Лента новостей

10:53
Не беси русского медведя
10:52
Русское оружие как инструмент политической борьбы
10:50
Почему Украина не Россия, а Порошенко не Путин
10:49
Штурм крепости ИГИЛ: Губительный огонь ВКС РФ и Армии Сирии деморализовал боевиков в Хаме
10:49
В Украине скоро могут закончиться патроны: военные эксперты оценили риски
10:48
ЕС рассмотрит введение санкций против Прибалтики и Украины за фашизм
10:47
Американский генерал признал, что США не имеют права находиться в Сирии
23:47
Немецкие СМИ недоумевают: какое отношение к делу медиа-холдингу «Вести» имеет военная прокуратура Украины?
23:46
«Крым не пройдет»: патриотичные «мытци» обещают расстрелять режиссера Пиманова, предложившего показать свой фильм украинским зрителям
23:45
ВСУ отступают после разгрома. Госдеп с патриотами заходятся в заунывном вое
23:44
«Правый сектор» требует запрета деятельности Freedom House на Украине
23:43
Тайна виртуальной «белочки» Петра Порошенко
23:42
Первые результаты расследования коррупции в Госкино Украины
23:40
ВКС РФ отправили в ад боевиков ИГИЛ, сожгли их базу и военную технику в сирийской Хаме
23:38
Бой под Красногоровкой: ВСУ могли быть разгромлены
23:10
Россия «уволит» миллионы американцев
23:02
Весь уголь в мире - российский
23:01
Госдума запретила анонимайзеры
22:57
Холопы просят войны
22:54
Путин зажёг «Сириус»: о чём спросили президента одарённые дети?
22:51
Поручения Путина заставили Порошенко заикаться
22:49
Майданщики вцепились в Лукашенко
14:12
Diena: Газовая дилемма между экономикой и геополитикой
14:03
Как всегда, ждут переворота в Москве
13:58
The Washington Post: Поразительная капитуляция Трампа перед Россией
13:54
Авианосец «Шторм» входит в штопор
13:51
Die Welt: Чего добиваются русские своими маневрами в воздухе?
11:28
Нехитрый план Путина для Украины
11:28
Из-за русских это потеряло смысл. На прекращение вооружения Америкой сирийской оппозиции
11:26
Реки крови в «раю исламистов»: Крупнейшие банды начали жестокую войну, отбивая друг у друга сирийские города
11:25
Ватутин продолжает пинать Шухевича
11:23
Новым продажам российских танков способствует операция в Сирии
11:19
Украина проживет на сале
11:18
Боевики снова готовят провокации с химоружием, чтобы вызвать агрессию США против Сирии
11:17
Зачем РФ покупает американские облигации
10:33
Там живут несчастные люди дикари, теперь официально
10:32
Путин указал на недопустимость сокращения часов изучения русского языка в республиках РФ
10:28
500$ за ненависть
10:23
Британия ответит ЕС вторым Чернобылем
10:21
Польша расписала будущее Украины
10:20
Украина перемалывает ещё одного предателя России
10:13
Мальчиши из деревни Стеблево
09:09
Rzeczpospolita: Украина превратится в пустыню
09:05
Госдума поставила крест на российском туризме
09:02
Странное обострение в зоне АТО
Все новости

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
» » С Порошенко больше, чем когда-либо («Le Point», Франция)

С Порошенко больше, чем когда-либо («Le Point», Франция)

Еще одна встреча с Петром Порошенко в президентском дворце в Киеве. В том же кабинете в стиле китч, что и всегда. Мне он показался напряженным, но невозмутимым.

Тот же вид настороженного борца, но во взгляде чувствуется доверие, которого не было в предыдущий раз в Париже.


Как и его министр финансов Натали Яресько накануне, он начал с заявления Франсуа Олланда, в котором президент Франции вроде бы рассматривал смягчение санкций в отношении России.


Я объясняю, что это недоразумение, и что это в духе московской пропаганды, о чем шла речь в то же утро на форуме Фонда Виктора Пинчука в Ялте.


«Российские агентства, — сказал я, — первыми подхватили его фразу и задали тон, представив ее как победу. Французский президент хотел сказать прямо противоположное. Если и было давление, то на Путина, а не на вас».


Он пожимает плечами, как будто удивлен; он так и думал, он верит в Олланда, в «нормандский формат», принятый пятнадцать месяцев назад, когда Франция пригласила его, как и президента Путина, на торжества в честь поражения фашизма. Кое-кто хотел бы изменить формат, расширить его, включив, например, американцев, но нет, он удовлетворен настоящим, ему нравится эта идея франко-немецкого союза, движущей силы Европы и гаранта целостности Украины.


«Однако, продолжает он — и взгляд его становится более жестким — Россия, увы, не сказала последнего слова. Прекращение огня остается в силе и радостно сознавать, просыпаясь, что ночью не погиб ни один украинский солдат. В то же время…»


Он застывает с видом Изетбеговича, объявившего в октябре 1993 года с блеском в глазах и вновь обретенной гордостью свою первую победу над Сербами.


«Вы знаете, почему Путин успокоился? Потому что ему удалось сделать так, что мы в течение месяцев создали армию, одну из самых сильных, самых могущественных на континенте. И цена становилась для него слишком высокой…»


Ему приносят документы на подпись. Это распоряжения о покупке оборудования, которое он финансирует из своих личных средств, чтобы выиграть время.


«Теперь в отношении намеченных на ноябрь выборов на востоке страны. Вы знаете, что мы настаиваем на том, чтобы они состоялись. Это будет прелюдия к беспрецедентной децентрализации…».


— Конечно. Это мужественное решение. Продолжать в разгар войны осуществление глубоких реформ — это редкий выбор.


— Да. Но представьте себе, что сепаратисты организуют выборы на месяц раньше. Это было бы еще одним нарушением Минских соглашений. Не менее серьезным, чем военные столкновения. И в этом будет виноват каждый участник „нормандского формата"…».


Он замечает, что я делаю записи. И уточняет.


«Прежде всего Путин, который не сможет сказать по своему обыкновению: «это не моя вина…»


Он произнес «это не моя вина…» по-французски с легкой иронией.


«И если это произойдет, Олланд и Меркель должны будут сразу же выработать план В. Минск — это единое целое. Идея свободных прозрачных выборов в соответствии с украинскими законами является частью наших обязательств».


Он прервался, чтобы представить мне Константина Елисеева, своего нового дипломатического советника, франкофона, который принес депешу, и которого он просит остаться и присутствовать на встрече.


«План В будет означать новые санкции. Эффективное присутствие Европейского Союза в зоне конфронтации. Поставки оружия для обороны, именно обороны, радаров, электронного оборудования. К сожалению, это неизбежно».


Он встает. Приоткрывает занавес, будто желая убедиться, что не стемнело, возвращается с улыбкой.


«Я так вам скажу: не было счастья, да несчастье помогло. Наша отважная армия остается армией ХХ-го века. И такой она войдет в ХХI век!»


Кроме того, мы упоминаем кризис с беженцами, который потрясает его как христианина, и который может, как он опасается, завладеть всеобщим вниманием.


Мы касаемся греческой темы: ему кажется странным, что она получает в двадцать раз больше помощи, чем Украина, которая в свою очередь прилагает в двадцать раз больше усилий, чтобы соответствовать нормам ЕС.


Уже поздно.


Я говорю ему, что собираюсь завтра поехать в Умань, куда отправляются каждый год десятки тысяч паломников: к погребению Рабби На?хмана из Брацлава, одного из великих философов иудаизма.


«Это хорошо, — говорит он, — это очень хорошо». С тем же задумчивым видом, с которым он излагал в Париже свой проект чествования 75-й годовщины расправы в Бабьем Яру, символа Холокоста в его стране: «Это впечатляет, вы увидите, и это тоже новая Украина».





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх