Лента новостей

00:23
ГУАМ 2.0. Новая попытка гальванизации трупа
00:21
Спасибо БПП за Балаклею!
00:19
Полиция приготовила целый арсенал для разгона беспорядков
00:19
Россия уходит с Украины, но оставляет «смотрящего»
00:13
Страх перед мощью российских хакеров имеет под собой основания
00:12
Документальная драма: почему украинские чиновники запасаются паспортами других государств
00:11
Между тем: На Украине ввели ежемесячную абоненскую плату дополнительно к счетам за газ
00:06
Сирийский танк эффектно смешал с песком «шахид-мобиль» боевиков
00:05
Российские экранопланы увязли в бюрократии
00:04
В Артемовск тайно прибыла спецкоманда ВСУ для эксгумации сотен погибших
00:02
Первый русский дрон готов бомбить
00:02
России придется искать новую нефть
00:00
Этот день в истории - 29 Марта
22:14
The New Yorker: Что означают протесты в России для Путина
22:09
Донецк может без боя вернуть Славянск и Мариуполь
21:33
Дети в рядах «Исламского государства»
20:57
La Repubblica: Россия — надежный партнер
20:54
Мартовские протесты: проблем больше, чем страха
20:46
Какое оно — будущее Украины?
20:43
США берут в прицел российские спутники
20:41
Протесты в РФ должны радовать Украину
20:38
Москва разворачивает «трубу» на Восток
20:36
Таинственный покупатель Сбербанка
19:02
Ударные возможности Су-34 расширили за счет оружия длинной руки
18:15
CounterPunch: США не видят бревна в собственном глазу
18:12
El Confidencial: Кто убил больше мирных сирийцев
18:08
«Они же дети» плюс Навальный
16:57
Star gazete: Получит ли Россия свою долю в новом миропорядке?
16:55
Polonia Christiana: Как Путин стал удобным инструментом
16:51
Перед Медведевым замаячил призрак отставки
16:49
Agora Vox: Как относятся к России кандидаты в президенты Франции
16:16
Как подопечный Порошенко оказался на месте убийства Вороненкова раньше всех?
16:14
LADA вошла в топ-5 автомобильных брендов в русскоязычных соцмедиа
16:12
Гитлерюгенд ИГИЛ: Бойцы ЧВК США в шоке от малолетних живых бомб
16:11
Военная безопасность Европы: предотвратить и обезвредить
16:10
И словом, и делом: Украина возрождает традиции Третьего рейха
16:08
Медведчук: Восстановление экономических отношений с РФ выгодно
16:02
Der Spiegel: Яценюк: долгий путь от Чечни до Бутырки
16:02
Развитие экономики: со второй половины 2017 начнется перевод зарплат бюджетников на карты "Мир"
16:00
Сергей Рудской: «Действия коалиции во главе с США могут привести к катастрофе»
15:59
Яценюк: долгий путь от Чечни до Бутырки
15:55
Aftenposten: Кто выиграет новую лунную гонку?
15:48
Чужие герои. Священные камни русского Юга
15:46
Финансы на выход: Сбербанк продаёт свою «дочку» на Украине
15:45
Генсек ООН готовит противоправный трибунал по Сирии
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
» » Россия: Опыт большевиков и нацистов ("The Washington Post", США)

Россия: Опыт большевиков и нацистов ("The Washington Post", США)

Владимир ПутинВ конце 1980-х и начале 1990-х годов в исследованиях, посвященных советскому и постсоветскому периодам, появилось понятие империи, поскольку ученые пытались поместить распад многонационального советского государства в подходящие сравнительные рамки. В результате было издано множество замечательных книг, в том числе книги Брюса Пэррота (Bruce Parrott) и Карен Давиша (Karen Dawisha), Барнетта Рубина (Barnett Rubin) и Джека Снайдера (Jack Snyder), Ричарда Рудольфа (Richard Rudolph) и Дэвида Гуда (David Good), Карен Барки (Karen Barkey) и Марка фон Хейгена (Mark von Hagen). Не менее важно также и то, что концепция империи вошла и в постсоветологический дискурс и вскоре перестала ассоциироваться с политическими платформами эпохи холодной войны. Одним словом, концепция империи стала уважаемой настолько, что сегодня этот термин используется гораздо более свободно в отношении СССР и России, чем предпочли бы многие исследователи империй. 

Странно то, что, хотя многие политические шаги Владимира Путина в отношении ближнего зарубежья часто получали название «имперских» или «неоимперских», практически никто не предпринимал попыток связать текущие имперские амбиции Путина с тем очевидным фактом, что советская империя рухнула и этот крах оказал серьезное влияние на последующую траекторию развития России. Хотя перестройка Михаила Горбачева ослабила мускулатуру империи, СССР оставался невредимым вплоть до 1991 года, когда в течение нескольких месяцев вся имперская система канула в небытие и на ее место пришли независимые — или формально независимые — государства. 

Движения, партии и люди, стремящиеся к возрождению империи, существовали во всех постимперских метрополиях. Разумеется, они существовали и в постсоветской России, и самым очевидным примером стал Владимир Жириновский и его Либерально-демократическая партия, которая с начала 1990-х годов откровенно призывала к возрождению империи. Однако стремление к реимпериализации особенно сильно в метрополиях, переживших крах империи — или же внезапное, стремительное и масштабное разрушение связей между центром и периферией, которые эту империю определяют. Метрополии, которые возникают на месте распадающихся империй — таких, которые теряют свои территории в течение нескольких столетий или десятилетий — зачастую смиряются с исчезновением империи и редко предпринимают серьезные попытки ее возродить. Между тем, метрополии, пережившие крах империи, продолжают придерживаться имперской идеологии, дискурса и культуры, а между центром и периферией сохраняются экономические, институционные и социальные связи, существовавшие прежде, даже несмотря на то, что формально они были разрушены. В таких условиях существуют мощные предпосылки для того, чтобы политическая элита всерьез стала рассматривать возможность возрождения империи.

Существует три хороших примера того, как после развала империй ее центры пытались ее восстановить. В 1918-1920 годах большевики воспользовались имперской идеологией и сохранившимися структурными связями и смогли восстановить большую часть бывшей Российской империи. Немецкие нацисты тоже воспользовались подобной идеологией и структурными связями, однако в 1940-х годах им не удалось восстановить немецкий Рейх. А постсоветская российская элита — в 1990-е годы, когда среди российских законодателей и интеллектуалов вновь получила популярность концепция империи, а также в период после прихода к власти Путина — стала все чаще покушаться на суверенитет своих нерусских соседей. Российская элита стремится к реимпериализации в форме экономических схем, призванных привязать экономики соседей к экономике России. При этом она использует как «мягкую силу» в виде пропаганды единства так называемого «русского мира» и поддержки русского и русскоязычного населения «ближнего зарубежья», так и грубую силу — к примеру, в случае с Грузией в 2008 году и с Украиной в 2014-2015 годах.

Именно поэтому в аналитических кругах стало уместным сравнивать Веймарскую Германию и «Веймарскую Россию». Обе они пережили распад. Обе они испытали тяжелейшие экономические трудности после распада. Обе они обвинили в своем распаде и экономических трудностях демократов. Обе искали утешения в имперских традициях и культурах своих наций. Обе пережили приход к власти националистов правого крыла и сильных лидеров, пообещавших вернуть имперское величие нации. И обе начали наступление на своих соседей, используя при этом как мягкую, так и грубую силу.

Из этого анализа можно сделать два вывода. Во-первых, согласно ему, российско-украинская война обусловлена исключительно внутренней постимперской динамикой России — культурой, идеологией, экономическими и институционными структурами — а не внешними факторами, такими как реальная или мнимая угроза со стороны ближайших соседей. Если рассматривать ситуацию с этих позиций, то, хотя Версальский договор, возможно, носил карательный характер, не он стал причиной агрессии Гитлера и нацистов. Точно так же, хотя НАТО и Запад, возможно, раздражали россиян, поворот Путина вправо и его войны против Грузии и Украины являются продуктами краха империи, характера режима этого лидера и систематических попыток возродить империю.

Во-вторых, результаты попыток Путина возродить империю пока остаются неясным. Добьется ли он успеха, как некогда большевики, или же он потерпит поражение ценой больших потерь, как это произошло с нацистами? Фактор, который сегодня может решить исход — как это произошло в России 1918–1922 годов и в Европе 1939–1945 годов — это степень вовлеченности других держав в конфликт между бывшими центром и периферией распавшейся империи. В случае России другие державы предпочли остаться в стороне, поэтому большевики смогли восстановить большую часть империи. В случае с нацистами великие державы вмешались, и в результате мы получили крах нацистского имперского проекта. В текущей войне России с Украиной примечательнее всего то, что великие державы — США, Германия, Франция и Соединенное Королевство — встали на сторону Украины. Это предполагает, что имперский проект Путина завершится неудачей, хотя, когда это произойдет и сколько людей погибнут в процессе, пока остается загадкой.

Александр Мотыль (Alexander Motyl) — американский политолог и преподаватель Ратгерского университета.
"The Washington Post", США





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх