Лента новостей

17:11
Интересный поворот в отношениях России и Ирака
16:35
Президент Монголии дал олигархам 49 суток, чтобы вернуть деньги с офшорных счетов
16:34
ВЦИОМ: большинство слышавших о «Свидетелях Иеговы» россиян поддерживают их запрет
16:16
Путь к банкротству Westinghouse
15:16
Никакой «миротворческой миссии ООН», заявляют в ДНР
15:15
Побывав в Москве и Питере, экс-волонтер «Правого сектора» заявила, что на Украине лгут о России
15:13
Харьков: Уровень Ж
15:12
Украинская группировка разоряет сёла Донбасса
15:11
Скандал в Госдепе: Тиллерсон разочарован в политике США и хочет уйти
15:09
ЕСПЧ обязал Россию выплатить одному из убийц Немцова шесть тысяч евро
15:06
Психология, friendly fire и самые страшные санкции
14:11
Rollingstone: «Рашагейт» глазами русских
13:59
Кремль и «лающая мышь» против ИГИЛ
13:52
Handelsblatt: Последствия крымского кризиса
12:31
Распродажа Родины: Украина «сливает» секреты Российской армии
12:24
Стиратели
12:22
Эти странные русские
12:20
Ренат Кузьмин: когда мы все вернемся, киевский режим рухнет
12:16
Если Курт оказался вдруг...
12:07
Украинский генштаб в трех российских дивизиях заблудился
12:07
Американский сенат шокирован наглым посягательством Украины на суверенитет США
12:05
«Нормандцы» требуют от Порошенко подчинить Раду и выполнить Минск-2
12:04
«Курортная Херсонщина»: бандиты на границе, аллергичная мусорка на побережье
11:59
Героиновая игла Westinghouse держит Киев за глотку
11:51
Параноики из Госдепа
11:49
Военный эксперт: покупка Турцией С-400 будет означать, что США проиграли РФ
11:48
Эдуард Лимонов: Депутатша Поклонская лучше бы чем-нибудь полезным занялась
11:44
Новые американские санкции: целились в Россию, а попали в ЕС
11:43
Постмодерн – смешные мальчишки-лгунишки
11:40
Порошенко грозит России санкциями
11:38
Рабство 21-ого века: на Западе приступили к массовому чипированию населения
09:10
Defence24: «Запад-2017» — «троянский конь» для НАТО
09:06
Рука Кремля душит сланцевую революцию в США
09:04
Миротворцы ООН вместо Малороссии
08:51
Экономический бум обещают всему миру, но не России
08:49
Украина и Белоруссия — дружба или прагматический расчет?
08:46
Российский спецназ действует из Египта
08:43
В Америке не дадут Трампу дружить с Кремлем
08:36
Этот день в истории - 25 Июля
18:30
Почему Захарченко решил создать Малороссию?
18:27
Битва за Дейр эз-Зор: Асаду необходим контроль над нефтью в Сирии
18:25
Украина считает Мариуполь русским городом
18:25
Российский режиссер в прямом эфире обьявил генералов Вермахта «оппозицией Гитлеру»
18:16
Самые эффектные моменты лётной программы авиасалона МАКС-2017
18:15
МАКС-2017 закончился подписанием контрактов на 400 млрд рублей
Все новости

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
» » Конец гегемонии Германии

Конец гегемонии Германии

Конец гегемонии ГерманииВнутренний баланс сил в Европе смещается незаметно для окружающих. Доминирующее положение Германии, которое казалось абсолютным после финансового кризиса 2008 года, постепенно уменьшается — с далеко идущими последствиями для всего Европейского союза, пишет американское издание "Project Syndicate".

Конечно, с точки зрения перспективы использования методов невоенного воздействия, тот простой факт, что люди верят Германии, является сильной опорой для поддержки статуса страны и ее стратегического положения. Но довольно скоро люди начнут замечать, что основной двигатель этого восприятия — рост экономики Германии при длительной рецессии большинства других экономических систем стран еврозоны — является уникальным обстоятельством, которое скоро исчезнет.

За 12 из последних 20 лет темпы роста экономики Германии были ниже, чем средний темп роста экономики трех других больших стран еврозоны (Франции, Италии и Испании). Хотя рост немецкой экономики, как показывает график, был выше в посткризисный период, Международный валютный фонд предсказывает, что в течение ближайших пяти лет рост экономики Германии станет ниже среднего роста экономики упомянутых трех стран, и намного ниже среднего роста экономики всех стран еврозоны, включая небольшие страны Центральной и Восточной Европы с высоким темпом роста экономики.

Безусловно, у Германии все еще имеются некоторые очевидные преимущества. Но при более внимательном изучении оказывается, что они не столь уж позитивны, какими они кажутся на первый взгляд.

Начнем с того, что в экономике Германии достигнута почти полная занятость — в резком контрасте к показателям безработицы с двузначными цифрами, которые преобладают в большинстве стран еврозоны. Но комбинация полной занятости и низких темпов роста экономики фактически указывает на базовую проблему: медленный рост производительности труда. Добавьте к этому сокращение численности квалифицированных работников, способных удовлетворять потребности рынка труда Германии — население страны стареет, а у прибывающих беженцев отсутствуют необходимые навыки квалифицированной работы — и немецкая экономика представляется обреченной на вялотекущую работу в течение длительного времени.

Другое очевидное преимущество Германии ‑ большие финансовые резервы, которые не только смягчили последствия кризиса, но дали стране и значительное политическое господство. Действительно, поскольку немецкие финансовые фонды были незаменимы для помощи сильно пострадавшим странам периферии еврозоны, страна стала центральным пунктом во всех усилиях по преодолению кризиса.

Согласие Германии было необходимо, чтобы создать «банковский союз Европы», который повлек за собой передачу контролирующих полномочий Европейскому центральному банку (ЕЦБ) и создание общего фонда помощи для решения проблем слабых банков. И противодействие Германии задержало вмешательство ЕЦБ в рынки облигаций; а когда, наконец, ЕЦБ начал свою программу скупки бондов, это было сделано при негласном одобрении Германии.

Но теперь, когда процентные ставки на нулевом уровне, крупные сбережения Германии не дают ей большой пользы. И, с затиханием финансового шторма, у Германии нет новых возможностей продемонстрировать свое политическое влияние в других странах как внутри, так и вне еврозоны.

Действительно, Германия, вследствие ее глубокого вовлечения в экономики центральноевропейских и восточноевропейских стран, была ключевым игроком в Минских соглашениях, которые были подготовлены с целью прекращения конфликта в Украине. Однако эти соглашения имели весьма малое влияние на положение в ближневосточных странах, к которому приковано сегодня внимание всего мира. Хотя многие страны выдвинули на первый план политическое руководство Германии в решении вопроса кризиса беженцев, в действительности Германия не имеет серьезного влияния на факторы, которые породили этот кризис; в результате страна испытывает громадное напряжение. Страна вынуждена сегодня впервые попросить солидарной помощи у своих партнеров по ЕС, поскольку одна Германия не может принять всех вновь прибывших беженцев.

 


Как обычно, однако, представления отстают от действительности, что означает, что Германия все еще рассматривается повсюду как самая большая сила еврозоны. Однако, по мере того как глобальный деловой цикл ускоряет возвращение Германии к «старой нормальной стране», станет все более трудным игнорировать смещение влияния в пределах стран Европы.

Германия, которая экспортирует большие объемы средств производства, выиграла больше других государств-членов еврозоны от инвестиционного бума в Китае и в других развивающихся экономиках. Но рост развивающихся экономик сегодня значительно замедляется, включая и Китай, где запросы переходят от инвестиционных товаров к потребительским товарам. Эта тенденция отрицательно влияет на рост немецкой экономики и приносит пользу южно-европейским странам, которые больше экспортируют товары народного потребления.

Продолжающееся изменение в динамике экономической мощи и политической власти стран Европы, вероятно, окажет большое влияние на функционирование ЕС — и особенно в странах еврозоны. В частности, без сильной Германии, укрепляющей финансовые структуры еврозоны и побуждающей к внедрению трудных, но необходимых структурных реформ, страны могут потерять мотивацию для выполнения действий по обеспечению справедливости и стабильности в долгосрочной перспективе. Если инфляция будет оставаться низкой, ЕЦБ сможет почувствовать себя более свободным для осуществления следующих этапов монетарного стимулирования, еще более подрывая достижение финансовых целей.

Короче говоря, возможно, что мы движемся к менее «германской» экономической политике в еврозоне. Хотя эта новая политика могла бы поднять популярность ЕС в периферийных странах, она может также привести к увеличению сопротивления членству в ЕС внутри Германии — стране, которая, несмотря на ее уменьшающуюся экономическую силу, остается важной частью мозаики европейской интеграции.

Даниэль Грос (Daniel Gros) – директор Брюссельского Центра политических исследований. Работал в МВФ, был экономическим советником в Еврокомиссии, Европарламенте и у премьер-министра и министра финансов Франции. Редактор Economie Internationale и International Finance.

 





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх