Лента новостей

21:40
Пиррова перемога «Нафтогаза»
21:40
Меркель хочет начать всё с чистого листа
21:39
Президент РФ обсудил проблемы судебной системы
21:37
Потери «Адмирала Кузнецова»: Мы утопили $50 млн за три недели
21:36
Назарбаев: Казахстан был колонией, нас заставляли глотать пыль
21:33
Котёл для русских
20:43
Россия и Турция: Кто с чем не согласен?
20:28
Четыре километра подо льдом: как российские ученые нашли в недрах Антарктиды затерянный мир
18:02
Зачем США запросили компромат на Порошенко?
18:01
Ученые: мирный договор с Японией не нужен
18:01
«Аллигатор» выходит в открытое море
17:59
Дружба приносит свои плоды
17:59
Запад бессилен помешать освобождению Алеппо
17:58
Порошенко попал
17:55
«Аллигатор» выходит в открытое море
17:53
Унизительное поражение США в Сирии
17:49
Генштаб ВСУ занимает круговую оборону
17:46
Россия придет к нам с войной
16:39
Смерть Аляски. История нефтедобычи
16:37
Для ВМФ создают робот, способный имитировать любую подлодку
16:36
Украинский лес вывозит австрийская компания в Румынию, оформляя его как дрова
16:35
ВСУ - 25! Путь от кретинов до карателей
16:34
Их нравы: Охрана Порошенко пообещала прострелить ноги журналистам
16:33
Зрада: ЕС запретил импорт птицы с Украины
16:33
Во Львове прошел «парад карателей»
16:30
Украина закончится через полтора года
16:29
Сатановский: Минобороны знает, как ответить на убийство в Алеппо наших медиков
16:28
Боевики уже разговаривают, но еще не сдаются
14:57
СК установил причастных к обстрелам территории России украинских силовиков
14:57
Операция «Госпиталь»
14:56
Лавров: отказавшиеся выходить из Алеппо боевики будут уничтожены
14:55
Президент РФ о защите страны от информационных войн
14:53
НАТО определило возможную точку начала войны с Россией
14:53
Алеппский блицкриг
14:52
Украина поверила в потерю российского газового транзита
14:51
О «подвиге» идиотов
14:50
Начались летные испытания нового Як-40
14:49
Русские идут: британская армия против «боевых гномов»
14:48
Таких беспилотников у российского ВМФ нет — пока нет
14:47
В США предлагают признать Крым российским в обмен на мир на Донбассе
14:46
Сирийская армия возьмет Алеппо до конца этого года
14:46
Украина заложила «бомбы замедленного действия» под энергобезопасность ЕС
14:45
«Она поразила украинцев прямо в мозг»
10:09
Украинские абитуриенты опозорились, не сумев показать на карте север и юг
10:09
Андрей Ваджра: Криминальное чтиво в Княжичах
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
» » Рыбный вопрос: латвийский бизнес об эффектах и последствиях санкций

Рыбный вопрос: латвийский бизнес об эффектах и последствиях санкций

Рыбный вопрос: латвийский бизнес об эффектах и последствиях санкцийНесмотря на экономические потери от «санкционной войны», латвийские правящие настаивают, что ущерб минимален и не превышает политических дивидендов от «сдерживания России».

Однако согласны ли с этим сами бизнесмены, попавшие под ограничения? Об эффектах и последствиях санкций и недавнего запрета на импорт латвийских шпрот портал RuBaltic поговорил с председателем правления рыбоконсервного предприятия Brīvais Vilnis Арнольдом Бабрисом:

— Г-н Бабрис, расскажите, чем занимается ваше предприятие?

— Завод находится в Салацгриве, 120 км от Риги. Мы производим термически стерилизованные консервы. В основном это шпроты. Объем производства – 2,5 миллиона банок в месяц. Штат – 450 работников. Оборот — не менее миллиона евро в месяц.

— Как запретительные меры коснулись рыбной отрасли Латвии?

— Начну с того, что «санкционные войны» изначально на рыбные консервы не распространялись. Запрет на ввоз латвийских и эстонских шпрот был принят после того, когда приехали российские инспекторы и констатировали нарушения.

На основании них и приняли решение о запрете ввоза рыбоконсервной продукции. Россельхознадзор запретил ввозить латвийские рыбные консервы в Россию, затем Роспотребнадзор констатировал у четверых производителей отклонения от заявленных показателей на этикетках.

Половина латвийских производителей поставляли рыбоконсервную продукцию в Россию. Это сразу отразилось на отрасли.

Но будет неправильным называть конкретные суммы. Это все приблизительные данные. Если кто-то говорит, что может посчитать точно — это неправда, так как точному подсчету эта цифра не поддается. Здесь будет длительный эффект, и сложно сейчас оценивать степень воздействия.

— По Вашим ощущениям, насколько рыбопроизводители почувствовали «шпротный запрет»? Сообщалось о массовых увольнениях, о том, что заводы встали…

— Есть заводы, которые реально остановились, отпустили людей. Некоторые уже возобновили работу. Но из тех, кто возобновил работу, многие сделали это не в полном объеме. Важно, что 50% производственных мощностей шпрот работало на Россию.

На моем предприятии это около 30% в лучшие времена. У других предприятий «российская доля» — 80% или даже 90%. Российский рынок закрылся, и при такой ориентации перепрофилировать и перекинуть продукцию на другой рынок очень сложно.

— Как санкции сказались на Вашем предприятии?

— На наше предприятие санкционные войны повлияли прямым образом. Россию невозможно отделить от всего региона. Падение российского рубля влияет на все постсоветское пространство. Валюта сопредельных государств тоже падает. Покупательская способность падает. Но мы, как и все рыбоперерабатывающие предприятия Латвии, ищем альтернативные рынки поставки своей продукции.

Лично мы все-таки имели определенные наработки по альтернативным рынкам. В итоге экономили на предприятии по всем позициями, по которым только возможно, но изменили планирование: с 1 сентября первыми запустили завод на полную мощность. Сейчас видим заказы. Будем смотреть дальше, откроется ли российский рынок. Откроется — будем поставлять в Россию.

— В Латвии ведутся разговоры о поставке шпрот в Китай и США. Думаете, там латвийским шпротам удастся снискать популярность?

— Уверен, что так и будет. Уже есть поставки в Китай. Наша рыбная отрасль будет дальше работать в этом направлении. Мы поставляем и во Францию. Плотно зашли на французский рынок. Работаем со всеми. Надо понимать, что шпроты — это деликатес, только его надо правильно преподнести, спозиционировать. У нас есть очень хорошие разработки. Нам не стыдно за свое качество. Мы будем расширять полки.

— Что могут предпринять власти Латвии, что возместить ущерб и помочь производителям? Бывший министр экономики Вячеслав Домбровский высказал мнение, что придется на 1% поднимать подоходный налог.

— Важно желание действительно решить данную проблему, но если хотите помочь производителям, первое и самое лучшее — не мешайте работать. Политики же больше любят популистские меры и заявления, а не конкретные дела, которые нужны производителям. За редким исключением. Допустим, я высоко ценю нашего министра сельского хозяйства Яниса Дуклавса. Он сам производственник. Прекрасно знает, что надо делать, и адекватно реагирует, в отличие от других политиков.

— Ветеринарно-санитарная служба Латвии выслала в Москву затребованную документацию по шпротам, но сделала это на латышском, без перевода на русский. В Москве теперь не знают, как отвечать. Как Вы оцениваете подобный казус?

— В Латвии, как и во многих других странах, надо ввести личную ответственность чиновников за действия или бездействия, глупость и безответственность. За этим решением стоял конкретный человек, который его оформлял, принимал и так далее.

— Латвийские политики часто утверждают, что ущерб от санкций, конечно, имеется, но он незначительный и не может повлиять политические решения, направленные против России. Как Вы воспринимаете это?

— Наши политики не несут никакой ответственности за свои заявления. Причем не только по «рыбному вопросу», но и по очень многим другим. Они делают заявления, которые абсолютно не соответствуют действительности.

— Как бизнес-сообщество относится к санкционной политике?

— Сразу могу сказать, санкции не решают проблемы. Я говорил это с самого начала. Если кто-то думает, что при помощи санкционных мер можно добиться чего-либо, он ошибается. Санкции не дадут эффекта.

— Политики слышат Вас хоть как-то?

— Политики много чего не слышат. Это болезнь многих политиков во всем мире. Это глобальная мировая проблема, не только проблема Латвии.

Пока политик не прочувствовал, что его шкура будет продырявлена, он будет считать, что все хорошо.

Пока это не касается их лично, они стараются не слышать и не говорить, что они сами хотят, а говорят, что им надо говорить.

— Считаете, возможно ли восстановление полноценных экономических отношений между Россией и Латвией?

— Латвия — маленькая страна, входит в Евросоюз и НАТО. Чтобы говорить о развитии отношений, нужно смотреть на контекст. Предугадать что-либо невозможно, но верно, что нашим политикам надо не всегда бежать впереди паровоза, впереди всей Европы. Пока мы находимся там, где находимся. Не всему, что произошло в нашей стране, я рад.

— Полагаете, Латвии удастся добиться от Евросоюза компенсации своих экономических потерь от санкций?

— Не знаю. Маловероятно, но исключить нельзя. Возможно, какая-то компенсация будет, но она не покроет потери. Латвийское правительство дало налоговые каникулы и оперативно поставило людей на биржу труда. Поддержка слабая, но она есть.

— По Вашим наблюдениям, как общее ухудшение политического климата влияет на жизнь в регионе?

— Когда у твоего соседа плохо, не стоит радоваться, потому что его покупательская способность ухудшается. Транзитный поток сократился, потребление сократилось. Падение рубля нам, конечно, не нравится, потому что россияне меньше стали покупать нашу продукцию. Заказов меньше. Абсолютно ничего хорошего в этом не вижу.

— Изменились ли цены и стоимость продукции?

— Это комплексный вопрос. Если смотреть с точки зрения энергоносителей, рыба должна подешеветь. Новый сезон начнется, посмотрим, какая будет стоимость рыбы, потому что у рыбака большая себестоимость закладывается за счет топлива. Если нефтепродукты подешевели, соответственно, себестоимость должна быть пониже.

Если говорить об упавшем потреблении, то все будут поджиматься, рынок будет также падать. Комплектующие и так далее — все будет падать. Продавать сложнее из-за падения спроса. Это взаимосвязанные вещи, которые нельзя так однозначно анализировать. Могу точно сказать, что падение спроса заставило производителей опускать цену на конечную продукцию, а поставщики будут вынуждены опускать цену на сырье, чтобы бороться и выжить. Сейчас начался процесс ценовой борьбы.  

— Кто больше всего страдает от санкций, введенных с обеих сторон?

— В первую очередь от любых санкций страдает народ, рядовое население.

— Ожидаете ли Вы скорого снятия санкций и конца санкционной войны?

— Не верю, что все санкции скоро отменят, что с одной, что с другой стороны. Политики занимаются популизмом, объявляют ограничительные меры. На основании чего они будут отменяться? Ситуация патовая.

Можно провести аналогию с реальной войной — войну всегда легко развязать, но очень сложно закончить.

Так и санкции — их легко объявить, а вот как ликвидировать? Выигрывают от санкций только те, кто в них не участвуют — они зарабатывают. А кто участвуют — вне зависимости, с какой стороны — несут убытки. Мудрые же стоят в сторонке и потирают руки, довольные и счастливые.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх