Лента новостей

14:00
Трамп предлагал подвезти Ким Чен Ына на «борту номер один» до дома после саммита в Ханое
13:59
В Армении увеличивается число выступающих за отставку премьера Пашиняна
13:57
Пашинян вышел к митингующим сторонникам и назвал «угрозу переворота» управляемой
13:56
Аналитик: Россия может предложить альтернативу доллару
13:55
«Это губительно для легких, сердца и голоса»: Анна Нетребко отказалась петь в маске
13:54
«Сбалансированный американец»: Песков оценил кандидата в директоры ЦРУ
13:53
Кандидат на пост директора ЦРУ назвал Россию «ослабевающей державой»
13:50
Учёные предложили суперскоростной пластиковый интерфейс для передачи сигналов между чипами
13:49
NVIDIA довольна высокими спросом на видеокарты и пообещала усилить борьбу с дефицитом
13:48
Micron представила самую надёжную память LPDDR5 для автомобильной электроники
13:45
10 легендарных военных кораблей, изменивших представление о ВМФ
13:44
Моргенштерн: жуткая звезда Средневековья
11:57
Бывший президент США Дональд Трамп планирует создать новую социальную сеть
11:57
Несмотря на санкции. В Пентагоне считают Россию «устойчивой угрозой» существованию США и «европейских союзников»
11:56
«Выплевываем остатки советского прошлого»: на Украине похвастались победой над «23 февраля» скромной статистикой продаж алкоголя
11:49
Войска Киева обстреливают юг Донецка. Повреждены дом и линия элекропередачи
11:41
Власти Камчатки планируют поставлять рыбу на европейский рынок
11:40
Глава Камчатки рассказал о переговорах с Японией по хранению рыбы
11:39
Китай объявил о полной победе над абсолютной бедностью
11:38
Аналитик: уйти от доллара реально, но быстро не получится
11:36
Вооруженные силы Армении потребовали отставки премьера Пашиняна
11:35
Генштаб ВС Армении потребовал от Пашиняна уйти в отставку
11:34
Адвокат опроверг слухи об аресте Урала Рахимова в Вене
11:32
Финляндия введет трехнедельный локдаун
11:31
Эксперт оценил заявление американского генерала о российской угрозе
11:30
Пашинян назвал заявление Генштаба попыткой военного переворота
11:29
Пашинян готовит обращение после призыва Генштаба Армении к его отставке
11:25
Снятие запретов, рекордные убытки и новые аварии – что происходит с Boeing?
11:21
Фактор Стерненко
11:13
Петр Порошенко поддержал правых в атаке на власть
11:04
История камуфляжа: флот Италии
11:01
«Жесткая любовь»: украинская политика президента Байдена
11:00
Замглавы Генштаба Армении был уволен Арменом Саркисяном
10:59
Сатановский объяснил, чем новая двойная игра США против КНР угрожает РФ
10:58
В Госдуме объяснили, как спецслужбы США вербуют российских журналистов
10:49
«Сколько вы собираетесь заработать на этих вакцинах, доктор Фаучи?»
10:42
Xiaomi представила миниатюрную портативную зарядку для смартфонов Apple
10:36
Юлия Витязева: На Украине еще один русский обречён на мучения и несправедливость
10:29
МИД РФ: России следует сократить зависимость от токсичного доллара
10:25
Украина решила вернуть контроль над границей с Россией к 2025 году
10:20
Аналитик: Российские фондовые биржи не видят поводов для роста
10:19
Почти 60% детей, переболевших COVID-19, сохранили симптомы на месяцы
10:18
Российский вирусолог оценил прогноз ВОЗ по окончанию пандемии
10:17
Назван главный город-кандидат на проведение летних ОИ-2032
10:16
Нефть прибавляет в цене, Brent закрепилась выше $67 за баррель
Все новости

Архив публикаций

«    Февраль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728


Мировое обозрение » История » Тиф в 1941–1944: бактериологическая война

Тиф в 1941–1944: бактериологическая война



Сегодня в эпоху пандемии и битвы западных и отечественных вакцин стоит вспомнить, что относительно недавно (в историческом измерении) эпидемии использовались в войнах как оружие массового поражения. Особенно на этапе, когда от заразных болезней еще не было лекарств, а западные и отечественные ученые, совсем как сейчас, на пороге Второй мировой войны только ещё бились и жёстко конкурировали за первенство в изобретении действенных вакцин.


В нашем цикле о потерях в Великую Отечественную войну в прошлых частях обзора («Эзопов язык потерь: общеевропейская империя VS Россия» и «Потери России/СССР в войне с фашизмом: язык цифр» констатировалось, что Европа тех лет (в жажде превосходства и расправы над варварами-славянами на Востоке) объединилась против общего врага – России.

В третьей части Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты были рассмотрены документы и цифры об огромных и необъяснимых ничем иным, кроме как нечеловеческой жестокостью и зверствами карателей, жертвах среди мирного населения нашей страны в той войне.

Однако в ходе изучения темы о методах намеренного истреблении мирного населения России/СССР фашистами среди прочих пыток и карательных изобретений нацистов мы обратили внимание на обнародованные Чрезвычайной государственной комиссией по расследованию преступлений гитлеровцев свидетельств и документов о том, что нацисты намеренно заражали жителей России/СССР сыпным тифом (и рядом других опасных и заразных инфекций).

Об этом не так много пишут. Эпидемиологи и врачи склонны рассматривать подобные версии, скорее всего, как конспирологию. Военные молчат, возможно, из-за не снятых до сих пор грифов секретности. Но на Нюрбергском процессе документы ЧГК на эту тему звучали. Да и свидетельств для «случайности» таких масштабов эпидемии сыпного тифа, как в Великую Отечественную войну, как-то уж чересчур много.

Вот мы решили попытаться разобраться, действительно ли немцы использовали инфекцию сыпного тифа в военных целях в 1941–1944 годах, то есть как биологическое оружие против России? Был ли у фашистов антидот, лекарство или вакцина от этой инфекции? А также кто и как оперативно обезвредил это биооружие фашистов тогда в нашей России?

Но обо всем по порядку.

Сначала чуть истории.

Сыпной тиф против новой России


Напомним, что в Первую мировою войну именно заражение сыпным тифом – стало в числе иных факторов очень действенным оружием Запада против России. По разным данным, около 30 миллионов россиян переболели тогда этой инфекцией. А свыше 3 миллионов из них скончались. Особенно тиф свирепствовал в то время в зонах боевых действий.

Случайность? Возможно.

Сыпной тиф в молодом государстве Советов в начала ХХ века тогда тоже рассматривали как своеобразное оружие Запада для борьбы с революцией и коммунизмом. Причем сам вождь пролетариата в декабре 1919 года указывал на невероятную действенность этой убийственной заразы:

«Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей!»

На территории, подконтрольной советскому правительству, эпидемия сыпного тифа тогда была беспрецедентной и повсеместной. Привозили болезнь в Россию из-за западной границы, из Европы, в том числе через Украину, откуда разные спекулянты-частники контрабандой тащили продукты, хлеб, муку, крупы, а с ними – и тиф. Инкубационный период сыпного тифа не менее 5 дней, а за это время больной мог уехать уже очень далеко внутрь России. Похоже, на это и был расчет Запада.

В Москве тогда перезаразились почти все врачи, половина вымерла, особенно пожилые и со слабым сердцем. Население юной Страны Советов осталось с завезённым с Запада тифом один на один. Смертность тогда от этой напасти составила около 20 % (17,3 %).

Между двумя мировыми войнами сыпной тиф чуть затихал, но не прекращался.

Однако особые масштабы на территории СССР тиф приобрел с началом Великой Отечественной войны.

Европейская зараза


Сыпной тиф тогда опять к нам пришёл с Запада – из Европы. Фашисты заразили им почти 70 % всего мирного населения, которое оказалось тогда на временно оккупированной фашистами территории и стало, по сути, «живыми бомбами» как для всей остальной страны, так и для солдат Красной армии.

Возможно, немцам нужно было поддерживать постоянный очаг инфекции? Чтобы распространять её через двигающихся носителей на Восток в тыл российских войск? И сокращать население и армию России и таким способом?

Действительно, на остальной территории СССР железнодорожные вокзалы становятся одним из источников эпидемии. Свыше 50 % из всех зарегистрированных случаев заболеваний сыпным тифом были привозные. Пассажиры прибывающих в тыл эшелонов массово страдали от тифозных вшей и распространяли инфекцию вглубь на Восток. А местные власти тогда не могли там обеспечить санитарную обработку всех прибывших.

Когда Красная Армия очистила от оккупантов Украину и Белоруссию, то выяснилось, что в сравнении с 1940 годом на Украине заболеваемость сыпным тифом при немцах повысилась в 28 раз, а у белорусов в 44 раза.

Настоящий кошмар творился в гитлеровских концлагерях. Из-за отвратительных условий содержания и антисанитарии тысячи заключенных умирали от тифа.

Но справедливости ради следует отметить, что многие источники указывают также, что часто причиной заражения становились в те годы вовсе не блохи и мухи, а зверские эксперименты нацистских палачей, специально заражавших пленников и селян.

В те времена ведь разные страны наперегонки искали лекарство и вакцину от сыпного тифа. Вот фашисты и экспериментировали на людях. В условиях войны немцам не нужны были никакие специальные разрешения на применение новых лекарств или вакцин, не нужна была и их сертификация. Всё, что они хотели, они могли опробовать на подневольных советских гражданах, которые тогда превратились в подопытных кроликов нацистов.

Особый расчет был и на то, что русская армия, освобождая из-под оккупации свои земли, неминуемо заразится сыпным тифом и ослабнет.

Вот для чего немцам на самом деле и нужна была популяция из 70-процентного зараженного тифом мирного населения на западных окраинах России. Инфицированные советские граждане должны были стать живым буфером и защитой для объединённой Европы. Разве такое могло быть случайностью? Нет, это была хорошо организованная и спланированная диверсия.

Свидетельства о принудительном тифоинфицировании


Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их пособников (1946) содержит акты, показания, заявления, заключения экспертов, фотоснимки, трофейные документы и свидетельства, которые являются грозным обвинительным материалом против немецких убийц, душителей культуры, цивилизации и прогресса.

А главное, эти документы доказывают, что это была тщательно разработанная, продуманная программа немецко-фашистского государства, стремившегося уничтожить Советы и истребить советских людей. В том числе этот зверский план включал и заражение граждан России/СССР сыпным тифом.

Гитлер в своей речи 30 января 1942 года цинично хвастался перед немецким народом уничтожением советских городов и населённых пунктов. Он говорил:

«Там, где русским удалось прорваться и где они думали, что вновь заняли населённые пункты, этих пунктов уже нет: там одни развалины».

Действительно, там были развалины. Но советских солдат там ждал и другой подарок от Гитлера – сыпной тиф в 70 % концентрации у местного населения и ещё выше у заключенных лагерей.

Процитируем некоторые из обнародованных свидетельств.


Источник: fotostrana.ru

В сборнике документов для Нюрнбергского процесса (суда над фашистами) есть глава «Истребление гитлеровцами советских людей путём заражения сыпным тифом».
(ЧГК, стр.183–193)

«В настоящее время установлено, что немецко-фашистские мерзавцы, в связи с поражениями германской армии на советско-германском фронте и с изменившейся обстановкой, начали широко практиковать новые зверские способы истребления советских людей. Одним из таких способов является распространение эпидемии сыпного тифа среди советского населения и частей Красной Армии, для чего гитлеровцы, как это выяснилось, организуют у переднего края своей обороны специальные концентрационные лагери.

19 марта 1944 года наступающие части Красной Армии в районе местечка Озаричи, Полесской области, Белорусской ССР, обнаружили на переднем крае немецкой обороны три концентрационных лагеря, в которых находилось свыше 33 тысяч детей, нетрудоспособных женщин и стариков… Вместе с истощённым и нетрудоспособным населением, находившимся в антисанитарных условиях, они размещали в лагерях тысячи сыпнотифозных больных, специально вывезенных из различных временно оккупированных районов Белорусской ССР».

Есть также в этом сборнике и глава о намеренном заражении местного населения. Она так и называется «Умышленное распространение немецко-фашистскими палачами эпидемии сыпного тифа среди советского населения».

«На основании материалов указанной выше комиссии членом Чрезвычайной Государственной Комиссии академиком Трайниным И. П. и судебно-медицинской экспертной комиссией было произведено дополнительное расследование, которым было установлено, что немецкие военные власти преднамеренно, с целью распространения сыпного тифа, размещали сыпнотифозных больных вместе со здоровым населением, заключённым в концентрационные лагери у переднего края немецкой обороны. Сыпнотифозные больные свозились немцами в эти лагери из населённых пунктов Полесской, Минской, Гомельской и других областей Белорусской ССР.

Для того, чтобы поддерживать высокий процент инфицированных, немцы специльно охотились за новыми больными. Так, жительница деревни Заболотье М.Б. Лабезникова, содержавшаяся в лагере, сообщила комиссии:

«К нам в дом пришли немцы. Узнав, что я больна тифом, они в тот же день прислали двух солдат и на лошади отвезли меня в лагерь».

Вместо разобщения и изоляции, рекомендуемых при эпидемиях, фашисты, наоборот, стремились здоровых смешать с инфицированными.

О.А. Шептунова из деревни Солодовое рассказала:

«Всё население нашей деревни немцы согнали в деревню Воротынь, где было много больных сыпным тифом. Потом всех жителей деревни Воротынь вместе с больными отправили в концентрационный лагерь, находившийся в районе местечка Озаричи».

Люди не всегда понимали, куда и с какой целью их увозят. Например, освобождённая из лагеря П.С. Митрахович, жительница села Ново-Белица, показала:

«Нас, больных сыпным тифом, повезли в район деревни Микуль-Городок, в лагерь, огороженный колючей проволокой».

А жительница местечка Новогрудок 3.П. Гаврильчик сообщила:

«В течение 3 суток в лагерь привозили на машинах больных сыпным тифом, в результате чего многие здоровые, заключённые в лагере, заболели. В ночь с 15 на 16 марта умерло от сыпного тифа очень много заключённых».

Жительница деревни Пганцы Е. Душевская показала:

«Нас, больных сыпным тифом, немцы перевезли в лагерь из деревни Ковчицы, Паричского района. Мы знали, что можем заразить здоровых, просили немцев отделить нас от здоровых, но они не обратили никакого внимания».

Фашисты размещали в лагерях у переднего края обороны не только здоровых и больных, переведённых из пересылочных пунктов, но и специально завозили в них советских граждан, больных сыпным тифом, из больниц и лазаретов.

Больная Н.П. Третьякова из деревни Замощаны сообщила:

«Я заболела в средине февраля месяца, после чего была помещена в больницу деревни Лески. В больнице лежала на полу, не раздевалась. Никакого лечения не было. Потом меня из больницы немцы (направили в концентрационный лагерь около деревни Дерт».

Г.С. Широков, житель города Жлобин, дал следующие показания:

«12 марта из Жлобинской больницы вывезли 200 человек больных сыпным тифом. Все больные были посланы в лагерь».

И.О. Романенко сообщил комиссии:
«Находясь в заключении в концлагере, я видел большую группу жителей города Жлобин, больных тифом. Они лежали на мокрой земле, в грязи. Среди них были мёртвые. Несколько человек, будучи в бреду, ползали по грязи. Врачей не было. Среди больных я видел граждан города Жлобина Щуклина и Турскую. Они сообщили мне, что их, больных тифом, вывезли в лагерь из городской больницы».

Аналогичные показания дали комиссии бывшие заключённые концентрационных лагерей, советские граждане: Ждйнович Д. Г., Зайцева О. А. Русинович X. Т., Решотко Т. И., Анисимова М. Т., Дробеза И. Р., Новик Л. К., Верос П. Я., Коваленко А. Е., Бондаренко В. Ф., Давыденко М. В. и многие другие.

Таким образом, преднамеренный вывоз немцами тифозных больных в лагерь, с целью распространения сыпнотифозной эпидемии среди советского населения, неопровержимо доказан многочисленными показаниями советских граждан, которые были принудительно отправлены немецкими властями в концентрационные лагери на 5, 7, 8, 9 день заболевания тифом.

Вот ряд документально установленных случаев такого рода, составляющих, однако, ничтожную часть всех зарегистрированных многочисленных фактов:

Болейко Е.П. из села Барбару была направлена в лагерь на седьмой день заболевания тифом, причём её четверо детей: Николай 11 лет, Нина 9 лет, Любовь 7 лет, Василий 5 лет заболели уже по пути в лагерь. На 5–9 день болезни тифом в лагерь были отправлены Крек из с. Слобода, Новик Л.К. из с. Юрки, Коваленко А.Е. из с. Ломовичи, Пархоменко А. из д. Замощаны, Решетко М.М. из с. Хомичи, Получи Н.Е. из д. Детбин, Голубь М.И. из с. Подветки, Крук Т.П. из с. Годуин, Евстратовская из с. Ковальки и многие другие.

В концентрационных лагерях заболели тифом: Земжецкая М.Д. из с. Буда, Романов И. из д. Белица, Венцов И. из с. Заполье, Белько П. из д. Волосовичи, Пощен М.3. из дер. Порослище, Дроздова В.С. из д. Комадовка, Ящур А.М. из д. Иванище, Пацай М.И. из д. Гар, Дайнеко Ф.Д. из д. Пружилище, Козлова Т. из д. Новосёлки, Шкутова Ф.С. из д. Годиновичи, Грыжкова А.С. из д. Радужа, Антоник Е. из д. Трельцы, Удот А. из д. Закеричи и многие другие.

Командование германской армии специально посылало в лагеря у переднего края обороны своих агентов, которым было вменено в обязанность следить за распространением эпидемии сыпного тифа среди населения, а также среди частей Красной Армии. Предварительно делая этим шпионам прививку от сыпного тифа специальной вакциной.

Задержанный немецкий агент разведывательной группы 308 Ф. Расторгуев рассказал:

«11 марта 1944 года я в сопровождении обер-лейтенанта немецкой армии – начальника группы 308 Керст был доставлен на автомашине на железнодорожную станцию, расположенную а 40–45 километрах южнее города Глуск. Вечером он сказал мне, что я на некоторое время посылаюсь в лагерь для гражданского населения, расположенный в 30 километрах от этой станции. Керст объяснил мне, что в этом лагере находится до 40 тысяч мирных советских граждан, из которых до 7 тысяч больных сыпным тифом, что в ближайшие 3–4 дня в этот лагерь будет брошено ещё до 20 тысяч лиц гражданского населения. Здесь же мне сделали противотифозную прививку.

Задание, данное мне начальником группы 308, заключалось в следующем: прибыть в лагерь, находящийся западнее деревни Озаричи, и быть там, оставаясь незамеченным в массе. Мне надо было установить, что будут делать части Красной Армии с гражданским населением, когда лагери окажутся в расположении частей Красной Армии, куда направят женщин и детей, как поступят с больными. После того, как я выполню данное мне задание, я должен буду возвратиться на сторону немцев и сообщить о собранных мною сведениях».

То есть немцы занимались эпидемиологической разведкой в нашем тылу и оставляли для этого специальных агентов-шпионов. Это необходимо было им для понимания масштабов распространения сформированной ими искусственно эпидемии сыпного тифа на территории России/СССР в период после их отступления.

О преднамеренном заражении сыпным тифом оставляемой немцами при отступлении российской территории, было составлено и официальное заключение судебно-медицинской экспертизы Чрезвычайной государственной комиссии:

Преднамеренное распространение эпидемии сыпного тифа среди мирного советского населения, заключённого германскими войсками в концентрационные лагери у переднего края обороны, подтверждается также данными судебно-медицинской экспертизы.

Судебно-медицинская экспертная комиссия в составе армейского эпидемиолога подполковника С.М. Юлаева, армейского судебно-медицинского эксперта майора Н.Н. Алексеева и начальника армейской патолого-анатомической лаборатории майора В.М. Бутянина установила, что в целях заражения советских людей сыпным тифом:

«а) германские власти поместили в концентрационных лагерях здоровых и сыпнотифозных больных советских граждан (эпиданамнезы №№ 158, 180, 161, 164, 178, 183 и др.);

б) для более быстрого распространения сыпного тифа в лагерях немцы практиковали перевод сыпнотифозных больных из одних лагерей в другие (данные эпиданамнеза, клиники и серологических исследований за №№ 2, 8, 10, 15, 16, 17 и другие);

в) в случаях, когда сыпнотифозные больные отказывались идти в лагери, немецкие власти применяли насилие (протоколы опроса за №№ 269, 270, 271, 272);

г) немецкие захватчики перебрасывали сыпнотифозных больных из больниц и смешивали их со здоровым населением в лагерях. Это подтверждается эпиданамнезами за №№ 138, 139, 149, 166, 175, 180, 40, 49, 50 и протоколом опроса № 273;

д) заражение советского населения сыпным тифом было произведено в период 2-й половины февраля и первой половины марта».

После освобождения района местечка Озаричи Полесской области от немецких оккупантов, с 19 по 31 марта 1944 года командование частей Красной Армии госпитализировало 4 052 советских гражданина, из них детей в возрасте до 13 лет 2 370 человек.


kaliningrad.gks.ru

На основании расследования специальной комиссии, заключения судебно-медицинской экспертизы, документальных материалов, а также на основании произведённого расследования членом Чрезвычайной Государственной Комиссии академиком Трайниным И. П., Чрезвычайная Государственная Комиссия установила, что созданием концентрационных лагерей у переднего края обороны с размещением в них здоровых и сыпнотифозных больных немецкие власти пытались преднамеренно распространить эпидемию сыпного тифа среди советского населения и частей Красной Армии, что является грубейшим нарушением законов и обычаев ведения войны, признанных цивилизованными народами.

К ответу немецко-фашистских палачей!
Чрезвычайная Государственная Комиссия считает виновниками всех этих преступлений гитлеровское правительство, верховное командование германской армии, а также командующего 9-й армией генерала танковых войск Харпе, командира 35 армейского корпуса генерала пехоты Визе, командира 41 танкового корпуса генерал-лейтенанта Вейдман, командира 6 пехотной дивизии генерал-лейтенанта Гроссман, командира 31 пехотной дивизии генерал-майора Экснер, командира 296 пехотной дивизии генерал-лейтенанта Кульмер, командира 110 пехотной дивизии генерал-майора Вайсгаупт, командира 35 пехотной дивизии генерал-лейтенанта Рихард, командира 34 пехотного полка полковника фон Капф, командира 109 пехотного полка майора Рогилайн, начальника «Абвертрупп 308» обер-лейтенанта Херст.
Все они должны понести суровую ответственность за преступления, совершённые против советского народа.
Опубликовано в газете «Известия» № 103 от 30 апреля 1944 года на основании Постановления Чрезвычайной Государственной Комиссии от 29 апреля 1944 года, Протокол № 29. стр.193»

Тиф в армии


Планы Гитлера частично сработали. Для наступающей советской армии сыпной тиф вышел на первое место среди эпидемических заболеваний в войсках фронта.

Некоторые высокопоставленные военные Главного военно-санитарного управления
Красной армии были уверены в эпидемиологической диверсии и указывали, что против СССР ведется бактериологическая война, в том числе посредством намеренного распространения фашистами сыпного тифа среди мирного населения на временно оккупированных территориях.

«У нас, работников ГВСУ, после осмотра находившихся в лагерях бывших бойцов и учета боевой обстановки не оставалось сомнения в преднамеренных действиях немецко-фашистского командования.

Для него (Гитлера) наступление наших войск не могло быть неожиданным. Близость расположения лагерей к линии фронта заставляла противника эвакуировать пленных на запад, лишая Красную Армию источника пополнения. Однако это не было сделано, и считать это случайностью, как нам казалось, нельзя».

«Здесь была налицо одна из форм бактериологической войны».

Ссылка

Бактериологическая война была. Красная армия заняла ряд населенных пунктов, находившихся во временной оккупации. Среди гражданского населения были массовые заболевания сыпным тифом. Контакты с местным населением послужили причиной возникновения сыпного тифа и в армии. Если принять число заболеваний в феврале за 100%, то в марте их было 555%, в апреле – 608%, в мае – 378%.

В ходе контрнаступления под Москвой число сыпнотифозных больных в феврале, по сравнению с январем, возросло в 3 раза, а в марте – в 5 раз. После окончания наступления количество заболеваний быстро снизилось в 2 раза.

Во время ликвидации в марте 1943 года Ржевско-Вяземского плацдарма противника число заболеваний по сравнению с февралем возросло в 10 раз. Этому способствовало то, что среди гражданского населения, находившегося на временно оккупированной территории, свирепствовала эпидемия сыпного тифа. Причиной такого большого роста заболеваемости служили контакты с местным населением. Число случаев сыпного тифа в результате этого возросло с 51% в феврале до 90% в марте.

Украинская вакцина для фашистов


Как же сами немцы выживали среди зараженного на 70 % населения на оккупированных ими территориях России?

Оказывается, у немцев была вакцина от сыпного тифа. Кстати, на тот момент вакцина от этой инфекции уже была и у американцев, и у китайцев.

У фашистов с самого начала войны уже с июля 1941 года была возможность сделать солдатам Вермахта прививку от сыпного тифа. Выяснилось, что производил её всю войну на Украине во Львове для немцев польский профессор немецкого происхождения Рудольф Вайгль совместно с его украинскими сотрудниками и украинскими же волонтёрами.


Рудольф Вайгль

Вайгль изобрел свою вакцину от тифа еще до войны. Но как только немцы вошли во Львов, то Институт изучения тифа и вирусологии Вайгля сразу же принял новую власть нацистов и стал производить вакцину от тифа для армии Третьего рейха. Так что немецких солдат и офицеров всю войну именно Украина снабжала вакциной от сыпного тифа.

Конечно, метод производства вакцины Вайгля был сложным, так как вшей для неё (сырьё) приходилось тогда выращивать прямо на теле людей-добровольцев. Таких украинских волонтёров у Вайгля сначала было около 1000 человек.

А когда Рейху в конце 1941 года понадобилось ещё больше доз сыпнотифозной вакцины, то Вайгль открыл ещё один, второй на Украине завод-институт по ее производству. Для этого тогда Вайгль набрал туда ещё новых 1000 украинцев-доноров, которые, выращивая на собственном теле вшей, кормили их собственной кровью. И все это для производства вакцины Рейху. За это все сотрудники и доноры Вайгля обретали неслыханные для тех времён льготы в тогдашней оккупированной Украине.

Выходит, что в целом тысячи украинцев-доноров, а также врачей и медперсонала добровольно ковали стойкость немцев к сыпному тифу всю войну?

А что же Россия?

Напомним, что Западную Украину СССР присоединил в 1939 году. И Вайгль получил предложение работать в Москве, и там производить его вакцину от тифа. Но польский немец отказался. Позже гитлеровцы пообещают ему Нобелевскую премию за постановку вакцины на конвеер для Рейха. Правда, затем обманут, и «нобеля» ему за верное служение Гитлеру всё же так и не выдадут.

Когда, в связи с наступлением Красной армии немцы эвакуировали оба своих львовских завода по производству вакцин от тифа на Запад, то Вайгль переедет в Польшу. И тогда Варшава откроет свое производство вакцины от тифа там под его же руководством.

Отношение к Вайглю противоречивое. С одной стороны, ученый-изобретатель, с другой – пособник фашистов. История рассудит. Для нас важно, что Украина всю войну была лабораторией по производству своего рода «антидота» для тех фашистов, которые вознамерились перезаразить тифом чуть ли не весь СССР.

Итак, именно та самая львовская вакцина Вайгля и стала для Вермахта спасением от их же собственного биооружия на Восточном фронте.

Русская вакцина


Российские эпидемиологи тоже не сидели, сложа руки, а всеми силами сражались в отечественных лабораториях с «невидимой армией» Вермахта. Если бы не эти бойцы-эпидедемиологи в белых халатах, то до Победы не дожили бы миллионы россиян.


Конечно, о том, что немцы в самого начала войны вели с Россией/СССР еще и биологическую войну, народу не объявлялось.

Но эпидемию сыпного тифа в СССР тогда предотвратили наши отечественные ученые, оперативно создавшие две советские противосыпнотифозные вакцины.

Еще раз повторим, аналогичная вакцина к тому времени уже была у Германии, у США и у Китая. Но никто ею делиться с СССР тогда явно не собирался.

Возбудитель сыпного тифа – риккетсия Провачека, была выделена независимо в разные годы американским ученым Риккетсом и чехом Провачеком. Обоих первооткрывателей зловредная бактерия убила. И еще около 30 лет после определения возбудителя не существовало вакцин от сыпного тифа. Сложности создавал необычный характер возбудителя сыпного тифа: он выживал и размножался только в организмах носителей: вшей или грызунов. Способа выращивать этих возбудителей сыпного тифа в искусственной среде в лаборатории на тот момент не существовало.


Российская сыпнотифозная вакцина. Источник: milmed.spb.ru

Представленный в зале Военно-медицинского музея образец российской сыпнотифозной вакцины был разработан советскими учеными Марией Климентьевной Кронтовской и Михаилом Михайловичем Маевским, научными сотрудниками Центрального института эпидемиологии и микробиологии.

М.К. Кронтовской и М.М. Маевскому удалось заразить сыпным тифом белых мышей через дыхательные пути. При этом в легких мышей обильно накапливались рикеттсии. Сыпнотифозную вакцину стали готовить из растертых и обработанных формалином легких зараженных мышей.

Уже в 1942 году было налажено производство российской вакцины против сыпного тифа. Наркомздрав СССР признал это средство в качестве действенного и постановил применить новую сыворотку. Это позволило провести широкомасштабную вакцинацию.

Эта вакцина быстро дошла до фронта. Прививку следовало проводить подкожно и троекратно.

Но эта отечественная сыпнотифозная вакцина оказалось не единственной в СССР.

Была и вторая группа разработчиков.

Параллельно пермские ученые Алексей Васильевич Пшеничнов и Борис Иосифович Райхер изобрели свой собственный метод производства вакцины от сыпного тифа.


А.В. Пшеничнов

Они сконструировали специальную «кормилку» для вшей. В ее нижнюю часть наливалась человеческая кровь с риккетсиями, в верхнюю сажали насекомых, а посередине натягивался тонкий верхний слой снятой с трупа кожи. Вши присасывались к эпидермису и заражались, что важно, естественным путем. Бактерии не должны были отличаться от тех, что размножались и вызывали болезнь вне лаборатории. Питаться в дальнейшем вши могли в таких же кормушках, что позволяло держать их подальше от людей-доноров.

В 1942 году вакцина Пшеничнова и Райхера была готова: ученые использовали взвесь из растертых зараженных риккетсиями личинок вшей.

Вакцина Пшеничнова–Райхера использовалась для профилактики сыпного тифа у гражданского населения СССР.

Обе российские вакцины не создавали стопроцентный иммунитет, но при их использовании заболеваемость снижалась в три раза, а болезнь у привитых протекала легче.

Широкое применение отечественных вакцин в СССР позволило предотвратить эпидемию тифа в действующей армии и в тылу, а также в 4–6 раз снизило заболеваемость во время Великой Отечественной войны.

Эпидемиологическая разведка


Кроме вакцин эпидемиологическое благополучие войск в годы Великой Отечественной войны обеспечивали врачи-эпидемиологи.

Уже через 7 месяцев после начала войны – 2 февраля 1942 года было утверждено постановление Наркомздрава «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии». Постановлением предусматривалось выполнение следующих мероприятий:

- Проведение расстановки врачей-эпидемиологов, бактериологов, санитарных врачей в связи с осложнившейся эпидемической ситуацией.

- Гарантирование поголовной иммунизации против острых кишечных инфекций в крупных населенных пунктах, а также подготовки иммунизации призывных контингентов населения.

- Обеспечение своевременной диагностики и быстрой госпитализации больных эпидемическими заболеваниями, создание при районных здравотделах и эпидотделах подвижных эпидемиологических отрядов, оснащенных средствами для быстрой санитарной обработки людей, одежды и имущества в эпидемических очагах.

- Усиление внимания и контроля за наличием инфекционных заболеваний на крупных железнодорожных станциях и на этапах эвакуации.

- Была организована и получила признание санитарно-эпидемиологическая разведка «впереди войск».

В дальнейшем войсковая санитарно-эпидемиологическая разведка проводилась на всей территории от переднего края до тылов дивизии всем медицинским составом подразделений, частей и соединений (санитарный инструктор в роте, фельдшер в батальоне, врач в полку и дивизии).

В мае 1942 года в каждой поликлинике ввели должность замглавврача по эпидработе. А также организовали подготовку активистов – санинспекторов, которые проводили подворные обходы, направляли на госпитализацию всех температурящих больных, дезинфицировали очаги инфекционных заболеваний.


Источник: murmanarchiv.ru

К концу войны


В целом же гигиеническими и противоэпидемическими учреждениями военно-медицинской службы за время Великой Отечественной войны, по далеко не полным данным, было обследовано 44 696 населенных пунктов, выявлено 49 612 очагов сыпного тифа, 137 364 больных сыпным тифом, из которых 52 899 человек было госпитализировано в армейских и фронтовых госпиталях.

К началу перехода наших войск в наступление на всех фронтах в 1944 году медицинская служба Красной Армии располагала мощной и стройной организацией, позволявшей обеспечить противоэпидемическую разведку и эпидемзащиту наших войск.

Кроме медицинских подразделений войсковых частей, при медсанбатах стрелковых дивизий, танковых и кавалерийских корпусов были созданы санитарные взводы, оснащенные необходимым транспортом и лабораторией, позволявшей производить санитарно-химические и гигиенические анализы.

Итог


Была или не была организована Гитлером бактериологическая война против мирного населения СССР – разбираться специалистам.

Но факты намеренного заражения тысяч и тысяч россиян этой опасной инфекцией задокументированы и сомнения не вызывают.

Пандемию сыпного тифа, о которой мечтали фашисты, во время Великой Отечественной войны в России предотвратили исключительно за счет оперативного создания собственных отечественных действенных вакцин, а также благодаря формированию эпидемиологических подразделений в войсках.

В следующей части мы рассмотрим различные версии о потерях противника в Великой Отечественной войне.

Продолжение следует…

Ирина Фролова


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник

Подпишись:




Вам может быть интересно:


1 комментарий

  1. Капитан
    караванбаши

    запад это центр фашизма. вся их политика направлена на уничтожение славян и захват их территорий, сволочи... циничные убийцы, жестокие сволочи.

     

    возможно, в процессе борьбы с такими эпидемиями СССР и развил антиэпидемиологическую базу, кадры, знания, оборудование. Потому сегодня российским препаратам, вакцинам доверяют больше. чем из стран фашистского запада или еще более страшного полицейского государства - пиндостан.  

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх