной машины страны.

На рубеже 70–80-х годов прославился своими разоблачениями и еще один «реформатор» – гражданский чиновник Чарли Мэрфи, работавший тогда в аппарате конгрессмена Джека Эдвардса. Его заинтересовало «отсутствие должного порядка» в системе поставок ВВТ, в частности, информация о том, что в некоторых частях ВВС специалисты сталкиваются с проблемой некачественных двигателей для новейшей по тем временам и весьма достойной разработки – самолетам F-15. На официальный запрос руководство ВВС ответило, что «никаких проблем с двигателями F100 для F-15 не отмечено». Заручившись рекомендацией своего босса, Мэрфи посетил несколько авиабаз, где ему «доброжелатели» посоветовали связаться с командой «реформаторов» из пентагоновского управления анализа и оценок программ и лично с Бойдом, Спинни и Спреем, уже получивших к тому времени «скандальную известность», но продолжавших работать в военном ведомстве. После консультаций с ними и совета во избежание в последующем обвинений в «некомпетентности» и «преувеличении проблем» лично вникнуть в суть дела, Мэрфи погрузился в доскональные исследования. В результате он выяснил, что двигатели дают сбой из-за изношенности деталей, которые вовремя не заменяются из-за дефицита запчастей. Попутно он обнаружил ту же проблему и с самолетами авианосной авиации.

Инициированные конгрессменом Эдвардсом слушания по результатам расследования Мэрфи подточили репутацию президента-демократа Картера и его команды в год выборов (1980) как «некомпетентной в военных делах» и не в последнюю очередь обеспечили их проигрыш республиканцу Рейгану, обещавшему «решить раз и навсегда проблему с запчастями для ВВТ».

Мощным «толчком» в деле продвижения идей реорганизации военной машины страны в целом явилось присоединение в 1979 году к неформальной группе «реформаторов» Джеймса Фоллоуса, влиятельного в политической среде аналитика, бывшего спичрайтера президента Картера. На волне критики Пентагона журналом Atlantic Monthly ему была заказана статья о злоупотреблениях в военно-промышленном комплексе. Естественно, он не мог пройти мимо Бойда, чьи рекомендации помогли сделать нашумевший материал о том, почему, несмотря на феноменальные расходы на оборону, США в последние десятилетия постоянно проигрывают на полях сражений. Но более значимым вкладом в борьбу «реформаторов» с Пентагоном стала книга Фаллоуса под названием «Национальная оборона», которая выдержала несколько изданий весьма значительным тиражом и вывела «реформаторское движение» на национальную сцену политики.

Важную роль в обсуждении данной проблемы сыграли и острые публикации в СМИ, как за авторством независимых энтузиастов-«реформаторов», так и вышедшие из-под пера самих журналистов. Среди последних в наиболее критический поствьетнамский период истории страны выделялась Дина Рэйзор, начавшая свою «разоблачительную» деятельность на рубеже 70–80-х годов, будучи корреспондентом электронных СМИ. В поисках «горячего» материала она случайно натолкнулась на проблемы, связанные со строительством самолета С-5А, и пришла к тем же выводам, что и упоминавшийся ранее Фитцджеральд: перерасход средств, выделенных на проект. Фитцджеральд, естественно, был обрадован «неожиданному» подтверждению своего заключения и предложил Рэйзор свои услуги, в частности, связав ее с группой Бойд–Спрей–Спинни, которые тут же организовали ей поддержку со стороны сенатора Грэссли и конгрессмена Барбары Боксер.

Рэйзор была предложена новая тема: «взять под контроль» программу создания нового танка М1 «Абрамс». После проведенного расследования в журнале Reason была помещена ее статья, в которой подчеркивалось, что танк не проходил серьезных испытаний, а результаты «щадящего» тестирования не только не анализировались специалистами, но о них вообще не знали в соответствующих структурах Пентагона. Естественно, сухопутные войска США эту информацию тут же опровергли. Но на статью обратил внимание сенатор Дэвид Прайор, который, «по случайному стечению обстоятельств» как раз занимался разработкой законопроекта о реорганизации системы тестирования заказываемых Пентагоном ВВТ. Консультации сенатора с Рэйзор и ее покровителями из «Бойд и Ко» во многом помогли подготовке качественного законопроекта, ставшего затем законом, который, как метко указал Уилер, «ВПК просто возненавидел».

ОБЩЕСТВО ПЕРЕХВАТЫВАЕТ ИНИЦИАТИВУ

Постепенно количество критических выступлений относительно «непорядка» в Пентагоне и ВПК переросло в «критическую массу», которая вот-вот могла взорваться с самыми непредсказуемыми последствиями. Это понимали наиболее дальновидные представители законодательной власти, поэтому в январе 1981 года сенатор Гэри Харт опубликовал в Wall Street Journal программную статью под названием «Дело о военной реформе», в которой не только вскрыл порочность многих традиционных методов управления Пентагоном, но и попытался указать направления выхода из того тупика, в который зашло развитие американского военного ведомства. Статья произвела сильное впечатление на американскую общественность, но стала лишь очередным этапом в укреплении позиций «реформаторов» в их борьбе за «наведение порядка» в военной организации США. Но она, наконец, затронула за живое тех законодателей, которые понимали, что время для «подвижек» пришло.

Конгрессмен Уильям Уайтхерст оперативно связался с Хартом и договорился с ним о необходимости объединения членов Конгресса, заинтересованных в кардинальных преобразованиях военной организации страны, в некую неформальную группу, которая позже получила название «Закрытое общество Конгресса по военной реформе», или просто – Общество (забегая вперед, подчеркнем, что в различные годы членами Общества числились до 150 членов Конгресса из обеих палат). Была достигнута договоренность о том, что неформальными его сопредседателями будут представители от обеих палат Конгресса – от сената (Харт) и от палаты представителей (Уайтхерст). После длительных подготовительных мероприятий в середине мая 1981 года состоялось первое заседание этого своеобразного органа, на котором среди прочих влиятельных законодателей присутствовали и приняли активное участие в работе три «тяжеловеса»: Сэм Нанн (главный авторитет среди законодателей по оборонным вопросам), Билл Коэн (министр обороны в 1996 году) и Джон Уорнер (председатель сенатского комитета по делам ВС в 1999 году). Как и ожидалось, первое заседание прошло сумбурно, затронув в беспорядке сразу массу проблем – от строительства «не тех» кораблей для ВМС, «абсолютно неэффективных истребителей» для ВВС до «неадекватных требованиям современности» формирований сухопутных войск. Причем тогда же прозвучал и получивший впоследствии широкое звучание тезис о том, что «каждый из видов ВС готовится к своей собственной войне».

После упорядочения работы возник вопрос о цели работы неформальной организации. По итогам недолгих дебатов было решено добиваться от руководства страны проведения «военной реформы». Именно с этого момента данный термин прочно закрепился на страницах прессы, а члены Общества активизировали свою деятельность с целью перехвата инициативы (и «славы») у «реформаторов»-энтузиастов.

Первым делом было предложено провести презентацию программы Общества для обеих палат Конгресса. На презентационном мероприятии докладчики высветили три глобальные задачи, требовавшие немедленного решения: улучшение морального климата в войсках после нескольких лет «разложения» как следствие поражения во Вьетнаме, в том числе путем существенного повышения уровня заботы государства об уволенных с военной службы; проведение целенаправленных исследований в области стратегии и тактики применительно к войнам будущего, чтобы «не повторять превращение борьбы на поле боя в болезненное кровопролитие», и, наконец, кардинальный пересмотр требований к заказам ВВТ для резкого повышения их качества.

Первые два года работы Общества ознаменовались высокой активностью его ядра, насчитывавшего 10–12 человек. Сопредседатели Харт и Уайтхерст постоянно проявляли инициативу, чтобы «расшевелить» законодателей. Их весьма активно поддерживал авторитетный в среде законодателей Ньют Гингрич. Но постепенно энтузиазм «испарился» даже у многих его основателей. В этих условиях Харт по рекомендации своего главного помощника решил передать функции сопредседателя от сената другому кандидату. Выбор пал на Нэнси Л. Кассебаум, которая уже привлекла к себе внимание «реформаторов» тем, что в ходе обсуждения очередного бюджета выступила с рядом интересных предложений. Несмотря на то, что она не была членом Общества, предложение стать сопредседателем ее заинтересовало. Кассебаум стала сопредседателем от сената и активно включилась в работу. В этот же период взошла еще одна «реформаторская звезда» – ее ближайший помощник Уинслоу Уиллер, который с тех пор и по настоящее время является признанным лидером неформального «реформаторского движения за позитивные изменения в военной организации США».

УСПЕХ ОКРЫЛЯЕТ

Весной 1983 года в Конгрессе обострились противоречия между законодателями вокруг Закона Прайора, вводящего в практику новые, весьма жесткие правила оценки образцов ВВТ, предлагаемые военному ведомству для приобретения. Положения закона не устраивали как представителей ВПК, так и связанных с ним некоторых влиятельных должностных лиц из исполнительной и законодательной ветвей власти. Особое рвение при этом показали заместитель министра обороны Ричард Делауэр и сенаторы Джон Тауэр и Роберт Доул, которые под видом «некоторых улучшений» попросту пытались «выхолостить» саму суть данного закона. Сюрпризом для «реформаторов» стало то, что сменивший Уайтхерста в 1982 году на посту сопредседателя Общества от палаты представителей Джеймс Картер, как показал дальнейший ход событий, хотя публично и ратовал за закон, на деле помогал оппонентам «смягчить» наиболее чувствительные его положения. Затем он и вовсе предложил свою версию закона, что предполагало вынесение его на слушания в согласительной комиссии Конгресса. Вот тут себя и показали «реформаторы»: объединенными усилиями, с привлечением прессы, они склонили на свою сторону Сэма Нанна, за которым пошло большинство законодателей. Закон вступил в силу в 1984 финансовом году, став ощутимой победой «реформаторов».

Благодаря отзывам в прессе и позитивным комментариям инициатив, выдвигаемых «реформаторами»-законодателями, членство в Общества стало престижным. Однако, к большому негодованию независимых «реформаторов», зачастую формальным членством в этой организации «работа» сенаторов и конгрессменов и ограничивалась. Ярким примером могла служить «деятельность» (а вернее, бездеятельность) сенатора Уильяма Коэна, позже ставшего министром обороны, который публично заявлял о желании стать членом Общества, но после вступления в него почти ни разу не присутствовал на заседаниях и постоянно оппонировал инициативам «реформаторов».

УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ

Успех с «продавливанием» Закона Прайора вскружил голову некоторым «реформаторам». Но это было явно преждевременно. Вскоре влиятельный пентагоновский аппаратчик, бывший член команды Линдона Джонсона «Док» Кук, известный в военном ведомстве под кличкой «Мэр Пентагона», не без помощи лоббистов от ВПК подготовил инструкцию по обходу «неудобных» положений закона. Вовремя узнав об этом, сенаторы Прайор, Кассебаум и Рот обратились к министру обороны Уайнбергеру с требованием аннулировать инструкцию и беспрекословно выполнять закон.

Когда встал вопрос о поиске подходящей кандидатуры на пост чиновника, отвечающего за контроль тестирования ВВТ в Пентагоне, сенатор Кассебаум по рекомендации Уилера предложила полковника ВВС Джеймса Бартона, принципиального и знающего проблему офицера, помогавшего в подготовке законопроекта Прайора. Бартон прославился тем, что, лично вмешавшись в процесс испытаний новой БМП «Бредли», заблокировал дальнейшее продвижение в производство ее «необкатанной» модели. Позже, когда в 1991 году сухопутные войска США развертывались в зоне Персидского залива на стадии подготовки к операции «Буря в пустыне», командующий коалицией генерал Шварцкопф, знакомый с проблемой «Бредли», распорядился отправить назад в США всю партию первой модификации БМП и заменить их на те, что рекомендовал Бартон.

Аппарат министра обороны сделал все возможное и невозможное, чтобы не только не пропустить кандидатуру Бартона на «чувствительный» для ВПК пост, а затем и вовсе вынудил полковника уволиться из ВС. Сенатор Кассебаум оказалась бессильной что-либо сделать, и пост начальника управления тестирования и испытаний новых образцов ВВТ занял представитель корпорации «Макдоннел–Дуглас». Назначение этим представителем ВПК действующих офицеров от видов ВС главными контролерами испытаний спонсируемых этими же видами ВС вооружений тут же негативно сказалось на качестве испытаний.

РАЗОЧАРОВАНИЯ

Наступил период стагнации. Ряд конгрессменов из числа «реформаторов» все еще пытались предложить законопроекты для улучшения ситуации с приобретением ВВТ, но они так и не стали законами. Общество проигрывало одну битву за другой. А тем временем, как едко подметил Уилер, те высшие должностные лица Пентагона, которые отвечали за приобретения якобы качественного оружия у корпораций, после увольнения продолжали спокойно перемещаться на не самые низкие должности в те самые корпорации.

Конечно, нельзя сказать, что дело «реформаторов» заглохло совсем. Они продолжали писать разоблачительные статьи, как, например, это делал почти непрерывно на рубеже 80–90-х годов Спинни, превратившийся в авторитетного эксперта по делам злоупотреблений в Пентагоне. Однако одни и те же темы, подкрепляемые одними и теми же цифрами, уже, казалось, приелись, становились малоинтересными для читателя и постепенно перекочевали на последние страницы изданий. Главный же негатив состоял в том, что утрачивалась связь независимых «реформаторов» с «реформаторами»-законодателями. Это четко осознали чиновники от ВПК, которые стали в открытую игнорировать, а то и третировать того же Спинни. Более того, оппоненты «реформаторов» попытались перехватить инициативу, развернув кампанию в СМИ по их дискредитации. Так, в Washington Times появилась отдельная «колонка» за подписью Фреда Рида, который осенью 1987 года из номера в номер пытался убедить читателей в некомпетентности и технической безграмотности «реформаторов».

Почувствовав угрозу делу, которому они посвятили годы жизни, Джон Бойд и Пьер Спрей вышли на членов Общества конгрессменов Чарльза Беннета и Тома Риджа в попытке активизировать «реформаторов» из числа законодателей и защитить их от нападок оппонентов. Конгрессмены не показали особой заинтересованности и заявили, что «не стоит обращать внимания на мелкие наскоки недоброжелателей». К тому времени сопредседатель Общества со стороны палаты представителей Барбара Боксер постаралась смягчить ситуацию, но тут грянула «победоносная» война в Заливе, которая дала шанс «ура-патриотам» заявить о своей правоте и «заблуждениях реформаторов». Связь между «реформаторами»-энтузиастами и законодателями оказалась прерванной. Барбаре Боксер не оставалось ничего иного, как объявить о том, что «Закрытое общество Конгресса по военной реформе», выполнив миссию, прекращает свою деятельность».

В заключение следует отметить, что, с точки зрения Уиллера, работа Общества в целом могла бы быть более продуктивной. Не последнюю роль в этом сыграли коррупционные связи некоторых членов Конгресса из обеих палат, входивших в состав данной организации, с влиятельными корпорациями ВПК. Принцип «прикипания» к власти также никто не отменял. Желание в очередной раз быть избранным в Конгресс заставляло его членов изворачиваться так, чтобы понравиться избирателю. А проще всего это было сделать путем публичной «борьбы» за права «своего» населения, в том числе за сохранение рабочих мест, даже ценой продолжения производства некачественного и ненужного оружия в своем избирательном округе. Нельзя недооценивать и фактор зависимости тех же законодателей от складывавшихся многие десятилетия своего рода «клубных традиций», характерных для тайных обществ, но оказавшихся приемлемыми и для Конгресса, где входящие в него члены повязаны по рукам некими обязательствами «корпоративности», которые недопустимо нарушать.
Автор Сергей Печуров





Опубликовано: legioner    

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх