Лента новостей

00:00
Этот день в истории - 18 Октября
23:06
Старые герои в новом цвете
20:37
«Проект планетарного масштаба»: Путин намерен осуществить то, что не удалось Сталину
20:14
Эдуард Лимонов: Наш маньяк в Париже
20:09
Битва самолетов: Канада объединилась с Европой против Трампа
20:08
Война c Америкой на западной границе. Кто кого?
20:07
ВМС Украины – это скорее «шакалья свора», чем «волчья стая»
20:06
Реальная эффективность противоракетной обороны США около 50%
14:36
Что стоит за многомиллионным хищением средств Минобороны на реконструкцию арсенала для ракет
14:31
Сеть о выходке российского телеканала в США: «Реклама RT в трёх кварталах от Белого дома. Умно»
14:17
Саакашвили предъявил ультиматум Порошенко. Время – до вечера
14:16
Сериал «Спящие»: технология «бархатных революций» как она есть
14:08
Почему между С-400 и THAAD Ближний Восток выбирает российскую систему ПВО
14:07
Европа боится, но готовится разделить Украину
14:04
Украинские моряки в борьбе с ЧФ решили применить опыт адмирала Дёница
12:31
Израиль вероломно напал на Сирию
12:29
Стальной дилдо — как инструмент дестабилизации Львова
12:27
США привезли в Польшу бронированный хлам
12:25
Лавров: Украина напала на Донбасс
11:36
Жительницу Германии приговорили к тюрьме за отрицание холокоста
11:35
Нацисты захватили вертолетную площадку Януковича в Киеве
10:51
Не следует ли России вслед за США выйти из Парижского соглашения по климату?
10:50
Вашингтон отрабатывает эвакуацию своих граждан в Южной Корее
10:49
Лица советской эпохи
10:48
Ключ от Балтики: как Моонзундское сражение повлияло на ход российской истории
10:47
Почему Украина никому не нужна
10:46
Отчего вдруг заговорил атаман окопного захолустья Ярош?
10:39
Русский воин Николай Грибанов: погиб при освобождении от фашистов Прибалтики
10:39
Весёлые картинки
10:33
«Сухой» передал ВКС России партию фронтовых бомбардировщиков Су-34
10:22
Израиль встретил Сергея Шойгу ударом по Сирии: Минобороны в ярости
09:14
Интриги Кремля: Отставки губернаторов поднимут настроение россиянам
09:11
Daily Sabah: Сложное положение Анкары между Киевом и Москвой
09:08
Каталония не захочет повторить опыт Донбасса
09:05
El Espectador: Россия — страна будущего?
08:55
Запад спасает Украину от распада, пока ему это выгодно
08:47
La Croix: Коррупция продолжает разрушать армию Украины
08:37
Этот день в истории - 17 Октября
00:12
Трамп выбирает войну
21:06
Вождь бандерлогов
21:02
Ответная SMS-ка
20:29
Блокировкой более 70 сайтов, Роскомнадзор предотвратил возможную кибератаку на рунет
18:24
Анатолий Шарий и его трагедия
18:16
Разжигание кровопролития на Украине
18:15
Главная заповедь толерантности
Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


» » Северный морской путь и Арктический союз как факторы геополитического влияния России

Северный морской путь и Арктический союз как факторы геополитического влияния России

 Арктика — не просто территория, пригодная для освоения, и не только богатейшая природная кладовая. Это также пространство коммуникации и перспективных транспортных маршрутов.

Что мы должны иметь в виду, обсуждая перспективы освоения Арктики в контексте развития панъевразийских транспортных проектов, маршрутов и систем коммуникаций?

Прежде всего следует иметь в виду, что у России, занимающей 1\8 часть суши, нет сегодня своего трансрегионального транспортного проекта.

В качестве такого проекта еще несколько лет назад предлагался проект Трансъевразийского пояса развития (ТЕПР). К сожалению, проект ТЕПР был сориентирован преимущественно на европейского инвестора, а потому после 2014 года по понятным причинам утратил всякий смысл. Но здесь нужно понимать, что российский проект ТЕПР отверг и Китай, который, вероятно, отвергнет сегодня любой другой российский транспортный мегапроект, имеющий свое собственное (не китайское) целеполагание.

Китай в данный момент нацелен на реализацию своего, по сути, экспансионистского проекта «Один пояс — один путь», похожего на некоего троянского коня, которого руководство КНР предлагает каждой из потенциально транзитных стран как подарок с барского плеча.

Достаточно прочитать речь Си Цзиньпина на открытии недавнего форума в Пекине, чтобы убедиться в использовании Китаем в случае с проектом «Один пояс — один путь» методов «мягкой силы», которую можно назвать и «шелковой силой» (мягко стелют, да твердо будет спать). За словами о коллективном процветании, которое принесет данный проект его участникам, скрывается по факту изящный способ экспансии Китая в крупнейшие страны Азии.

Понятно, что китайский способ усиления своего влияния на континенте решительным образом отличается от той агрессивной и расистской по своей сути экспансии, которую осуществляет в направлении Евразии Запад, прикрывающийся сегодня своим троянским конем — проектом «Восточное партнерство». Однако России объективно не выгодно усиление на постсоветском пространстве ни Запада, ни Китая.

В проекте «Один пояс — один путь» сегодня, увы, очень много тумана. В частности, российская версия транспортных маршрутов из КНР в Европу отличается от англоязычной версии. На картах, предназначенных для российских СМИ, обычно указывается автомобильный маршрут из Китая в Европу через Киргизию, Казахстан, Россию и Белоруссию. На картах, предназначенных для европейских СМИ, этот маршрут обычно не обозначается, зато акцентируется внимание на железнодорожном маршруте из КНР через Иран и Турцию.

Словом, во всех предлагаемых Китаем сухопутных маршрутах в Европу много неясностей. Зато ясно, что все они как минимум высокорисковые.

Как в принципе может быть обеспечен выход проекта «Один пояс — один путь» к Средиземному морю через Сирию в условиях, когда сирийская территория превращена в пространство перманентной войны? Как можно рассчитывать на безопасность южноазиатских маршрутов в ситуации, когда США и Израиль нацелены на обострение отношений с Ираном?

Серьезность намерений Китая относительно прокладки транспортных путей через эти страны, а также через Афганистан или турецкий Курдистан потребует от Пекина куда более активного участия, например, в борьбе с международным терроризмом. Но готов ли Китай к этому?

Актуальность проблемы безопасности трансазиатских маршрутов заставляет экспертов и политиков задаваться вопросом о возможности альтернативных автомобильных и железнодорожных путей на Запад через страны Центральной Азии и Кавказ. Однако и в случае выхода Китая в Европу не через Средиземное, но через Черное море экономические и политические риски тоже чрезвычайно высоки.

Еще больше вопросов вызывают морские пути доставки грузов из Китая в Европу. Нынешний южный маршрут через Малаккский и Аденский проливы сегодня сверхзагружен. Вход в Аденский пролив и Суэцкий канал вообще контролируется США и их союзниками. (Может быть, поэтому Китай сегодня столь покладист по отношению к американским внешнеполитическим инициативам?)

Более того: обостряются отношения между Китаем, Вьетнамом, Малайзией, Индонезией, Филиппинами и Сингапуром по поводу водных границ между этими странами, а в районе Малаккского пролива, в особенности в Индонезии, активизируются — при поддержке западных спецслужб — различные радикальные исламистские структуры.

Еще более высокорисковым является морской путь в Европу через проектируемый Китаем Никарагуанский канал. Сегодня у власти в Никарагуа находится Даниэль Ортега, а завтра? Всё-таки эта территория считается зоной жизненных интересов США — главного конкурента Китая.

Таким образом, как бы руководители КНР ни пытались продемонстрировать многовариантность проекта «Один пояс — один путь», относительно надежных путей в Европу из Юго-Восточной Азии (ЮВА) сегодня только два: сухопутный путь через Россию (через четыре страны ЕАЭС) и Северный морской путь через российские же воды. При этом Северный морской путь не только безопаснее, но также короче, а значит, и дешевле любого другого океанского маршрута.

Полагаю, что понимание этого обстоятельства должно мотивировать Россию сосредоточиться на реализации вот этих двух маршрутов с позиций государства, готового предоставить собственные территории, транспортные узлы, акватории и порты Китаю и другим странам ЮВА на своих условиях.

Северный морской путь вообще должен стать комплексным и приоритетным трансъевразийским проектом России на ближайшие десятилетия, поскольку Китай и другие страны ЮВА рано или поздно вынуждены будут воспользоваться этой российской транспортной артерией.

К сожалению, здесь возникает еще одна проблема, которая связана с активизацией деятельности ряда стран в Арктическом регионе при отсутствии соответствующих институтов, регулирующих вопросы взаимодействия государств, претендующих на освоение Арктики. Поэтому институционализация арктических проектов должна стать главным направлением активности России в этом регионе.

В данном случае речь идет об идее учреждения, по примеру Евразийского союза, Союза стран Арктического региона (ССАР), в который должны войти шесть государств, границы которых выходят в Арктику: Россия, США, Канада, Дания, Норвегия и Исландия.

Это нужно для того, чтобы зафиксировать, а в дальнейшем отстаивать приоритет названных стран в реализации арктических проектов. Тем более что на участие в управлении регионом нацелились так называемые страны-нерегионалы, включая, например, прибалтийские и некоторые иные малые русофобские государства Севера Европы, способные лишь на то, чтобы блокировать российские проекты в Арктике так, как они это делают с российскими газовыми проектами в Европе.

Полагаю, что в ССАР (Арктический союз) должны войти также представители трех экономических объединений, выходящих своими границами на Арктику: Европейского союза, Евразийского экономического союза и НАФТА.

Таким вот образом должна быть сформирована «большая арктическая девятка», в которой любая другая страна-нерегионал может иметь статус наблюдателя или участника тех или иных проектов.

Владимир Лепехин





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх