Лента новостей

23:50
Вашингтон требует у Порошенко победы в войне на Донбассе
23:49
Эта страна…
23:49
Трамп: «Так, где же расследование, господин генеральный прокурор?»
23:47
106 лет назад родился разведчик Николай Кузнецов
23:43
Омский НПЗ и его новая мощная установка: замедленное коксование от Газпром-нефти
23:42
США принуждают Россию ликвидировать Украину
23:42
Кадры путешествия Омеляна в украинском плацкарте: «Невыносимая духота и ранний Шанхай»
23:39
Siemens: верните наши турбины!
23:33
Сценарий войны: чем США ударят по Ирану
23:28
Англосаксонская спортивная мафия потеряла совесть
23:17
СР-10 станет новой «партой» российских военных летчиков
23:16
Главную угрозу для финансовой системы России США оставили про запас
23:13
Россия больше не сюсюкается с США и идет на контрмеры
23:12
Русско-китайская проекция силы на содрогнувшуюся Европу
23:02
«Непотопляемый авианосец» Gerald Ford: США готовят свой флот к новой войне
23:00
На страже персональных данных: в дело вступил Роскомнадзор
22:57
Жесткий ответ КНР на выпады американских вояк
22:54
Siemens умоляет пощадить: Крым строит новую электростанцию
22:53
Израиль закрепил законом празднование 9 Мая
22:07
Дно Балтики в ощущениях Deutsche Welle
17:18
«Запад-2017»: дилентанты в юбках претендуют на роль военных экспертов
16:47
Решающий бросок и зачистка Таль-Афаре: десятки танков готовы сокрушить ИГ
16:46
Северная Корея обязалась начать войну против США… ЗАВТРА
16:44
Разоблачена ложь «Правого сектора» о бегстве российских предпринимателей на Украину
16:42
Будущее истребителя 6 поколения: лазеры, выжигающие «глаза ракет», СВЧ-пушки и новые радары
16:41
Ученые из Украины забили тревогу вокруг «Стройки века»: она погубит дельфинов из Красной книги
16:40
Бросок «Тигров Асада»: стремительное продвижение к Дейр эз-Зор через Евфрат
16:37
Большой флот Владимира Путина
16:35
«Шайтан-труба» из Украины: новый огнемет на вооружении военных
16:01
Солдаты-киборги для США: как нейрооружие превзошло боевых роботов
16:01
New York Times: санкции – это «пощечина» президенту Трампу, но они ни к чему не приведут
16:00
Вашингтон пускает пыль в глаза: Госдеп США обостряет войну на Донбассе
11:57
Пол Крейг Робертс: До Армагеддона две с половиной минуты
11:56
«Антонов» - чемодан без ручки или кошелка на колесах
11:56
Пентагон настраивается на войну с Северной Кореей
11:54
Одесса: Вывозите детей из Украины
11:52
New York Times: санкции Путина «разозлят», но погоды не сделают
11:50
При поддержке ВКС РФ Армия Сирии с боями вошла в цитадель ИГИЛ на пути из Хомса в Дейр эз-Зор
11:50
Ученые предупреждают: обратный отсчет до исчезновения человечества ускоряется
11:49
ООН превращает население Земли в биомассу
11:48
Путин подписал закон, запрещающий уклонистам от армии 10 лет работать на госслужбе
11:47
В Москве и области задержаны неонацисты, занимавшиеся подпольным изготовлением оружия
11:45
На Украине существуют тарифы на погромы малого и среднего бизнеса радикалами
11:43
Ограничения для Трампа. Коротко по новым санкциям
11:41
СССР и западные санкции
Все новости

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
» » Воссоединение с Крымом: оправдались ли ожидания?

Воссоединение с Крымом: оправдались ли ожидания?

Воссоединение с Крымом: оправдались ли ожидания?Обзор блогосферы
 
Два года назад, 16 марта 2014 года в Крыму и Севастополе прошел референдум по вопросу о будущем статусе полуострова. На референдум были вынесены два вопроса: вхождение Крыма в состав России в качестве субъекта федерации или восстановление Конституции Республики Крым 1992 года при сохранении Крыма в составе Украины. Согласно официальным результатам, в Республике Крым 96,77% проголосовавших поддержало присоединение Крыма к России при явке 83,1%, в Севастополе за присоединение к России проголосовало 95,6% избирателей при явке 89,5%.17 марта Россия признала независимость Республики Крым, провозглашенной на основании Декларации о независимости и результатов референдума.

 

18 марта Путин уведомил правительство и Федеральное Собрание РФ о предложениях парламентов Крыма и Севастополя о принятии в Российскую Федерацию и образовании новых субъектов. В тот же день, после выступления Владимира Путина с обращением к депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации, руководителям регионов России и представителям гражданского общества в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца, договор был подписан. Со стороны России договор подписал президент Владимир Путин, со стороны Республики Крым — председатель Совета министров Сергей Аксенов и председатель Государственного Совета Владимир Константинов, со стороны города Севастополя — председатель координационного совета по организации Севастопольского городского управления по обеспечению жизнедеятельности Севастополя Алексей Чалый.


Воссоединение Крыма с Россией послужило началом такому общественно-политическому явлению как «Русская весна», впоследствии перекинувшемуся и на ряд других регионов юго-востока Украины, но в силу целого ряда объективных и субъективных причин не приведших к аналогичному крымскому процессу воссоединения бывших российских губерний с Россией результату (об этом поговорим чуть позже).


Тем не менее, воссоединение Крыма с Россией стало самостоятельным и самодостаточным событием, которое особняком стоит в новейшей истории России: с него начинается новый отсчет позиционирования России на мировой арене: «за пределами самой России мало кто может понять, что Крым и «русская весна» в целом дали людям с точки зрения мироощущения и самоидентификации. Впервые за много лет, вероятно, впервые с момента распада СССР (а скорее всего, точку отсчета можно отодвинуть куда дальше — поздний СССР уже далеко не у всех своих граждан вызывал чувство исторической сопричастности), общество смогло найти для себя ответ на вопрос: «Кто мы?».


И дело не в том, что Крым стал первой территорией, воссоединившейся с исторической Россией после распада СССР, а в том, что Крым подвел первую черту под периодом распада с 1991 года. Недопущение подписания Договора о Евроассоциации Украины, триумфальная Олимпиада в Сочи, возвращение Крыма, показали на деле, что Россия выходит из той ямы, в которую она погрузилась после распада СССР.


Надо сказать, что оппоненты правильно поняли значение Крыма не только для российской политики, но и для мировой. На следующий же день после крымского референдума, 17 марта, западные страны приняли первые санкции против России, которые были расширены летом 2014 года. В конечном итоге, возвращение России на свои глобальные позиции привело к новому варианту холодной войны между Россией и Западом, который только сейчас (с осени 2015 года), после устранения Обамой влиятельных представителей «партии войны» из своей администрации, может смениться новым периодом, когда США признают несостоятельность своих претензий на мировую гегемонию и станут одной из нескольких глобальных держав.


Некоторые, особенно те, кого принято называть прозападно ориентированными экспертами и политиками, сегодня говорят, что мол, если бы не было Крыма, не было бы западных санкций. Анализ последних лет, начиная с возвращения Владимира Путина за государственный штурвал, говорит о том, что это ложь. Почему? Дело в том, что после распада Советского Союза Запад расширялся на Восток так быстро, как это позволяла ситуация.

 

Некоторая заминка вышла в нулевые, когда США занялись Афганистаном и Ближним Востоком, а затем регионом Магриба, но это было сделано опять-таки исключительно с целью сдерживания России, с том, чтобы сформировать кольцо против Москвы как с Запада, так и с Юга. После этого, по расчету западных стратегов, можно было ставить Москве любые ультиматумы, так как стратегический расклад был Кремлем проигран.


И Украина (Договор о евроассоциации) был еще одним шагом Запада по вытеснению России с ее исторических геополитических рубежей и загону в угол. То есть, Запад целенаправленно шел на российские рубежи и не думал останавливаться. Это означает, что именно Запад виноват в конфронтации. Именно Запад отказывался с Россией договариваться все годы с распада СССР. Именно агрессивная политика Запада способствовала тому, что Россия увидела, куда может привести политика потакания («умиротворения») агрессора и приняла решение о том, что прежняя политика отступления не имеет не только исторической перспективы, но и более того — ведет прямиком к уничтожению России и исчезновению ее с политической карты мира.


Поэтому не было бы Украины и Крыма — было бы что-то другое, так как Запад видел свою задачу в уничтожении русской цивилизации. Любой ответ России, любая попытка отодвигания Запада назад привела бы к тому, что мы имеем сейчас. Соответственно, Крым это был наш ответ на политику войны со стороны Запада. Потом мы показали, что это не разовая акция и последовала Сирия. Таким образом, если бы не было Крыма, Запад нашел бы другой повод для введения санкций, чтобы максимально затруднить возвращение России на первые позиции в мировой политике.


Как отмечает Марине Восканян: «Присоединение Крыма стало таким финальным ответом на все действия Запада. Начиная с 1991-го. И это тоже определило тот патриотический подъем, который возник в ходе «русской весны».То есть энергетика крымского консенсуса определилась двумя важными частями. Первая — общество ментально встало на сторону Русского мира против тех, кто провозгласил себя наследниками сил, хотевших и русскую, и советскую цивилизацию уничтожить. И вторая — общество поддержало идею самостоятельных жестов во внешней политике, без оглядки на одобрение или неодобрение Запада. В каком-то смысле и тут в глазах народа это был некий реванш и возврат к тому времени, когда сильный СССР вел свою внешнюю политику так, как считал нужным, а не под чужую диктовку».


Кроме того, надо учитывать то, что если бы не объединение с Россией, Крым ожидала бы кровь, и события на Донбассе об этом говорят более чем достаточно. И эта позиция разделяется многими экспертами: «Эксперты уверены: в Крыму был реализован самый оптимальный сценарий из всех возможных на тот момент. По мнению главы экспертной группы «Крымский формат» Сергея Михеева, последовательность событий в противном случае была бы следующей: сначала погромы, беспорядки и много крови стараниями «героев Украины», которая осталась бы на нашей совести в случае невмешательства; потом вооруженные провокации против российских баз Черноморского флота. В результате Россия была бы поставлена перед выбором: либо втянуться в реальные боевые действия, либо «сдать» наши базы на милость новым украинским властям и их друзьям из блока НАТО. Санкции же были бы в любом случае».


Кроме того, следует напомнить, что Верховная Рада готовилась денонсировать соглашение с РФ о размещении баз Черноморского флота в Севастополе. Да и действие соглашения заканчивалось в 2017 году, и новая киевская власть вряд ли бы стала бы его продлевать. То есть Россия могла бы лишиться тех военно-морских баз, которые позволяет держать под контролем не только Черное, но и Средиземное море, что и подтвердила операция в Сирии. Крым позволил Кремлю «реализовать важнейшую внешнеполитическую цель — заставить страны коллективного Запада пересмотреть правила игры в их отношениях с Россией. Эти правила предполагали поражение России в правах и отказ учитывать ее интересы в глобальной и региональной политике (на европейском, кавказском, ближневосточном театрах)».


И напоследок о том вопросе, который мы поставили в самом начале статьи — почему порожденная воссоединением Крыма с Россией «Русская весна» не продолжила своего поступательного и победного шествия в других бывших российских губерниях Новороссии? Некоторые эксперты считают, что «теперь возникает вопрос: а был ли этот эффект использован? И какие он имеет последствия для власти? Если коротко — то нет, использован он не был. Похоже, что крымский консенсус постигнет та же судьба, что и нефтяные деньги 2000-х — можно было превратить в базу для прорывного развития, но обошлись поддержанием стабильности».


И продолжают: «Присоединение Крыма задало крайне высокую планку ожиданий народа от власти («ведь могут, если хотят»). Не в том смысле, что власть обязана обеспечить всем безбедную жизнь — как раз с потерями от санкций и падением доходов люди морально готовы справиться, и были бы готовы и на куда большие потери. Но при условии, что увидели бы, что Крым — не просто разовый всплеск и «взбрык» против мировой системы, где Россию стремятся выдавить на периферию. А напротив, первый шаг к осознанной политике больших стратегических целей — как в стране, так и на мировой арене. Итогом прагматического торга России с Западом стали минские соглашения, а ведь сначала многие были уверены, что Россия если и не присоединит ЛНР и ДНР, то признает их независимость».


На эти вполне закономерные упреки есть и свои вполне логичные ответы. Во-первых, мы еще не настолько сильны, чтобы в 2014—2015 годах смогли распространить на восемь областей Новороссии опыт Крыма. Да, не настолько сильны. И не надо бояться себе в этом признаться. Это не есть признак слабости, и в любом случае лучше шапкозакидательских настроений.


Во-вторых, тот процесс внутреннего брожения, который идет на Украине, и идет, кстати, вполне приемлемыми темпами, по итогу даст нам гораздо больше, чем две обрезанные в настоящее время области окраины. Да, этот процесс растянут во времени и повлечет за собой много жертв в результате политики геноцида собственного народа, которую проводят власти Украины. Но за все надо платить. И мы все сейчас платим за распад Советского Союза. Это тоже надо осознавать.


Как и то, в-третьих, что никто не горит желанием подарить нам те позиции в мировой геополитике, которые были завоеваны Советским Союзом. Повторю — завоеваны жизнями 20 миллионов советских граждан. А что, сейчас кто-то думает, что будет по-другому? К сожалению, «западный цивилизованный мир» иного аргумента как пистолет у собственного виска не понимает. Поэтому надо мыслить в духе «реал политик».


В-четвертых, разве Крым стал разовой акцией? Нет, потом были ЛНР и ДНР, Сирия. И судя по тенденциям, ситуация с ЛНР и ДНР будет решена в течение этого года. Если будет федерализация, то это будет означать, что Запад согласился с тем, что Украину Россия оставляет за собой, так как федерализации Украина не перенесет и перейдет в разряд не состоявшихся государств, которое будет разделено между Россией, Польшей, Венгрией и Румынией.


Поэтому по вопросу «оправдались ли наши ожидания» по поводу Крыма, надо сказать, что пока не совсем. Но разве кто-то думал еще в первых числах марта 2014 года о том, что после 23 лет отступления Крым вообще возможен? Разве кто-то серьезно думает, что мы победным маршем пойдем и дальше, и что нам позволят делать все, что хотим? Нет, есть сопротивление среды, и этот фактор надо учитывать, а эмоции — контролировать. Впереди еще много упорной работы. Надо осознавать, что если Украина будет в зоне влияния России, к чему все идет, то это придаст совершенно новый и очень интересный поворот всей евразийской интеграции. И это понимают все серьезные игроки.

 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх