Лента новостей

17:06
Песков «как гражданин» выразил надежду на участие Путина в выборах в 2018 году
17:06
Ще не вмерла Украина, или Как пожарных собирают среди волонтёров
17:05
Надвигающийся трампец и ужаснувшиеся мыши
17:04
Обама адресовал свой последний звонок Меркель
17:04
Головной офис «Рошен» подтвердил закрытие фабрики в Липецке
17:03
Прощай Обама...
16:50
Строительство трассы «Таврида» к Керченскому мосту начнется в феврале
16:50
СК РФ начал доследственную проверку в отношении Шендеровича
16:48
Пожалейте Украину: который век над ней издевается Россия
16:47
Россия сегодня разрабатывает многоразовую ракету
16:46
Лукашенко потребовал от правительства найти замену российской нефти
16:44
Марин Ле Пен бросила вызов ЕС
12:42
2020: Литва без штанов, но с автоматом
10:42
Воскресить «большую восьмерку» не удастся никому
10:41
Балога высмеял кадрового дипломата Порошенко: После китайцев молить о помощи останется только марсиан
10:37
Российские порты вышли на рекорд
10:37
Украинская методичка для американского майдана
10:34
Возрождение легенды: зачем Россия воссоздала 150-ю Идрицко-Берлинскую дивизию
10:34
Давос-2017 как символ завершения эпохи глобализации
10:33
Майкл Мур и Роберт Де Ниро возглавили митинг против Трампа в Нью-Йорке
10:32
У разбитой бензоколонки
10:30
Тем временем: Третью годовщину начала столкновений на Грушевского майданщики отметили дракой с полицией
10:30
имошенко, Билозир, Бляхер, Ковальчук и Левочкин поехали поклониться Трампу
10:29
Чубайс рассказал об ужасе в Давосе из-за избрания Трампа
09:16
Берлин должен показать Трампу характер
09:13
Экипажи кораблей Тихоокеанского флота готовятся к выходам в море
09:08
Русские хотят быть скандинавами
09:04
Новый Шёлковый путь буксует на Транссибе
09:02
Что если за скандалом с прослушками стояли россияне?
08:54
Порошенко собрался к Трампу «за большим удовольствием»
08:51
Россия уже побеждает
08:48
Украинскую оборонку поразил «Гром»
08:46
Мы никогда не были Северной Америкой
08:43
Этот день в истории - 20 Января
23:26
Позже обязательно повоюем
23:24
Олесь Бузина: Жизнь вне времени
23:21
УкроСМИ негодуют: в экс-Кировограде крещенские купания прошли под легендарный русский марш
23:19
Строительство «Стены» в Харьковской области остановили из-за нехватки денег
23:18
Эво Моралес призвал судить сотрудников американских спецслужб
23:18
Владимир Путин и Сергей Лавров не изменят политического курса
23:16
Красный снег. К годовщине зимней кампании 2015 года
23:15
Саакашвили рассказал, на чём ещё наживается Порошенко
23:04
Ничего никому не скажу: Украина боится признаться, что русские не агрессивны
22:59
Он сбежал на войну в 11 лет, грудью ложился на пулемёт, его дважды хоронили заживо...
22:52
Новый сценарий «русского блицкрига» в Балтии вышел за грани разумного
Все новости

Архив публикаций

«    Январь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
» » Кельн, «Майн кампф» и немецкие запреты

Кельн, «Майн кампф» и немецкие запреты

 

Женщины на акции протеста рядом с Кельнским соборомЖенщины на акции протеста рядом с Кельнским соборомПроизошедшее в Кельне, где 170 женщин подали заявления о сексуальной агрессии, стало серьезным испытанием для немецкого расового национализма, который оказался под запретом после 1945 года. Этим событиям следует отвести центральное место в рассмотрении вопросов отрицания и запретов (тема достойная Фрейда и Лакана) в тот самый момент, когда на прилавках немецких книжных магазинов появится первое после поражения III Рейха переиздание «Майн кампф».

О Кельне без запретов

Прежде всего, нельзя не отметить чудовищные противоречия феминисток по поводу происшествий в Кельне.

Так, например, глава ассоциации «Не бойтесь феминизма» Анн-Сесиль Мельфер заявила следующее (без шуток): «Националистические манипуляции с преступлениями в Кельне представляют угрозу для женщин». 

Вот оно, лицо парижской богемы. Если французский «галл» делает «мачистские» заявления, он — ужасный эксплуататор, которого надо бы отправить на десять лет за решетку. Но если тысяча мигрантов собирается в центре города, как настоящая банда, и совершает преступления, мы имеем дело с националистическими манипуляциями. Неспособность облечь реальность в слова и стремление умолчать о не вписывающихся в представления событиях являются неотъемлемой частью однобокого мышления, которое лишь способствует подъему радикальных настроений в политике. 

Кстати говоря, своим позорным поведением Анн-Сесиль Мельфер демонстрирует то, как запреты богемного мышления неотделимы от самого настоящего заговора. Сегодня у нас, как видно, невозможно выступить против тирании меньшинств, признать, что среди мигрантов отбросов, по меньшей мере, столько же, сколько и среди коренного населения, что факт принадлежности к меньшинству не делает из преступника жертву. И если нас что-то к этому подталкивает, виной всему, разумеется, националисты, экстремисты, гомофобы, женоненавистники… Список может меняться по обстоятельствам. 

 
Главная сложность случаев в Кельне и прочих событий заключается в том, чтобы назвать вещи своими именами, нарушить запреты. 

Когда совершается теракт во имя Аллаха, у нас нет права сказать, что кровь проливает исламский терроризм (понимаете, это же сделали не мусульмане). Когда, по данным полиции, тысяча арабов и магрибинцев перекрывают целый квартал у Кельнского собора и ловят всех проходящих женщин, у нас, видимо, нет права признать, что в мусульманском представлении женщина без платка — не заслуживающая ни малейшего уважения проститутка. 

Но ведь факт налицо: мусульмане в своем большинстве не уважают женщину без платка. Обратное верно лишь в том случае, если они согласились вступить в процесс ассимиляции индоевропейских ценностей. 

Кельн и немецкое табу вокруг группового изнасилования
 
В случае Германии пикантности делу добавляет еще и тот момент, что история немецкого национализма тесно связана с групповым изнасилованием. Французам об этом мало известно, но в Германии (и особенно Пруссии) до сих пор существует страшное табу: в 1945 году Красная армия устроила массовые изнасилования немок, которые таким образом расплачивались за 20 миллионов погибших (причем зачастую в чудовищных условиях) от рук их мужей в Советском Союзе. Историки также утверждают, что половина берлинок столкнулись с подобным обращением во время оккупации города. 

Рассказ Марты Хиллерс «Женщина в Берлине» многое говорит об этой травме, которая долгое время оставалась в тени поражения и преступлений нацизма. 

Смешав воедино ясность, цинизм и дотошную точность, Марта Хиллерс рассказывает о каждодневных изнасилованиях так, словно это не она сама была их жертвой. Словно лед, который охватывал ее тело в момент надругательства, перетек на страницы книги. 

Изнасилования в Кельне (и других немецких городах), безусловно, перекликаются с этой историей, которая по-прежнему вносит диссонанс в сознание: иностранный оккупант представляет коллективную угрозу для немецких женщин, но обличить его значит встать на один уровень с националистами, что недопустимо. 

В Гамбурге было подано 50 заявлений, 38 из них по поводу сексуальной агрессии. В Дюссельдорфе пострадали 40 женщин. Сценарий в большинстве случаев один и тот же: окружают женщин группы арабов и африканцев из 20-30 человек. Не избежали этой участи и Мюнхен, Штутгарт, Берлин, Нюрнберг и Франкфурт. 

Колебания немецкого общества видны невооруженным взглядом: осудить преступления, рискуя тем самым пробудить старых демонов, или же не трогать их, закрыв глаза на преступление. 

По иронии судьбы, эти серьезные инциденты, которые привели в замешательство полицию, пришлись на период первого с 1945 года переиздания «Майн кампф». Иногда страницы коллективной истории переворачиваются куда более кричащим и полемическим образом, чем нам кажется. 

На практике, вопреки распространенным во Франции представлениям, у немцев все далеко не так просто с их нацистским наследием. 

Официально все это, разумеется, давняя история. На самом же деле за видимой ширмой спячки немецкого национализма старые демоны всегда готовы пробудиться ото сна. Только наивный глупец поверит, что 20 лет разжигания коллективного эгоизма, которое прочно засело в немецком духе, можно просто так перечеркнуть легким движением пера. 

Пока что немецкий национализм образца пост-1945 года проявлял себя лишь косвенным образом. Так, например, одержимость нацистов чистотой нашла отражение в идеологии «зеленых», а антилиберализм населения долгое время проявлялся в антиамериканизме немецких пацифистов. Вопреки мнению французов, после 1945 года подъем немецкого национализма куда отчетливее прослеживается в риторике левых (особенно альтернативных), а не правых (пусть здесь и стоит особо отметить ХСС, рядовой активист которого едва ли сильно отличается от пропагандиста арийской расы образца 1932 года). 

Сейчас, когда Германия вновь выпускает в открытую продажу «Майн кампф» и в шоковом состоянии встречает миллион нагрянувших неевропейских мигрантов, перед ней встает следующий вопрос: будет ли немецкий национализм все так же проявлять себя обходными путями или же открыто заявит о себе? Иначе говоря, станут ли происшествия в Кельне началом процесса, который кардинальным образом изменит политический пейзаж, будет способствовать появлению партий вроде ПЕГИДА и «Альтернатива для Германии»? 

Ответ мы узнаем уже в ближайшие месяцы. Огромный риск для Европы, которым стало решение Ангелы Меркель пригласить миллионы мигрантов, все явственнее превращается в бомбу замедленного действия для немецкого национализма. 

Кельн и французские запреты

События в Кельне отразились не только на Германии. Это касается и французской богемы, которой свойственно отрицать в других то, что она считает очевидным во французах. Так, например, за оглашением участников фестиваля конкурса комиксов в Ангулеме сразу же последовали поспешные и бессовестные обобщения (все эти художники — законченные шовинисты, ясное дело), однако признать женоненавистнический характер мусульманской культуры ни у кого не поворачивается язык. 

Причины тому прекрасно известны. Символизирующий большинство белый мужчина неизменно считается виновником всех бед, тогда как магрбинец — бывший житель колонии, он слаб, его ни в коем случае нельзя критиковать. Даже если одинаковые происшествия в целом ряде городов говорят, что речь идет не об отдельно взятом случае, а о коллективном явлении. 

Все это, безусловно, поднимает вопрос о возможной реакции на принижение женщины в мусульманской культуре. Суть здесь не в том, что все мусульмане — потенциальные насильники, а том, что у ислама имеется очень серьезная проблема с положением женщины, и ее уже давно пора активно решать. 

Эрик Верхаге (Éric Verhaeghe) — основатель компаний Parménide и Triapalio, специалист по философии и истории
Фото: AP Photo, Oliver Berg/dpa via AP





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


1 комментарий

  1. Российская Федерация
    Маршал
    Серый

    Ну так чего они хотели принимая к себе "средневековье"? Понимания оным современных европейских реалий?

    0

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх