Лента новостей

12:50
Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть
10:35
Страх и ужас американцев: как обновленный «гадкий утенок» Ту-160М2 станет неуязвимым «Белым лебедем»
10:34
Неспящие в космосе: чем Россия ответит США на орбите
10:01
Сенат и ЦРУ возмущены: Путин продолжает строить супердержаву
10:01
Трамп отправит солдат на войну с талибами
09:57
Подсчет потерь
09:54
Diplomat: новые российские боевые ледоколы заставят США призадуматься
09:53
Елену Яковлеву не пустили на Украину
09:52
США изучают опыт «вежливых людей»
09:49
«Калибры» придут на Тихий океан в 2018 году
09:48
Белый дом в хаосе, Путин выигрывает
09:28
Мосийчук: Убийство Гиви и Моторолы — это возмездие за Бандеру, Дудаева, Литвиненко и Вороненкова
09:10
Gli Occhi Della Guerra: Зачем Россия помогает Кубе
09:06
Киев начал бой за небо Крыма
09:03
Quartz: Чего в действительности хочет Россия
08:53
«Морские котики» Трампа снова провалили спецоперацию
08:51
Zakzak: Путин не может без войн
08:50
Counter Punch: Путин не должен нравиться Штатам, он должен нравиться русским
08:49
В Манчестере обнаружили ещё несколько бомб
08:48
Савченко решила стать президентом Украины
08:48
Село и люди: генезис украинских патриотов
08:47
Пентагон обучит спецназ русскому
08:40
«Советы» россиян украинцам — банальный расизм
08:37
Российские подводные лодки и корабли будут оборудоваться крылатыми ракетами «Калибр»
08:34
Revolutionary Forces of Syria Media Office: Русский медведь ослеп в Сирии
08:32
СМИ: Киев готов прекратить железнодорожное пассажирское сообщение с Россией
08:31
Порошенко вызывает дух Сталина
08:29
Svenska Dagbladet: Гиганты Европы против русского супертанка
08:27
Тайное небесное око: от дрона-«колибри» до секретного космолёта
08:25
Этот день в истории - 25 Мая
22:52
Во Львове директор военного предприятия содержал сеть борделей
22:51
Энергетическая революция: ОДК испытывает мощнейший газотурбинный двигатель
22:48
Депутата Вилкула мог «заказать» Борис Филатов: Кто ещё готовит покушение?
22:44
Русофобия на Украине набирает обороты
22:43
Фальшфлаг в Манчестере? Власти отреагировали на теракт неделей раньше
22:29
Пентагон озвучил свои планы на Донбасс
22:28
СУГС-патриоты мечтают о латинизации Украины
22:27
Отныне права человека – главный приоритет в работе украинских силовиков
22:26
Готова ли Венгрия к войне с Украиной?
22:23
Россия переманивает важного союзника США
22:22
«Цена барреля может достичь $100 и даже выше»
22:21
Ударные вертолеты Ми-35 ВКС РФ наносят град ударов по боевикам США
22:20
Щелбаны для Порошенко от Медведева и Меркель
22:16
Stratfor заявила о подготовке США удара по КНДР
22:15
Вертолеты Ка-52 получат космическую систему наведения вооружения
Все новости

Архив публикаций

«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
» » Почему США ничего не делают на Украине ("The Washington Post", США)

Почему США ничего не делают на Украине ("The Washington Post", США)

Продолжающаяся война на Украине недавно прошла веху первой годовщины весьма сомнительного референдума, в результате которого Крым откололся от Украины и был присоединен к России. В ходе последовавшего затем конфликта более 6 тысяч человек погибли, большие участки территории на востоке Украины были разрушены, а российская поддержка сепаратистам, которые оказались в опасности после смены власти в Киеве, стала фактически явной. Реакция Вашингтона оказалась возмущенной, и политики вместе с комментаторами стали требовать от президента Обамы либо пойти на эскалацию напряженности с Россией, увеличив объемы военной помощи Украине, либо прийти к некоей договоренности великих держав, по сути дела, отказавшись от этой маловажной страны ради прекращения конфликта с гораздо более решительным противником. Интервью с экспертами, которые я недавно провел вместе со своим коллегой Андреем Криковичем в Москве на тему российских стратегических интересов и вопросов, истекающих из договорной теории конфликта, показали, что сегодняшняя политика — ничего не делать, наблюдая за ростом сопутствующего ущерба — лучше всего соответствует американским внешнеполитическим интересам, поскольку Америка отказывает России в драке, в которую та хочет ввязаться в удобный для себя момент и по удобному для себя поводу.

Готовясь к написанию одной недавно опубликованной работы, мы с Криковичем опросили в Москве целый ряд экспертов по внешней политике, чтобы понять размах российских стратегических интересов. Интервьюируемые четко указали на то, что война на Украине является симптомом разочарования в международном порядке, установившемся после холодной войны. Как сказал заместитель секретаря российского Совета безопасности Евгений Лукьянов, «нам нужно сесть [с Соединенными Штатами] и пересмотреть весь этот порядок, сложившийся после холодной войны». Далее эксперты заявили, что потенциальная потеря Украины напрямую угрожает способности России вести курс на евразийскую интеграцию, который крайне важен для российской стратегической концепции развития евразийского блока (путем укрепления Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности) в противодействии последствиям от американской однополярности и в соперничестве в том многополярном мире, появления которого ждет Москва.

Как заявили наши собеседники, Россия стремится к «большой сделке», в которой будет четко определена роль США в международном порядке, а также наложены определенные ограничения на действия Америки, чтобы она стала более предсказуемой в своем поведении и не превышала пределы своих полномочий. У этой сделки есть три основополагающих установки, которые гарантируют России безопасность. Это договор о коллективной безопасности, объединяющий Россию, США и ведущие государства Европы; это наднациональный орган по принятию решений (Совета Европы, НАТО, Евросоюза и ОДКБ), создать который предлагал Дмитрий Медведев, чтобы положить конец натовскому господству в Европе; и это «доктрина Монро» для постсоветского пространства, узаконивающая сферу влияния в регионе. Эти идеи соответствуют предложению Путина о «коллективном руководстве», с которым он выступил на последней встрече Валдайского клуба: новый мировой порядок, основанный на конкурирующих иерархиях государств, на взаимном невмешательстве в сферы интересов, а также на взаимодействии в решении транснациональных проблем, представляющих взаимный интерес, таких как исламский терроризм. Со временем все эти организационные меры должны привести к «интеграции интеграций», чтобы укрупненный Евразийский экономический союз мог взаимодействовать с Евросоюзом и с другими западными институтами как полноправный партнер, имеющий такой же статус, как и эти влиятельные институты.

Эти идеи указывают на то, почему Россия намерена бороться за разрешение украинского вопроса сейчас, а не позднее. Согласно российской блоково-ориентированной точке зрения на будущее международных отношений, если не «заполучить» Украину, ЕАЭС уже очень скоро достигнет своей наивысшей точки (в мае 2015 года туда вступит Киргизия, а остальные страны региона вроде бы опасаются присоединяться, проявляя робость). Сталкиваясь с перспективой негативных сдвигов в своем переговорном влиянии, Россия вынуждена действовать без промедлений, а иначе она ослабнет и в будущем уже не сможет вести активную борьбу за пересмотр международного порядка.

Этим очень хорошо объясняются действия России, но как мы можем объяснить нежелание Обамы выделять более значительные ресурсы для продолжения конфликта или сорваться с крючка и уйти? Почему Обама довольствуется политикой напряженного бездействия? Не исключено, что Обама тоже увидел, как блоково-ориентированная стратегия России привела ее к той же наивысшей точке, после которой по меркам самой же России у нее начнется спад. Таким образом, компромисс с Россией в рамках такой сделки не только расстроит европейских союзников и украинцев, но и станет спасательным кругом для противника, поскольку остановит его упадок. Более того, бросать вызов России из-за Украины значит вести курс на эскалацию конфликта, для разрешения которого или победы в котором с приемлемыми издержками у США меньше возможностей и решимости.

Обама оказался в ином положении, что касается выработки стратегии в отношении усиливающегося соперника Китая. С ним нужно искать компромисс или вступать в борьбу, потому что Пекин не удовлетворяет распределение благ в мире. А Россия напротив, является соперником в состоянии упадка (по ее собственными меркам), и поэтому США выгодно проводить третий политический курс, сохраняя статус-кво и выжидая, чтобы позднее вести переговоры с позиции большей силы. Если Обама считает, что у России есть внутренние структурные противоречия (сырьевая экономика), а внешне она находится на пике, значит, он оказался примерно в том же положении, что и Дуайт Эйзенхауэр (Dwight Eisenhower) 60 лет тому назад. Тот был уверен в победе в долгой войне и гонке вооружений против противника, у которого были внутренние структурные противоречия (командная экономика), но не решался вступать в краткосрочные конфликты вблизи российской территории. Эйзенхауэр не стал вмешиваться в венгерские события в 1956 году, а Обама не вмешивается решительно в события на Украине и не вступает с Россией в борьбу в удобное для нее время и в выгодном для нее месте.

Политика напряженного бездействия помогает Украине предотвратить крах, но она недостаточно решительна, чтобы бросить вызов России. Поэтому здесь возникает опасность того, что события могут пойти вопреки желаниям США, из-за чего Обама может подвергнуться серьезной критике как внутри страны, так и на международной арене. Но в отдаленной перспективе Соединенные Штаты могут оказаться в гораздо более сильном положении по отношению к России — пусть даже это чревато гибелью людей на Украине и огромными разрушениями, а также резким ухудшением двусторонних отношений.

Юваль Вебер (Yuval Weber) — доцент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, Москва.
"The Washington Post", США





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх