Лента новостей

02:18
В Евразийской экономической комиссии оценили расширение партнерства Армении и ЕС
02:11
В Австралии тестирую технологию для получения «зеленого» водородного топлива прямо из воздуха
01:56
Военный эксперт Леонков объяснил отставание "Золотой орды" США от российских систем
01:48
Польша и COVID-19: лучше умереть, чем принять помощь России
01:45
Составлен топ-10 главных нововведений марта 2021 года
01:40
Названы регионы с самой низкой долей просроченных кредитов
01:39
Пошлина на экспорт нефти из России выросла до $49,6 за тонну
01:37
В России расширился круг организаций, обязанных принимать карты Мир
01:35
Трамп выступил с речью впервые после ухода с поста президента
01:34
Трамп заявил, что не будет основывать новую партию
01:33
Трамп раскритиковал политику Байдена
01:32
Трамп допустил, что может решить вновь баллотироваться в президенты
01:23
FAZ: многие американцы сомневаются во внешнеполитических способностях Байдена
01:22
Обозреватель CNN: США пора признать, что они подарили многим нацистам «американскую мечту»
01:21
Fox News: «вновь сядут за один стол с тиранами» — Никки Хейли раскритиковала Байдена за возвращение в СПЧ ООН
01:19
WP: Байден заявил миру, что «Америка вернулась», но мир в этом не уверен
01:17
Американцы избавляются от скульптурных воспоминаний
01:15
С карты «Мир» запретят пополнять иностранные электронные кошельки
00:59
О необычном политическом курсе Мексики
00:41
Голос Мордора: Получится ли Латвию превратить в Латышию?
00:38
Москве пора пересмотреть основания интеграционных союзов
00:37
Верховный суд США фиксирует слом американской избирательной системы
00:32
«Ситуация может вызвать протесты»: Россия вошла в список «проблемных» стран из-за роста цен на продукты
00:31
Иран отказался от переговоров с США и ЕС по ядерной сделке
00:30
В Индии петух зарезал собственного хозяина
00:28
История не терпит вечного господства
00:26
Дутые грузовики: Nikola признала, что сделала 9 «неточных» заявлений при скомпрометированном основателе
00:25
Обзор первого Full HD Smart-монитора Samsung S27AM500: с TIZEN, без тюнера
00:22
Тест-драйв бомбардировщика «Стелс»: что придёт на смену?
00:20
Финалистки конкурса «Краса ВДВ-2021» посетили Главный храм ВС РФ и музейный комплекс «Дорога памяти» в парке «Патриот»
00:19
Памятные мероприятия, посвященные 21-й годовщине подвига десантников 6-й парашютно-десантной роты, проходят в Пскове
00:17
В Минпромторге полностью исключили дефицит продуктов в России
00:16
В Минсельхозе не видят оснований для скачкообразного роста цен на продукты
00:15
CNBC: в США эксперты федеральных центров рекомендовали применять вакцину Johnson & Johnson
00:12
Путин поздравил военнослужащих и ветеранов ССО с профессиональным праздником
00:02
В Николаеве мужчина без маски купил продукты, но сотрудники устроили драку
00:01
Депутаты призывают наказывать граждан за оскорбление полиции
23:59
Синоптик Тишковец: Настоящая весна приходит не по календарю
23:58
Украинские националисты требуют запретить деятельность «московской» УПЦ
23:55
Илона Маска вызвали на поединок на Марсе
23:54
В клинике ЭКО оценили эффективность современного искусственного оплодотворения
23:53
Военный эксперт Леонков объяснил отставание "Золотой орды" США от российских систем
23:51
В Польше заявили, что самолет президента Качиньского уничтожили два взрыва
23:50
Запад подвел Грузию к голоду и необходимости экспортировать свое население
23:49
В Германии озвучили три условия завершения «Северного потока — 2»
Все новости

Архив публикаций



Мировое обозрение » Авиация » В поисках новой тактики

В поисках новой тактики


В июне 1943 года для советской стороны пришла пора думать, как продолжать борьбу с анапскими конвоями. Штабы Черноморского флота и его ВВС осознавали, что ситуация изменилась, и искали новые методы борьбы. Впереди был трудный июль.

Итак, июнь закончился. Его итоги для 11-й шабр оказались сильно хуже майских. Из 28 анапских конвоев были атакованы штурмовиками только четыре, потери противника ограничились одной выведенной из строя БДБ и несколькими легко повреждёнными единицами. Пе-2 40-го полка бомбили два «Хагена», в т.ч. один совместно с «Илами», и вывели из строя одну БДБ. Потери 11-й шабр в вылетах, связанных с анапскими конвоями, составили три Ил-2, включая один разбитый при вынужденной посадке, и 11 Як-1, также включая один разбитый на вынужденной. Были безвозвратно потеряны один лётчик-штурмовик, девять лётчиков-истребителей и два воздушных стрелка, ещё два лётчика-штурмовика и два воздушных стрелка были ранены с эвакуацией в госпиталь.

Картину несколько смягчило уничтожение большой баржи «Герасимус» у Керченского полуострова, но 8-й гв.шап заплатил за этот успех гибелью ещё одного Ил-2 вместе с экипажем.

​Герой Советского Союза подполковник А.А. Губрий — командир 11-й шад. На его соединении лежала основная тяжесть борьбы с анапскими конвоями - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Герой Советского Союза подполковник А.А. Губрий — командир 11-й шад. На его соединении лежала основная тяжесть борьбы с анапскими конвоями

Как мы видели, в конце мая немцы вынуждены были искать выход из ситуации. Теперь пришёл черед сделать то же самое советской стороне. Конечно, точное число прошедших конвоев и понесённые ими потери штабу ЧФ известны не были. Но то, что ситуация ухудшилась, было очевидно, что подтверждают и уже упоминавшиеся указания от 25 июня.

В отчётных данных 11-й шабр успехи бригады в борьбе с конвоями выглядят так: 8-й гв.шап — потоплены 6 и повреждены 7 БДБ, потоплен 1 катер, 47-й шап — потоплены 4 БДБ и 5 катеров, итого потоплены 10 БДБ и 6 катеров, повреждены 7 БДБ. Успехи 47-го шап включают и заявки одной из его эскадрилий, которая действовала из Ейска на Азовском море. Реальный успех — «Герасимус» — видимо учтён в числе БДБ. Примерно половина БДБ учтены как «баржи типа Ф», но из боевых донесений понятно, что это обычные БДБ. Кроме того, каждый из полков «потопил» по одной подлодке. Таким образом, успехи бригады были многократно завышены. Понятно, что лётчикам в горячке боя было трудно оценить результаты своих действий. Но штаб бригады и тем более штабы ВВС ЧФ и самого флота должны были оценивать результаты более трезво, тем более имея немалое количество самолётов-разведчиков.

Отвечая на поставленный по итогам мая вопрос — понимало ли командование ЧФ, что перевозки в Анапу оказались на грани прекращения — видимо, нужно сказать, что такому пониманию неоткуда было взяться. Разведка не давала надёжной картины, и на бумаге всё выглядело примерно так: уничтожается большое число БДБ, но это никак не влияет на интенсивность перевозок, как будто силы противника неисчерпаемы. Такая ложная картина мира не давала никаких посылов для изменения подходов к борьбе с анапскими конвоями.

Вряд ли можно точно сказать, насколько искренне штабы заблуждались. Штаб 11-й шабр в своём отчёте за 2-й квартал 1943 года прямо писал о трудности оценки результатов налётов: «Сроки предоставления донесений ещё велики и в основном задержка происходит внизу, так как почти при каждом вылете для выяснения истинной картины требуется совместный разбор истребителей со штурмовиками. Большой процент молодого состава крайне затрудняет сбор данных и выявление истинной картины».

Есть очевидное противоречие между заявленными большими успехами и констатацией недостатков, а также критикой со стороны командующего ЧФ. По отчётам, у штурмовиков проблемы сводились к недостаточной меткости бомбоударов, недостаточному взаимному прикрытию от зенитной артиллерии, продолжительному сбору после атаки и в отдельных случаях к попыткам уйти от истребителей противника на скорости. Всё это в конечном итоге упиралось в недостатки подготовки лётного состава. Предлагаемые меры сводились к улучшению подготовки лётчиков и более тщательной подготовке боевых вылетов. Безусловно, всё это было необходимо, но быстрой отдачи дать не могло. Никаких изменений в организации, тактике, применяемых боеприпасах и т.п. не предлагалось.

Бригада получала разведдонесения от своего истребительного полка, а также от 30-го орап, 36-го дбап и 40-го пбап. Для прослушивания разведсообщений «чужих» полков радисты бригады несли круглосуточную вахту на их волне. Однако требование (разумное) посылать ударные группы только после уточнения места и курса конвоя приводило к тому, что без посылки своих разведчиков действовать было сложно. Поэтому большой проблемой для бригады стали последствия замены опытного 6-го гв.иап на 9-й иап с большой долей молодого лётного состава. Проблемы с качеством разведки случались и у старого полка, но с прибытием новичков стало заметно хуже. В отчётах отмечалось слабое знание лётчиками плавсредств противника, слабое владение радиосвязью, отсутствие навыков в тактике и технике воздушной разведки. Результатом стали несколько вылетов ударных групп без встречи с конвоями.

Увеличились и проблемы с истребительным сопровождением. Отмечалась недостаточная сколоченность 9-го иап, слабая групповая слётанность, неумение вести групповой воздушный бой, неудовлетворительная организация управления и, у ряда лётчиков, слабая дисциплина. Предлагаемые меры опять сводились к улучшению боевой подготовки.

По факту в июле была принята ещё одна мера — в среднем несколько увеличилось число штурмовиков в ударных группах. Но это не изменило соотношение сил, т.к. число БДБ в конвоях также выросло, и появились БДБ с «фирлингами». Увеличилось и число истребителей сопровождения, но с учётом слабой подготовки значительной части лётчиков 9-го иап это мало что изменило. К сопровождению «Илов» иногда начали дополнительно привлекаться «Аэрокобры» 11-го гв.иап.

Горячий июль

22–27 июля СКФ провёл последнее из неудачных наступлений с целью освобождения Таманского полуострова. Этому предшествовала попытка 16–20 июля овладеть важной высотой. Оборонительные бои потребовали от противника значительных усилий и расхода средств, которые требовалось восполнять. Поэтому анапские конвои были по-прежнему важны, как и действия против них. На вечер 30 июня 11-я шабр имела в Геленджике 19 Ил-2 8-го гв. шап, из них 8 исправных, и 31 Як-1 9-го иап, из них только 9 исправных.

В начале июля практически закончилась переброска люфтваффе с Кубани на Курскую дугу. Впрочем, с точки зрения прикрытия анапских конвоев изменения пока были минимальны. Убыли истребительные части из Тамани и Гостагаевской, а в Анапе как были, так и остались II./JG 52 и словацкий отряд 13./JG 52. Правда, часть II./JG 52 стала использовать и Гостагаевскую. Лишь 20 июля началось постепенное раздёргивание II./JG 52 — на Миус-фронт были переброшены четыре лётчика. Но существенный отток пошёл лишь в начале августа. Пока же истребительные части противника по-прежнему могли уделять достаточное внимание прикрытию конвоев. В июле более одной трети заявленных успехов немецких дневных истребителей пришлись на морское направление.

​А.Ф. Берестовский (9 иап) неоднократно был ведущим групп Як-1 при сопровождении «Илов» на удары по конвоям - В поисках новой тактики | Warspot.ru
А.Ф. Берестовский (9 иап) неоднократно был ведущим групп Як-1 при сопровождении «Илов» на удары по конвоям

Действия авиации в начале июля ограничивала плохая погода. 1-5 июля из пяти анапских конвоев три не были обнаружены, один был зафиксирован в Анапе, но воздушная разведка насчитала всего две БДБ вместо фактических пяти, и удар не наносился. Единственная попытка удара по конвою в море 2 июля закончилась налётом на некие две баржи и катер в районе Солёного озера, а фактически явно на остовы ранее погибших судов. Попали под этот удар также купавшиеся солдаты и табун лошадей на берегу. Ведущий капитан П.И. Парменов доложил о потоплении одной баржи и повреждении баржи и катера, а также потерях врага на суше.

В документах противника этот налёт отмечен как удар по опорным пунктам на берегу. В результате прямого попадания в блиндаж были ранены четыре румынских солдата. Два Ил-2 получили пробоины от зенитного огня с берега, а на отходе группу безрезультатно атаковали два истребителя. При вылете на задание штурмовик прикомандированного из 47-го шап молодого лётчика младшего лейтенанта А.В. Николаева потерпел аварию и потребовал среднего ремонта.

6 июля в 13:30 в районе Благовещенской был обнаружен конвой «Хаген 34» в составе 6 БДБ и буксира «Хёфляйн» (Höflein). Он буксировал в Анапу часть сетевого заграждения, чтобы обезопасить порт от ночных атак торпедных катеров. Конвой шёл в ордере «Ёж» (буксир в центре и баржи вокруг него). Через 33 минуты для удара вылетели 6 Ил-2 (капитан П.И. Парменов) в сопровождении 11 Як-1. «Хаген» был настигнут в 14:34 южнее мыса Железный Рог. Незадолго до налёта командир конвоя вызвал истребители. В донесении причина не упомянута, но обычно это означало получение предупреждения от РЛС.

Из-за посредственной видимости визуально самолёты были обнаружены прямо перед атакой. Тем не менее, огонь был открыт своевременно. «Горбатые» подошли на малой высоте, сделали «горку» и атаковали с высоты 700 до 100 метров под углом 30-40° к курсу конвоя. Расход составил 30 АО-25М-35, 8 РОФС, 38 РС-82, 1305 ВЯ, 180 БС и 2050 ШКАС. По донесению командира группы, был сделан один заход, но немцы наблюдали, что два «Ила» произвели и второй заход, а остальным не дала это сделать прибывшая по вызову пара Ме-109. Несмотря на сильный зенитный огонь (более чем по три ствола на каждый штурмовик), бомбы накрыли, по меньшей мере, две БДБ, хотя прямые попадания не наблюдались. Но лётчики видели попадания по паре реактивных снарядов в две баржи. Наблюдения более-менее соответствовали реальности. F374 получила попадания тремя «лёгкими бомбами по 8 кг» (явно реактивными снарядами) в грузовой трюм.

​Налёт на «Хаген 34» 6 июля 1943 года - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 34» 6 июля 1943 года

Основной удар приняло на себя загруженное в Анапе крыло от «Юнкерса» Ju 52, поэтому повреждения БДБ оказались легче, чем могли бы. Тем не менее, F374 вышла из ремонта только 31 июля. Два моряка получили ранения. Серию попаданий снарядами ВЯ получила F536. Был подавлен огонь переднего 20-мм автомата и ранены два моряка зенитного расчёта, взорвалась часть 20-мм боезапаса и сигнальные ракеты, открылись небольшие течи. Поскольку в Керчи не было свободного слипа, пробоины заделали временно, и F536 была объявлена ограниченно боеготовой. Затем она прошла полноценный ремонт 16–23 июля.

Немцы не наблюдали результатов своего зенитного огня. Однако на одноместном «Иле» младшего лейтенанта А.В. Николаева пробило бензопровод, в результате чего он на обратном пути упал в воду, лётчик погиб. Кроме того, при посадке другой молодой лётчик сержант В.В. Михайлов забыл выпустить шасси и погнул винт. Пара Ме-109 не смогла прорваться к «Илам» и была отогнана истребителями. По наблюдениям, один из «Мессершмиттов» ушёл подбитым. Возможно, это были не самые опытные лётчики 52-й эскадры, но Парменов принял разумное решение ударить и сразу уходить. Из лётных книжек нескольких немецких асов видно, что во время налёта начался подъем истребителей II./JG 52 на перехват. К счастью, они опоздали.

Относительно усилий люфтваффе по прикрытию конвоев любопытную картину рисует лётная книжка Ганса Эллендта (4./JG 52). Утром 6 июля он два раза летал на прикрытие конвоя. В обоих случаях контактов в воздухе не было, и вылеты как боевые не засчитаны. Затем он сделал вылет в роли истребителя-бомбардировщика. Через 11 минут после начала налёта на «Хаген» Эллендт взлетел на перехват, но никого не догнал. Получается, что конвой на пути в Анапу прикрывался непосредственным сопровождением, а при возвращении — только дежурством на земле.

После этого был ещё один бесплодный вылет на перехват. Судя по длительности вылета — 53 минуты — он перешёл в свободную охоту с пересечением линии фронта, т.к. при отсутствии встреч с противником вылет засчитан как боевой. Под вечер Эллендт ещё раз слетал в качестве истребителя-бомбардировщика (216-й боевой вылет). Итого шесть вылетов, половина из которых связана с прикрытием конвоя. Справедливости ради, столь бешеная активность не характерна для этого периода на Кубани. Некоторые подробности прикрытия конвоев добавляют мемуары Дюттмана. По его воспоминаниям, истребители кружили над баржами на высоте всего 100 — 300 метров, иногда делая подскоки вверх, чтобы оглядеться вокруг. Немецкие лётчики отлично понимали значение анапских конвоев для снабжения аэродрома и хорошо относились к вылетам на прикрытие.

7 июля воздушная разведка отличилась и обнаружила «Хаген 35» как на пути в Анапу, и при возвращении. 6 Ил-2 (капитан П.И. Парменов) в сопровождении 11 Як-1, один из которых вернулся из-за неисправности, вылетели через 1 час 15 минут после второго обнаружения. Вероятно, задержка была связана с тем, что конвой обнаружили слишком близко к Анапе и её опасному аэродрому. В результате удар был нанесён в очень удачный момент — немецкие истребители за 18 минут до этого покинули конвой, а новые прибыли уже после налёта.

​Налёт на «Хаген 35» 7 июля 1943 года. Число ударных самолётов на схеме завышено в полтора раза - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 35» 7 июля 1943 года. Число ударных самолётов на схеме завышено в полтора раза

К сожалению, сильная дымка скрывала горизонт. Это создавало тяжёлые условия для пилотирования, и эффективный удар не получился. Пришлось ограничиться одним заходом, и один из лётчиков, рассчитывая сбросить бомбы во втором заходе, в итоге привёз их на аэродром. Та же плохая видимость повлияла и на зенитный огонь — ни один самолёт не пострадал, хотя в состав конвоя входила F315 — первая БДБ с «фирлингом», которая впервые сходила в Анапу ещё 4–5 июля. Парменов доложил о взрыве одной баржи в результате попаданий реактивных снарядов и о повреждении ещё двух барж. Истребители сопровождения подтвердили взрыв на замыкающей БДБ. Судя по немецким донесениям, конвой потерь и повреждений не имел, хотя бомбы с двух самолётов легли внутри ордера, а часть остальных — вблизи него.

8 июля «Хаген 36» был обнаружен на пути в Анапу, в самом порту и на обратном переходе, в последнем случае — под прикрытием четвёрки Ме-109. Несмотря на это неприятное обстоятельство, для удара по конвою вылетели 6 Ил-2 (ведущий снова капитан П.И. Парменов) с 11 Як-1. Один «Ил» и один «Як» вернулись из-за неисправностей, а остальная группа вышли к конвою в 15:37. К этому времени рядом с конвоем барражировали уже 8 истребителей. Они пытались атаковать «Илы», но были успешно связаны боем истребителями сопровождения (ведущий — старший лейтенант А.Ф. Берестовский).

В это время «горбатые» сделали один заход, израсходовав 30 АО-25М-35, 32 РС-82, 540 ШВАК, 110 УБТ и 420 ШКАС. Немцам на этот раз удалось заградительным огнём из 75-мм пушек разбить строй группы. Только сам Парменов смог сбросить бомбы внутри ордера, что подтверждается и немецким донесением. Ведущий не претендовал на попадания бомбами, но доложил о поражении двух БДБ тремя РС. Однако истребители сопровождения попаданий не наблюдали, и действительно, вражеский конвой повреждений не получил.

​Налёт на «Хаген 36» 8 июля 1943 года. Аккуратная схема, но число ударных самолётов опять завышено - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 36» 8 июля 1943 года. Аккуратная схема, но число ударных самолётов опять завышено

Командир конвоя лейтенант Диттмер доложил об одном сбитом 20-мм огнём Ил-2, фактически штурмовики не пострадали. На обратном пути упал в море один Як-1, младший лейтенант Е.С. Липатов выпрыгнул с парашютом у вражеского берега в районе мыса Утриш. Тем не менее, лётчика спас самолёт МБР-2. Причиной потери «Яка» стал отказ мотора, у противника в этот день вообще не было заявок на сбитые самолёты.

В этот день впервые на обстановку повлияли начатые ещё в мае минные постановки. После уже упоминавшейся гибели 8 июля шнелльбота S102 противник начал обязательную проводку анапских конвоев за тралами. Первый такой конвой — «Хаген 37» — был обнаружен воздушной разведкой утром 9 июля, но не атаковывался. В этот день бригада была преобразована в дивизию (11-я шад), её посетили командующий ЧФ Владимирский и член военного совета Куликов.

10 июля утром был обнаружен «Хаген 38» (6 БДБ и 4 катера-тральщика). Впервые для удара по конвою была выслана восьмёрка Ил-2 (капитан Н.И. Николаев) — очевидно, максимальное число штурмовиков, которыми можно было управлять как единой группой. Их сопровождали 12 Як-1, один из которых вернулся из-за неисправности. В 08:35 группа вышла к конвою. Из-за проводки за тралами немцы вытянулись в одну длинную кильватерную колонну. Поскольку штурмовики атаковали с кормовых курсовых углов, головные БДБ и тем более тральная группа не могли вести эффективный огонь. «Илы» в двух заходах израсходовали 62 АО-25М-35, 7 РС-132, 52 РС-82, 690 ВЯ, 100 БС и 1200 ШКАС. Наблюдались попадания бомб и РС в две БДБ, на одной из которых произошёл взрыв и пожар. Вторая начала тонуть, и истребители наблюдали, что над водой осталась только её кормовая часть.

По донесению командира конвоя лейтенанта Диттмера, на концевой БДБ F312 пушечно-пулемётным огнём была пробита дымоустановка правого борта, и её пришлось выбросить в море. Кроме того, баржа получила несколько пробоин, в том числе ниже ватерлинии, и другие повреждения, но осталась боеспособной. Вторая с конца F474 получила попадание «лёгкой бомбой» (очевидно, РС-132) прямо над ватерлинией, был ранен один моряк, из-за пробоины величиной с голову началась сильная течь, и кормовая часть палубы ушла под воду.

​S102 — катер, после гибели которого на минах началась обязательная проводка анапских конвоев за тралами - В поисках новой тактики | Warspot.ru
S102 — катер, после гибели которого на минах началась обязательная проводка анапских конвоев за тралами

В Анапе пробоину временно заделали, а в Керчи F474 простояла в ремонте до 22 июля. В целом наблюдения советских лётчиков на этот раз были точны настолько, насколько это вообще возможно в динамике боя. Правда, истребители перепутали носовую часть F474 с кормовой, а дым из пробитой аппаратуры на F312 был принят за взрыв и пожар. В оперсводке ВВС ЧФ всё это превратилось в сокрушительный успех — «по данным дешифрования фотоснимков» штурмовикам засчитали потопление четырёх БДБ. Жаль, что не удалось найти это фотоснимки.

Немцы отчитались о двух сбитых зенитным огнём «Илах». Кизерицки чуть урезал заявку, засчитав один Ил-2 сбитым и ещё один «возможно сбитым». В действительности все «горбатые» вернулись домой, но три из них привезли осколочные пробоины. Кроме того, при заходе на посадку отказал мотор у младшего лейтенанта П.И. Полуэктова, и он разбил самолёт рядом с аэродромом. Экипаж не пострадал. Конвой прикрывали немецкие истребители, что подтверждается обеими сторонами, но они не смогли помешать удару. После начала налёта к «Илам» прорвались два Ме-109, но успехов не добились. «Яки» сопровождения вели бой с четырьмя истребителями, включая якобы один «Як-1 с красным носом». Лейтенант В.Е. Чураков доложил об одном сбитом Ме-109. Будущий ас унтер-офицер Петер Дюттман (Düttmann, 5./JG 52, 3-я победа) сбил Як-1 младшего лейтенанта Н.И. Ксендзова, молодой лётчик погиб.

​Налёт на «Хаген 38» 10 июля 1943 года. Традиционно завышено число ударных самолётов. Вероятно, к ним приплюсована часть истребителей группы непосредственного прикрытия - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 38» 10 июля 1943 года. Традиционно завышено число ударных самолётов. Вероятно, к ним приплюсована часть истребителей группы непосредственного прикрытия

11-12 июля конвои не ходили в Анапу из-за погоды, а 13 июля воздушная разведка обнаружила «Хаген 40» (7 БДБ и 6 катеров-тральщиков) своевременно в 10:55, ещё в районе Железного Рога. В 11:20 для атаки конвоя вылетели 7 Ил-2 (капитан А.Д. Данилов) с 16 Як-1, один из которых вернулся из-за неисправности.

На примере этого дня можно посмотреть организацию обеспечения вылета. Оперативный дежурный 11-й шад подал заявки на подготовку катера и самолёта МБР-2 для спасения лётчиков в море. Четыре Як-1 получили приказ быть в готовности для прикрытия МБР-2 и катера или для помощи ударной группе в случае воздушного боя на обратном пути. Кроме того, была передана заявка 11-му гв. иап на вылет район западнее Анапы для отсечения истребителей противника при возвращении ударной группы. Используя данные ПВО, дивизия старалась наносить удары в моменты, когда истребителей противника в районе конвоя не было. Не всегда это получалось, но на этот раз группа Данилова вышла к конвою, когда истребители прикрытия ушли на аэродром, а замена им ещё не прибыла.

С учётом полученного 10 июля опыта немцы шли двухкильватерной колонной, несмотря на проводку за тралами. Прямо перед налётом были подсечены три мины, что стеснило баржам свободу манёвра. Самолёты были обнаружены издалека, немцы смогли своевременно открыть заградительный огонь и даже якобы наблюдали взрыв одного Ил-2 в результате прямого попадания 75-мм снаряда. Фактически все самолёты прорвались к конвою и накрыли его бомбами. Потом был сделан второй заход, всего были израсходованы 52 АО-25М-35, 2 РОФС, 52 РС-82, 1080 ВЯ, 430 ШВАК, 250 БС и 3330 ШКАС. Данилов доложил, что на отходе наблюдались взрывы на двух баржах и попадание в третью баржу одного РОФС и одного РС, результаты сфотографировали. Ведущий считал, что две БДБ потоплены и одна повреждена.

​Реактивный осколочно-фугасный снаряд РОФС под крылом Ил-2. Видимо, именно такой снаряд поразил БДБ F312 - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Реактивный осколочно-фугасный снаряд РОФС под крылом Ил-2. Видимо, именно такой снаряд поразил БДБ F312

Штаб 11-й шад оценил результаты по-другому: попаданиями РОФС и РС-82 одна БДБ потоплена, две сильно повреждены. Дешифровка снимков якобы подтверждала гибель одной БДБ. Реальные результаты были скромнее. Попаданий бомб, как и считал штаб 11-й шад, действительно не было. F312 на втором заходе получила реактивный снаряд в транец в 50 см выше ватерлинии — вероятно РОФС, т.к. получилась дыра диаметром около 15 см. БДБ осталась боеготовой. По донесению командира конвоя лейтенанта Диттмера, баржи также получили лёгкие повреждения от пушечно-пулемётного огня. Были легко ранены три человека на F372, включая самого Диттмера, и один человек на F537. Командир конвоя в очередной раз отметил слабую чувствительность «Илов» к попаданиям 20-мм снарядами.

Немецкие истребители появились после окончания налёта. Известно, что Ганс Эллендт (4./JG 52, 11 побед на тот момент) сел в Анапе после прикрытия конвоя в 12:04, а в 12:15 вылетел обратно на перехват. За пять минут до него на перехват вылетел Ганс Вальдман (6./JG 52, 55 побед к 13 июля). Всего в бой вступили не менее 4 Ме-109, немецкие моряки насчитали пять. Несмотря на то, что среди этих лётчиков было минимум два аса, они никого не сбили. Герой Советского Союза капитан В.И. Хряев доложил об одном сбитом Ме-109. Три Ил-2 вернулись с пробоинами от зенитного огня и отчасти от атак истребителей, получил лёгкое ранение воздушный стрелок Куликов. У одного из повреждённых зенитным огнём Ил-2 (младший лейтенант В.А. Петрашин) при посадке на аэродроме подломилась нога шасси и погнулся винт.

​Налёт на «Хаген 40» 13 июля 1943 года. Число ударных самолётов завышено - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 40» 13 июля 1943 года. Число ударных самолётов завышено

Следующий конвой — «Хаген 41» — был обнаружен 15 июля недалеко от Анапы, началась подготовка к удару по нему на обратном переходе. И тут 9-й иап продемонстрировал то слабое качество разведки, в котором полк упрекали вышестоящие штабы. В 12:15 пара Як-1 обнаружила конвой выходящим из Анапы, да ещё и с фантастической скоростью 15 узлов. Очевидно, это была часть конвоя на рейде в ожидании разгрузки оставшихся барж. Фактически «Хаген» вышел из Анапы только в два часа дня. Ударная группа из 8 Ил-2 (ведущий — опять Парменов) вылетела в 12:51, конвой на расчётном участке не обнаружила, просмотрела берег до мыса Панагия, а затем отработала по запасной цели на берегу в районе Морской Щели. Единственным плюсом в этом эпизоде стало отсутствие потерь и повреждений у штурмовиков. Один «Як» при посадке потерпел аварию и вышел из строя на 6 суток.

Последний бой Василия Хряева

16 июля «Хаген 42» успел проскочить участок от пролива очень рано и прибыл в Анапу в 07:10, опередив утреннюю пару разведчиков 9-го иап. В 07:20 его обнаружил на рейде Анапы «Бостон» 30-го орап. В порту за конвоем была организована слежка с воздуха, и о том, что он вышел обратно, стало известно своевременно. Для удара по «Хагену» вылетели 7 Ил-2 (капитан Н.И. Николаев) в сопровождении 10 Як-1 9-го иап (Герой Советского Союза капитан В.И. Хряев).

Конвой состоял из семи БДБ, тендера «Графенау» и трёх катеров RA. Командовал конвоем уже знакомый нам командир 3-й десантной флотилии Штремпель, который со времени майского боя успел дослужиться до звания фрегаттен-капитан. «Графенау» отбуксировал в Анапу вторую часть сетевого заграждения, а на обратном пути повёл на буксире кормой вперёд пустой неисправный саперно-десантный катер. У катера не полностью закрывалась аппарель, он зачерпывал воду и сильно стеснял движение.

​Налёт на «Хаген 42» 16 июля 1943 года. Наглядно и информативно - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 42» 16 июля 1943 года. Наглядно и информативно

Две единицы в составе конвоя имели на вооружении «фирлинги» — F472 и «Графенау». Со времени боя 23 мая на тендере дополнительно появилось 45-мм трофейное орудие, при этом осталась и 37-мм полуавтоматическая пушка. Число вооружённых единиц в конвое в полтора раза превышало число «Илов» в группе Николаева, не говоря уже о наличии двух «фирлингов». Из-за минной опасности конвой шёл двухкильватерной колонной за тралами катеров RA, хотя Штремпель для достижения максимальной плотности огня предпочёл бы ордер «Ёж». С воздуха конвой прикрывали два истребителя. Вскоре после начала налёта к ним присоединились ещё 4-6 Ме-109.

Приближение «Илов» было замечено своевременно. Но огневую завесу в «зоне 1» (на удалении 3000 м) Штремпель ставить не стал, опасаясь задеть немецкие истребители, которые в тот момент с конвоя не наблюдались. Это дало штурмовикам шанс на организованный удар. Завеса была поставлена только в «зоне 2» (на удалении 2000 м), на той же дистанции открыли огонь пушки тендера и «фирлинги», с 1200 м к ним добавился огонь автоматов. Несмотря на лавину огня, все «Илы» в пологом пикировании с 500 до 100 м широким фронтом дошли до конвоя и нанесли удар.

В такой обстановке удалось сделать только один заход. Расход составил 57 АО-25М-35, 4 РС-132, 39 РС-82, 820 ВЯ, 600 ШВАК, 820 УБТ и 4900 ШКАС. Десантный катер получил прямое попадание бомбой, разломился и затонул. На F537 пушечно-пулемётным огнём была пробита правая дымовая установка, два человека получили лёгкие поражения дымовой смесью, БДБ окуталась дымом. Командир этой баржи боцманмат Шиндлер (Schindler) запаниковал и вместе с большинством команды прыгнул за борт. На борту БДБ остались два человека, которые её и спасли. Штремпель отстранил Шиндлера от должности и подал рапорт о служебном преступлении. Неизвестно, представал ли боцманмат-паникёр перед трибуналом, но для него эта история закончилась благополучно, и он продолжил командовать БДБ. Возможно, учли, что он прибыл в часть всего за три дня до боя.

Ещё один новичок, командир F446, который впервые шёл в анапском конвое, неудачно сманеврировал и попал под серию бомб. Прямых попаданий не было, но баржа получила 52 пробоины выше ватерлинии, одну ниже ватерлинии и 15 пробоин в надстройке. 2 человека были смертельно ранены, ещё 4 легко, но сама баржа осталась в строю. Незначительно пострадали от осколков и пушечно-пулемётного огня «Графенау», RA56 (три человека ранены) и некоторые БДБ.

Прямо над целью попаданием 37-мм или 45-мм снаряда с «Графенау» был сбит экипаж в составе младшего лейтенанта В.А. Петрашина и старшего красноармейца С.И. Иванова. Ещё два «горбатых» были подбиты зенитным огнём или истребителями. Один штурмовик приводнился в 5 км от конвоя, его экипаж — старший лейтенант Н.К. Кладинога и летевший за стрелка штурман 11-й штурмовой авиабригады капитан И.А. Смирнов — погибли. Второй подбитый «Ил» (младший лейтенант С.Н. Чернега, старший сержант В.Д. Ермаков) пропал без вести, видимо был добит истребителями.

​Герой Советского Союза В.И. Хряев. 16 июля он ценой своей жизни в долгом одиночном бою с несколькими вражескими асами спас четвёрку Ил-2. Характерно, что в публикациях, посвящённых Хряеву, не упоминается о том, что он совершил в этот день. Видимо, никто не обращался к первичным документам, и реальный, а не придуманный политорганами подвиг до сих пор остаётся неизвестным - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Герой Советского Союза В.И. Хряев. 16 июля он ценой своей жизни в долгом одиночном бою с несколькими вражескими асами спас четвёрку Ил-2. Характерно, что в публикациях, посвящённых Хряеву, не упоминается о том, что он совершил в этот день. Видимо, никто не обращался к первичным документам, и реальный, а не придуманный политорганами подвиг до сих пор остаётся неизвестным

Истребители сопровождения, за исключением одного, почти не сыграли роли в этом бою. Во время удара по конвою Василий Хряев был атакован парой Ме-109, которые прикрывали конвой. Атаку он отразил, но группа непосредственного прикрытия «Илов» потеряла его и пошла на аэродром, время от времени отбиваясь от атак пары истребителей. По донесению заместителя Хряева — капитана П.С. Сычёва, который вёл оставшуюся от группы непосредственного прикрытия пятёрку «Яков», они сопровождали три Ил-2 до параллели Анапы, а затем их потеряли. «Мессеры» подбили Як-1 младшего лейтенанта В.Г. Павленко. Он чуть-чуть не дотянул до аэродрома, его «Як» взорвался при падении в Геленджикскую бухту. Ударная группа из четырёх Як-1 также потеряла «Илы» и в бою не участвовала. На отсечение противника от «Илов» вылетала по вызову четвёрка «Аэрокобр» 11-го гв.иап, но и они никого не встретили.

Судя по донесению Николаева, «горбатых» на обратном пути сопровождал один Хряев. Герой отчаянно защищал штурмовики, отражая атаки четырёх Ме-109. Когда до Геленджика оставалось всего 30 км, одинокий «Як» всё же был сбит. На поиски Хряева был выслан МБР-2, но найти лётчика не удалось.

Четыре «Ила», которых ценой своей жизни спас Василий Хряев, вернулись на аэродром более-менее целыми, лишь стрелок младший сержант П.Е. Бабуцкий получил ранения и был отправлен в госпиталь. Стрелки отчитались об одном сбитом Ме-109. Всего немецкие истребители доложили о четырёх сбитых Ил-2 и одном Як-1 (падения второго «Яка» в Геленджикской бухте они не видели). Заявки на «Илы» сделали командир группы II./JG 52 капитан Гельмут Кюле (Kühle, 13-я победа), унтер-офицер Хорст Тимме (Timme, 3-я победа) из 6./JG 52 и два лётчика из 4./JG 52 — унтер-офицер Ганс Эллендт (12-я победа) и лейтенант Ганс-Вернер фон Рудлофф (Rudloff, 1-я победа). Як-1 Хряева был записан на счёт известного аса Вернера Кваста (4./JG 52) в качестве 67-й победы. Впрочем, как мы увидим ниже, до конца карьеры самого Кваста оставалось меньше месяца. Ещё на три Ил-2 (в том числе один — вероятно) претендовали зенитчики. Итого 6-7 заявленных Ил-2 при трёх реальных потерях.

Этот налёт оказался самой тяжёлой «конвойной битвой» для штурмовиков с начала июля и до освобождения Таманского полуострова. В дальнейшем «Илы» теряли в худшем случае один самолёт. А вот 9-й иап продолжал нести большие потери. Остаётся горько сожалеть, что этот полк до возвращения на фронт не успел доучить своих молодых пилотов.

Бой 16 июля интересен тем, что немцы не смогли предотвратить организованный удар по конвою, имея для этого все предпосылки. Правда, результат удара оказался довольно скромным, хотя группе засчитали одну потопленную и три повреждённых БДБ.

17-20 июля в Анапу ежедневно ходили конвои, но ни один из них не был атакован, причём все четыре по разным причинам. 17 июля по приказу комдива 8-й гв. шап занимался боевой подготовкой, в т.ч. готовился к полётам ночью. При этом полк временно лишился опытного ведущего группы. Комэск капитан Н.И. Николаев полете в сумерках зацепил крылом воду и утопил свой штурмовик, при этом сам получил перелом предплечья, а взятый им в одноместный самолёт механик погиб. 18 июля «Хаген 44» был обнаружен, ударная группа вылетела, но конвой не нашла и без потерь отработала по запасной цели. 19 июля «Хаген 45» обнаруживался на пути в Анапу и в порту, однако ударная группа осталась на земле из-за нехватки горючего. 20 июля были сложные метеоусловия.

21 июля воздушная разведка пропустила переход «Хагена 47» (6 БДБ) в Анапу, однако в 15:12 обнаружила выход конвоя обратно. Подозревая, что в прошлый раз ударная группа не нашла конвой из-за того, что он менял курс для обмана разведчиков, комдив выслал на доразведку пару Як-1. Им было приказано вести наблюдение скрытно, а кодовое слово «Буря», означавшее обнаружение конвоя, на всякий случай заменили словом «Чайка». В 16:30 разведчики передали условный сигнал, и через 10 минут стартовали 8 Ил-2 (капитан А.П. Данилов) в сопровождении 12 Як-1 (капитан Д.К. Лещинец). Всё это время немцы, не догадываясь, что их подозревают в коварных зигзагах, шли прямолинейно и равномерно по «коричневому» фарватеру двухкильватерной колонной за тремя катерами-тральщиками и под прикрытием 4 Ме-109. Примерно в середине ордера находилась F315 с «фирлингом».

В 17:13 ударная группа вышла на конвой в районе Железного Рога. Атака произведена с высоты 1050 до 150 м под углом 25-40° против курса конвоя, затем был сделан ещё один заход. Всего по конвою израсходовали 56 АО-25М-35, 10 АО-25, 4 РОФС, 54 РС-82, 1160 ВЯ, 50 ШВАК, 4600 ШКАС и 230 УБТ. Данилов доложил о потопленном прямыми попаданиями тральщике, о повреждении трёх барж и уничтоженных пушечно-пулемётным огнём 200 солдатах. Эти результаты без изменений попали в документы вышестоящих инстанций. Ведущий отметил сильный зенитный огонь. Ил-2 с экипажем младший лейтенант Г.К. Кондратьев, старший краснофлотец И.С. Канунник был подбит и на обратном пути сел на воду. Лётчик попал в плен, стрелок пропал без вести.

Командир конвоя лейтенант Герман Хаазе (Haase) оставил довольно путаное донесение. В частности, он ошибся по времени на два часа, хотя в других немецких документах время указано верно. Кроме того, второй заход «Илов» он принял за атаку новой группы, состоящей из бомбардировщиков СБ-2. Тем не менее, из донесения видно, что интенсивный зенитный огонь сильно повлиял на результаты налёта. Часть бомб была сброшена не доходя до цели, баржи и катера не пострадали. Отсутствие повреждений, во всяком случае, серьёзных, подтверждается и другими документами. Расчётам 20-мм автоматов с F340 был засчитан один сбитый Ил-2, наблюдались попадания ещё в несколько самолётов.

Немецкие истребители были связаны боем «Яками» и к штурмовикам не прорвались. Воздушный бой продолжался почти до самого Геленджика. Поскольку на перехват советской группы вылетели дополнительные силы, число немецких истребителей постепенно возросло до 10. Лейтенант Г.Е. Бобровский, младшие лейтенанты Г.Л. Агаларов и М.Ф. Василенко доложили о трёх сбитых истребителях. С советской стороны были сбиты капитан Лещинец и младший лейтенант Ю.Г. Михалев. Первого удалось спасти, второй погиб.

Як-1 лейтенанта В.А. Калинина был подбит, сам лётчик ранен, но смог посадить самолёт на аэродроме на одну ногу. «Як» отправили в ремонт в стационарные мастерские, а Калинина — в госпиталь. Кроме того, в бою был повреждён Як-1 лейтенанта Г.А. Шаркевича, лётчик не пострадал. На эти два сбитых и два повреждённых самолёта приходятся пять заявок немецких лётчиков — обер-фельдфебеля Вернера Кваста (Quast, 68-я победа) и унтер-офицера Ритдорфа (Riethdorf, 1-я победа) из 4./JG 52, фельдфебеля Ганса Вальдмана (Waldmann, 57-я победа) и лейтенанта Гельмута Липферта (Lipfert, 15-я победа) из 6./JG 52, а также обер-лейтенанта Вильгельма Батца (Batz, 10-я победа) из 5./JG 52. Понятно, что при таком числе именитых асов с немецкой стороны молодым в большинстве своём лётчикам 9-го иап пришлось нелегко. Тем примечательнее, что они смогли защитить «Илы».

В 17:05 на отсечение немецких истребителей от штурмовиков вылетели четыре «Аэрокобры» 11-го гв.иап. В 14:40–17:45 в районе Абрау-Дюрсо они вели бой с 4 Ме-109, заявив об одном сбитом и двух подбитых Ме-109.

​Налёт на «Хаген 42» 21 июля 1943 года. Мифические бомбардировщики СБ украшают путаную схему, приложенную к менее путаному донесению. Из достоверной информации на схеме присутствует лишь ордер конвоя и, возможно, места падения бомб - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 42» 21 июля 1943 года. Мифические бомбардировщики СБ украшают путаную схему, приложенную к менее путаному донесению. Из достоверной информации на схеме присутствует лишь ордер конвоя и, возможно, места падения бомб

За следующие четыре дня в Анапу прошли четыре конвоя. Каждый из них был обнаружен, но ни один не атакован. 22 июля штурмовики ВВС ЧФ наносили удары по артиллерии перед фронтом 18-й армии. 23 июля удар по конвою исключала непогода. 24 июля ударная группа вылетела, но вернулась с бомбами из-за ошибки ведущего — капитана В.М. Вартаняна. При посадке один Ил-2 потерпел аварию и вышел из строя. 25 июля конвой обнаруживался на пути в Анапу, в самом порту и на пути обратно, но заместитель командира 11-й шад принял решение ударную группу не выпускать — возможно, из-за нехватки бензина.

На этот период приходится очередная попытка удара по анапскому порту с моря. После длительной подготовки матчасти и экипажа «самолёта-водителя» в ночь на 22 июля к Анапе вышел ТКА-61ВУ («волнового управления») — радиоуправляемый катер с 2,5 т взрывчатки. Он шёл в сопровождении двух обычных торпедных катеров и самолёта МБР-2. Недалеко от порта катера сняли с ТКА-61 команду, и дальше он пошёл под управлением с самолёта. Всё работало штатно, противник не мешал. Однако в 01:53 в 300-400 м от головы мола катер столкнулся с препятствием и взорвался. В отчёте 1-й бригады торпедных катеров со ссылкой на свидетельства жителей города записано, что силой взрыва в домах в портовой части города были выбиты двери и рамы, а примерно пять бывших в порту плавсредств получили повреждения.

Атаку обеспечивали бомбёжкой Анапы с целью отвлечь немцев 6 МБР-2, и им это удалось в полной мере. Судя по немецким документам (как флотским, так и армейским), враг вообще не заметил эту атаку — ни подход катера-брандера, ни сам взрыв. Плавсредств противника в порту не было. В случае успешного удара по молу некоторое время были бы трудности с разгрузкой и погрузкой барж. Увы, этого не случилось.

26 июля «Хаген 52» (семь БДБ и два катера-тральщика) был обнаружен в 06:08 в районе Бугазского лимана. Через 29 минут для удара по конвою вылетели 8 Ил-2 (капитан А.П. Данилов) в сопровождении 12 Як-1 (капитан Т.Г. Абрамов). На пути к цели в 30 км юго-западнее о. Утриш четвёрку Як-1 (старший лейтенант А.Ф. Берестовский) атаковали четыре истребителя противника — 1 Ме-109 и якобы 3 ФВ-190, но самолётов этого типа в тот период на Кубани уже не было. По докладу лётчиков, при отражении этой атаки младшие лейтенанты В.А. Фадеев и В.Ф. Ледяев сбили 1 ФВ-190 и 1 Ме-109. Кроме того, была атакована четвёрка Як-1 старшего лейтенанта З.Г. Дядченко, при этом фельдфебель Гейнц Заксенберг (6./JG 52, 18-я победа) сбил младшего лейтенанта Е.А. Ларионова.

Затем в точке разворота на цель шестёрка Ме-109 впервые за всё время перевозок в Анапу перехватила ударную группу до налёта. Очевидно, противник не только своевременно поднял на перехват дополнительные самолёты, но и перенацелил истребители, выполнявшие другие задачи. Во всяком случае, фельдфебель Ганс Вальдман из 6./JG 52 вылетал на сопровождение румынских «штук», но принял участие в бою над морем.

​Налёт на «Хаген 52» 26 июля 1943 года. В отличие от предыдущей, схема хороша. Её не слишком портит даже традиционно завышенное число ударных самолётов - В поисках новой тактики | Warspot.ru
Налёт на «Хаген 52» 26 июля 1943 года. В отличие от предыдущей, схема хороша. Её не слишком портит даже традиционно завышенное число ударных самолётов

«Хаген» шёл со скоростью 8 узлов двухкильватерной колонной во главе с «фирлинговой» БДБ F472. Впереди шёл с поставленным тралом большой катер-тральщик RA54, замыкал конвой речной тральщик FR2, который отмечал буями протраленную полосу. Группа Данилова атаковала в 07:20 с высоты 1100 до 100 м под углом 10° к курсу цели. Баржи обнаружили группу вовремя и открыли заградительный огонь из 75-мм пушек на дальность 3000 м, а когда «Илы» прорвались, в дело включились и 20-мм автоматы. Истребители сопровождения не давали атаковать «горбатых», пока те не вошли в зону зенитного огня. При этом Вальдман заявил сбитым один Як-1 (60-я победа). Вероятно, это был Дядченко, который по наблюдениям экипажей был сбит в районе цели. В свою очередь, капитан Абрамов и младший лейтенант В.П. Волжан заявили о двух сбитых Ме-109.

Немцы в пылу атаки не остановились и перед зенитным огнём. Командир конвоя обер-фельдфебель Брокард (Brockard) наблюдал, как на дистанции 800 метров перед одним из «Илов» разорвался 75-мм снаряд, в корневой части крыла вспыхнуло пламя, и самолёт упал в воду. А за ним обнаружился Ме-109, который вёл огонь по этому «Илу». Экипаж штурмовика — младший лейтенант А.Д. Верейкин и младший сержант Н.И. Сидоренко — погиб. В период 07:18–07:20, т.е. во время пологого пикирования штурмовиков под зенитным огнём, по одному сбитому «Илу» заявили унтер-офицер Петер Дюттман (5./JG 52, 9-я победа) и фельдфебель Виктор Петерман (6./JG 52, 50-я победа). Кто-то из них и сбил единственный потерянный в этом вылете Ил-2, если, конечно, тот не был сбит 75-мм снарядом, как наблюдали моряки.

Остальные «горбатые» нанесли удар по конвою. По донесению Данилова, было сделано два захода, но и немцы, и истребители сопровождения наблюдали только один заход. Расход составил 66 АО-25М-35, 8 РС-132, 51 РС-82, 1600 ВЯ, 220 ШВАК, 5610 ШКАС и 739 БС. Данилов доложил о том, что одна БДБ взорвалась, ещё одна загорелась, потоплен один сторожевой катер. Истребители сопровождения наблюдали взрывы на двух БДБ, одна из которых затонула. Штаб 11-й шад по докладам лётчиков, результатам дешифровки снимков и дополнительной воздушной разведки пришёл к заключению, что две БДБ уничтожены, ещё одна БДБ и один катер сильно повреждены.

По донесению командира конвоя обер-фельдфебеля Брокарда (Brockard), серии бомб упали в основном в 100-300 м от барж, ближайшая — в 35-50 м от F474. Несомненно, сильный зенитный огонь и висевшие на хвосте у «Илов» «мессеры» не способствовали точности бомбометания и стрельбы. Баржи получили незначительные повреждения от осколков и пушечно-пулемётного огня, но остались боеготовыми. На F474 пулей в сердце был убит один моряк. Кроме того, на какой-то из барж один человек получил лёгкое ранение.

С барж наблюдали, что после атаки упал в воду без видимых повреждений ещё один Ил-2, а за ним показался Ме-109. Фактически, видимо, моряки видели падение «Яка» Дядченко. С барж сгоряча обстреляли «мессер», но не попали. Затем последовал долгий бой на отходе, во время которого немцы заявили сбитыми ещё три Ил-2 (Заксенберг — 19-я победа, Петерман — 51-я победа, Ритдорф — 2-я победа) и три Як-1 (Дюттман — 10-я победа, Вальдман — 61-я победа, унтер-офицер Антон Штайдль (Steidl, 5./JG 52) — 1-я победа).

На самом деле единственным пострадавшим на обратном пути «Илом» оказался самолёт младшего лейтенанта Ф.К. Самойленко, который был подбит и сел на аэродроме на одно колесо. Ил-2 вышел из строя на два дня, а лётчик получил лёгкое ранение. Сбитых «Яков» тоже больше не было. Правда, Берестовский был подбит, при вынужденной посадке рядом с аэродромом разбил самолёт, а сам с ушибами и ссадинами был отправлен в госпиталь. Сам он заявил о двух подбитых им истребителях, у одного из которых пошла вода из радиатора, а у второго выпали шасси. Кроме того, заявили о трёх сбитых истребителях Абрамов (2-я заявка за этот вылет) и младшие лейтенанты А.Е. Гудинский и Л.Г. Воробьев.

По донесению 9-го иап, всего у немцев в воздухе было 16-18 истребителей, и вряд ли эта оценка завышена. К сожалению, того же нельзя сказать о заявках на сбитые самолёты противника. В оперсводке 11-й шад успехи оценены в 5 сбитых Ме-109 и два подбитых истребителя (Ме-109 и ФВ-190). При этом не учтены один ФВ-190 и один Ме-109, заявленные Фадеевым и Ледяевым. Известно о двух повреждённых немецких истребителях в тот день. Дюттман был подбит в воздушном бою и произвёл вынужденную посадку, но это случилось поздно вечером. Bf 109G-6 №19998 из 6./JG 52 произвёл вынужденную посадку из-за аварии мотора и получил 25% повреждения, но когда и почему это случилось, неизвестно — возможно, был подбит над морем.

Всего немецкие лётчики заявили сбитыми 5 Ил-2 и 5 Як-1 при реальных потерях один Ил-2 (возможно, от зенитного огня) и два Як-1. Ещё один Ил-2 и один Як-1 были подбиты, при этом «Як» разбился при посадке.

27-31 июля немецкие конвои также ходили в Анапу каждый день, и ни один из них не был атакован. 27 июля выход конвоя из Анапы был замечен воздушной разведкой, которая отслеживала его до 14:16 до восточной части Витязевского лимана. В отличие от ряда предыдущих случаев, скорость конвоя была определена нормально — 8 узлов. В 14:51 вылетела ударная группа — 6 Ил-2 (капитан В.М. Вартанян) в сопровождении 11 Як-1 9-го иап и 4 «Аэрокобр» 11-го гв.иап. Самолёты вышли к берегу в районе Железного Рога, прошли до мыса Панагия и потом обратно до района Благовещенской. Несмотря на хорошую погоду и видимость до 20 км, конвой обнаружен не был. Почему встреча не произошла, из имеющихся документов понять невозможно.

На пути к Железному Рогу младший лейтенант Е.А. Макаров на Як-1 повернул назад, подав сигнал крыльями ведущему. На обратном пути лётчики наблюдали в 15–20 км мористее мыса Утриш плававшего человека. Вероятно, это был Макаров, севший на воду из-за неисправности. Высланные на его поиски МБР-2 и катер лётчика не нашли. Ударная группа нанесла удар по запасной цели — войскам в районе Широкой щели и дачи Широкая балка. Ответный зенитный огонь средней интенсивности оказался безрезультатным. На обратном пути сорвался в штопор и погиб молодой лётчик младший лейтенант В.С. Демиденко на Як-1.

28-29 июля были сложные метеоусловия, хотя на второй день воздушная разведка всё же видела конвой. 30 июля 8-й гв. шап не летал из-за запрета командующего ВВС ЧФ, а 31 июля воздушной разведке конвой обнаружить не удалось.

28 июля сменился начальник штаба ВВС ЧФ. Генерал-майор П.П. Квадэ стал начальником одного из училищ, а на его место пришёл с должности начальника управления ПВО Северного флота полковник Б.Л. Петров. Возможно, такая замена стала следствием недовольства командования результатами действий ВВС ЧФ. Но, если это что-то и изменило к лучшему, то далеко не сразу.

В приказе командира 11-й шад по итогам июля успехи штурмовиков при ударах по плавсредствам изложены так: потоплены 8 БДБ, 1 сухогрузная баржа и 1 тральщик, повреждены 16 БДБ, 2 сухогрузные баржи, 1 сторожевой катер и 1 просто катер. Фактически был потоплен один неисправный саперно-десантный катер, выведены из строя на 2–3 недели три БДБ, ещё некоторое количество БДБ и катеров тральщиков получили лёгкие повреждения. Как и в июне, завышение результатов оказалось огромным.

В ходе вылетов, непосредственно связанных с борьбой против анапских конвоев (вылеты ударных групп, включая закончившиеся ударами по запасным целям, и воздушная разведка коммуникации пролив — Анапа), были потеряны 7 Ил-2, включая один разбитый при вынужденной посадке, и 11 Як-1, также включая один разбитый на вынужденной. Безвозвратные потери лётного состава также оказались высокими — 6 лётчиков-штурмовиков, 5 воздушных стрелков и 9 лётчиков-истребителей.

По итогам месяца комдив приказал начать использование зажигательных средств и высылать охотники Ил-2 на ночные поиски.

Продолжение следует


Андрей Кузнецов


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник

Подпишись:




Вам может быть интересно:


Напишите ваш комментарий к статье:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх