Лента новостей

22:58
Декабрь 41-го. Спасти Москву
22:48
Минобороны РФ бьёт рекорды продаж
22:44
Как Америка и Канада Арктику поделили
22:41
Монтян: Украину разорвут поляки, венгры и румыны
22:40
Меркель всё ближе к Горбачёву
22:40
Что десантные корабли США делают у берегов Сирии
22:38
Как еще можно «потерять» палубник: типы аварий на авианосцах
22:30
«Светлана» подвела летчиков во второй раз
22:28
Детонационные двигатели заменят ядро газотурбинных
22:27
Американцы усиливают флот рядом с Сирией
19:53
Счастлива ли ты, Россия?
19:50
В наш монастырь со своим «Евровидением» не ходят!
19:49
Удар по Авакову: компромат с Майдана используют для досрочных выборов в Раду
19:45
Хуже, чем в Алеппо: почему беженцы отказываются жить на Украине
19:42
Ночь над ЕС: удар в Италии, пат в Австрии
19:41
Будет ли Порошенко стёрт до нуля
19:40
Порошенко подписал собственный «пакт Молотова-Риббентропа»
19:34
История Кэтрин Энгелбрэхт. Как давят инакомыслящих в США
19:32
Друзья боевиков на трибуне ООН: Москва поставит вето на резолюцию Запада по Алеппо
19:31
Немецкие СМИ обратили внимание на неадекватное поведение Порошенко
19:15
«Я ценю в России ее дух»: оперная звезда Хосе Каррерас в восторге от России
19:13
Донбасский счёт
19:06
Эксперт: коррупционные скандалы во власти уже не удивляют украинцев
19:04
Крупное ДТП с детьми в Югре: в больнице остаются 19 человек
19:01
Замглавреда Spectator объяснил, почему люди больше не верят западным СМИ
18:56
Игра с ядерным огнем: циничные заявления США
18:56
Чем крах референдума в Италии обернется для ЕС
18:55
Прибалтика – жизнь при свечах
18:53
Российская военная-медик погибла при обстреле госпиталя в Алеппо
18:51
Порошенко открыл телевышку на горе Карачун для вещания на территорию ДНР
18:48
Ставки растут: что стоит за попыткой Киева заставить «Газпром» платить
18:47
Трамп сознательно идет на конфронтацию с Китаем
18:47
Почему опять упал «Прогресс»
18:46
Антонов просит $703,2 млн у правительства Украины, чтобы выжить
18:44
На «Адмирале Кузнецове» разбился второй истребитель. Кто виноват?
18:42
Тартус примет большой десантный корабль «Георгий Победоносец»
17:00
Настоящей головной болью Дональда Трампа является российский ядерный арсенал
16:59
Иран снова под ударом?
16:58
Юрий Селиванов: И опыт – сын ошибок трудных
16:57
Виктор Муженко: наша армия — она настоящая, не бутафорская
16:55
В Сирии в результате обстрела госпиталя погибли российские медики
16:54
ЛНР: ВСУ перебросили в Донбасс иностранных наёмников и новую технику
16:53
Взаимосвязь между испытаниями С-300ПС близ Крыма, заявлениями Турчинова и реальной ситуацией на Донбассе
16:43
Ynet: Хаос в воздухе из-за российского авианосца
16:39
В Мосуле ликвидировали министра нефти ИГ
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Виталий Чуркин: Победить ИГИЛ можно только сообща и «на земле»

Виталий Чуркин: Победить ИГИЛ можно только сообща и «на земле»

Виталий Чуркин: Победить ИГИЛ можно только сообща и «на земле»Постпред России при ООН рассказал, чего ждут члены организации от речи Владимира Путина


В преддверии приезда на Генеральную Ассамблею Организации Объединенных Наций президента России Владимира Путина постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин рассказал корреспонденту «Известий» Егору Созаеву-Гурьеву о работе постпредства, создании коалиции против ИГИЛ и об атмосфере, царящей в ООН, когда рядом нет теле- и фотокамер.


— ООН отмечает 70-летие. В каком виде организация подошла к этой дате? Удастся ли ООН сохранять свое влияние на международные отношения?


— Последние четверть века международная система трансформируется, а в последние годы, можно сказать, ее начало лихорадить — «арабская весна», ливийский кризис, конфликт в Сирии, кризис на Украине. Такие новые явления, как ИГИЛ и миграционный коллапс в Европе. Можно спорить о том, есть ли между этими событиями какая-то связь, но очевидно: где тонко, там и рвется. Для многих проблем сложно найти решения, даже если бы позиции основных мировых игроков были близки. А это случается далеко не всегда. Всё это не может не отражаться на Организации Объединенных Наций и создает объективные ограничители для реализации ее потенциала в решении мировых проблем.


Вместе с тем более универсальной площадки для преодоления противоречий, выработки общих подходов и консенсусных решений просто не существует. Надо продолжать эту непростую работу. Начиная с 2000 года при поддержке ООН в целом реализованы восемь «целей развития тысячелетия», что позволило вдвое сократить количество бедных и голодающих, снизить материнскую и детскую смертность, обеспечить доступ детей к начальному образованию, укрепить гендерное равенство.


В год своего 70-летия ООН приступит к реализации 17 «целей устойчивого развития», которые будут объявлены через несколько дней на Саммите по развитию.


— Какая атмосфера в ООН в преддверии Генассамблеи? Есть ли ажиотаж?


— Большой интерес. Не просто сессия — накопилось множество проблем, которые требуют решения и международного сотрудничества. Тут ожидания выступлений и Владимира Путина, и Барака Обамы, покажут ли они перспективы такого сотрудничества. В стенах ООН беспокойство связано не с самим фактом определенного обострения отношений между Западом и Россией, а с тем, насколько это влияет на международное сотрудничество. Ооновцев, Генерального секретаря волнует, как отношения между Россией и США могут сказаться на решении проблем с негативной точки зрения. Поэтому факт того, что, несмотря на трудности, мы можем сотрудничать, очень радует членов ООН.


— В сентябре Российская Федерация председательствует в Совете Безопасности ООН. Какие предварительные итоги этой работы вы можете подвести?


— Для председательства в Совете Безопасности нам выпал напряженный месяц. Началась 70-я юбилейная сессия Генассамблеи, которая будет иметь особое значение для международного сообщества. Российскую делегацию в этом году возглавляет президент Владимир Путин.


Мы сконцентрировали основную работу совета в первой половине сентября, подойдя к ней максимально прагматично. К настоящему моменту все запланированные мероприятия уже прошли. И не только. Было много внеочередных заседаний, связанных с обострением ситуации в отдельных странах. Например, в Ливане, а затем — в Южном Судане. 10 сентября созвали срочные консультации по Йемену, выпустили важное заявление в поддержку усилий по политическому урегулированию под эгидой ООН. В форс-мажорном режиме обсуждали ситуацию в Буркина-Фасо, где была угроза государственного переворота, а также обстановку в Центральной Африканской Республике.


В центре внимания Совета Безопасности оставалась Сирия. 9 сентября мы рассмотрели ситуацию вокруг уничтожения сирийского военно-химического потенциала, а 16 числа — гуманитарную обстановку. Согласовали «круг ведения» совместного механизма по расследованию инцидентов с применением химоружия (СМР), созданного в соответствии с принятой в августе резолюцией 2235. Добились сбалансированного подхода, предусматривающего полноценное взаимодействие между ООН и правительством Сирии.


Встревожены поступающими сообщениями из Ирака о применении террористами токсичных веществ в качестве химического оружия. Считаем, что мандат СМР необходимо распространить и на территорию этой страны. Ведем работу в этом направлении.


В фокусе внимания остается и палестино-израильская тематика. Считаем важным, что удалось достичь консенсуса и осудить инциденты, происходящие вокруг святых мест в Иерусалиме. Хотя это и не имеет отношения к работе СБ, не могу не упомянуть, что 14 сентября Генассамблея приняла резолюцию о том, что на территории штаб-квартиры ООН наряду с флагами государств-членов будут подняты и флаги государств-наблюдателей — Палестины и Ватикана. Эта церемония пройдет 30 сентября. Примем в ней участие.


Были в повестке дня и другие темы: межсуданские отношения, ситуация в суданском регионе Абьей, Либерия, сирийские Голаны. В сентябре Совет Безопасности принял резолюции по продлению мандатов миссий ООН в Ливии и Либерии, а также по изменению либерийского санкционного режима.

30 сентября предстоит центральное мероприятие нашего председательства: открытые дебаты по урегулированию конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке и противодействию террористической угрозе в регионе, на которые наш министр Сергей Лавров пригласил своих коллег. Считаем, что назрела необходимость провести всесторонний анализ ситуации и подумать, как мы можем совместно содействовать разрешению кризисов и бороться с нарастающим терроризмом в регионе.


— Сейчас на первый план вновь вышла проблема борьбы с терроризмом. Как идет работа по формированию коалиции против ИГИЛ по линии ООН?


— Как вы знаете, по инициативе американцев уже сформирована «коалиция» по противодействию ИГИЛ, которая бомбит территорию Ирака и Сирии уже год. Причем если с правительством Ирака эти действия вроде бы согласованы, то разрешения Дамаска даже не спрашивали.


Помимо международно-правовых к этой «коалиции» возникает всё больше практических вопросов. Хотя ударов с воздуха было уже около 7 тыс., территория под контролем ИГИЛ не уменьшается. Всё это показывает, что победить терроризм, а уж тем более такое явление, как «Исламское государство», можно только сообща, при объединении сил всех, кто воюет с ИГИЛ «на земле», на основе Устава ООН, при уважении суверенитета и территориальной целостности государств. И без двойных стандартов, деления террористов на «хороших» и «плохих». На это направлена инициатива Владимира Путина о создании широкой коалиции против ИГИЛ и всех прочих террористических групп, орудующих в регионе Ближнего Востока.


Надо сказать, что в целом контртеррористическое взаимодействие в ООН развивается довольно успешно, многое удается сделать. Имеется целый блок антитеррористических документов СБ, криминализующих деятельность наиболее одиозных террористических организаций, таких как ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра». Отдельно подчеркну принятую по нашей инициативе резолюцию СБ 2199 по пресечению финансовой подпитки террористов, в том числе от продажи нефти. Действуют ооновские санкционные структуры по антитеррору: Комитет по «Аль-Каиде» и его Мониторинговая группа, Контртеррористический комитет и его Исполнительный директорат. Они, в частности, собирают информацию, касающуюся террористической активности для последующего принятия государствами адресных мер против тех, кто так или иначе взаимодействует с террористами.


14 сентября мы вместе с англичанами — и это несмотря на все наши разногласия по ряду других вопросов — провели тематическую дискуссию под эгидой Контртеррористического комитета Совета Безопасности, посвященную 10-летию резолюции СБ 1624 по противодействию подстрекательству к терроризму, теме, актуальность которой не ослабевает.


— Насколько непреодолимы противоречия между Россией и Западом в вопросе противостояния ИГИЛ и урегулирования сирийского конфликта? Действительно ли Башар Асад принципиальная фигура для Москвы?


— Противоречия, конечно, есть, но задача урегулирования затянувшегося сверх всякой меры конфликта в Сирии должна оставаться приоритетной. Совет Безопасности принял уже с десяток решений по Сирии. Последнее — заявление председателя от 17 августа, где выражается поддержка спецпосланнику Генсекретаря Стаффану де Мистуре и его подходу, согласно которому для работы на основе Женевского коммюнике будут созданы четыре межсирийские рабочие группы. В них при помощи ооновцев сирийцы должны будут договориться по ключевым вопросам: безопасность, политико-правовые вопросы, борьба с терроризмом, непрерывность оказываемых государством услуг, восстановление и развитие. Совет будет держать эту ситуацию под плотным контролем, но решение должно быть сирийским. Это относится и к политической судьбе Асада. Вот именно это согласие между сирийцами для нас принципиально. Совет Безопасности сменой режимов заниматься не должен. Тем более что история Ближнего Востока, особенно в последнее десятилетие, демонстрирует: навязывание рецептов извне погружает страны в хаос, не решает, а усугубляет проблемы.


— Вы можете назвать самый сложный для вас рабочий день/заседание за время вашего пребывания на должности постпреда России при ООН?

— Было несколько сложных заседаний СБ ООН во время кризиса на Кавказе в 2008 году и ряд непростых дискуссий по Украине. С тяжелым сердцем голосовал в июле против проекта резолюции Совета Безопасности по Сребренице.


— По телевизору мы могли наблюдать ваши жесткие дискуссии с представителями Украины и США, а когда вы встаете, выходите из зала, камер уже нет, вы продолжаете общаться с госпожой Пауэр (представитель США в ООН) и господином Сергеевым (представитель Украины в ООН)? Градус дискуссии при этом меняется?


— С Самантой Пауэр общаюсь всё время — без этого работа в Совете Безопасности, наверное, остановилась бы. Градус бесед, конечно же, совсем другой, чем на заседаниях, — деловой, хотя иногда и поспорим. С Юрием Сергеевым не разговаривал с начала кризиса на Украине. Не было необходимости, да и не тянет.


— А бывает такое, что после заседания кто-нибудь из постпредов благодарил вас за поддержку? Или, опять же, представитель условно не заинтересованной страны по-человечески говорил: «Господин Чуркин, вы сказали всё правильно»?


— Такое бывает довольно часто.


— В период особенно серьезных заседаний как часто приходится сверять часы с Москвой? Или есть определенное пространство для маневра?


— Определенное пространство для маневра в рамках известной нам официальной позиции, как правило, бывает. Если его не хватает, сверяюсь с Москвой — звоню министру или одному из его заместителей, курирующих ту или иную тему.


— Как выглядит ваш обычный спокойный рабочий день? Если таковые выдаются.


— Спокойный — значит без «громких» заседаний СБ ООН? Далеко не вся работа совета попадает на экраны телевизоров. Хотите верьте, хотите нет, но в 2014 году совет в разных формах провел более 430 заседаний. Некоторые из них могут быть короткими — скажем, для принятия подготовленных резолюций (их было одобрено 63 плюс более 160 заявлений), но иногда дискуссии за закрытыми дверями затягиваются на несколько часов. Внимания требует и Генеральная Ассамблея, которая, как и Совет Безопасности, работает круглый год. Кроме того, еще ведутся межправительственные переговоры по реформе Совета Безопасности. Всё это требует не просто ходить на заседания, но и постоянно встречаться с коллегами — один на один или в различных форматах (например, постпредов пятерки постоянных членов СБ). Держим плотный контакт с Пан Ги Муном и другими руководителями Секретариата ООН. В любой день просматриваю несколько сотен страниц различных текстов. Обо всем происходящем ежедневно докладываем в Центр.


— А как выглядит ваш выходной?


— Читаю газеты, журналы, книги, «гуляю» по интернету, играю в теннис, люблю хорошее кино, смотрю футбол по телевизору.


— После всего перечисленного вы можете сказать, что вам нравится ваша работа?


— Не просто нравится, своей работой я по-настоящему увлечен.


— ООН 70. Что пожелаете организации в этот юбилей?


— Чтобы ООН становилась сплоченнее. Становилась более заточенной на решение практических проблем, стоящих перед человечеством.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх