Лента новостей

13:34
Зеленский уже нелегален: истечение срока президентской годности
13:22
Западные ценности «общества потребления» – против военной истерии
13:19
Премьер Чехии одобрил нанесение ударов по России западным оружием
12:51
Байден рассказал, как американские войска «победили фашизм и спасли весь мир»
12:44
Будучи в составе России Запорожская область стала символом перехода от импорта к отечественному производству
12:22
ФСБ: НАТО отрабатывает ядерные удары по России
12:14
В Красноярском крае прокуратура взяла в разработку детскую книгу, на которую поступила кляуза от покупательницы
12:13
Боррель сообщил о проблемах с поставками боеприпасов на Украину
12:05
Погранслужба ФСБ: НАТО начало отработку ядерных ударов по России
11:30
Вильнюс готов пугать русского медведя голой попой литовского ежа
11:27
Глава МИД Польши не исключил отправки военных на Украину
10:59
«Уголь нужен нам, чтобы выжить». Австралия отказалась поставлять на Украину уголь и конфисковывать российские активы
10:54
Важная помощь бойцам, наступающим на Харьков и за Авдеевкой, от читателей «Русской Весны» (ВИДЕО)
10:47
ТОС-2 выжигает позиции ВСУ в Волчанске
10:22
Макрон заверил, что Евросоюз не воюет против России
09:14
Украина нанесла несколько ракетных ударов по Луганску
09:13
Супруги Шольца и Макрона развеселились при посещении мемориала жертвам Холокоста
09:02
СВО. Донбасс. Оперативная лента за 28.05.2024
08:54
Бундесвер пока не вернется к призыву на военную службу
08:43
Передача Крыма – политическая провокация или слабоумие Хрущёва?
07:59
Огненный «Град» сжёг польского «Краба» и боевиков в ходе боёв в Харьковской области (ВИДЕО)
07:18
В Хабаровске прозвучали первые композиции «Амурских волн»
04:11
«Тысячи русских были вырезаны тогда, сонные и безоружные»
01:17
Русофобия как принцип существования европейской «культуры»
00:42
Россия восстанавливает разрушенный Украиной аграрный сектор в Запорожской области
00:12
Русские очерки. Центральная Россия: о правде и лжи
23:05
Из зэков, освобождённых по УДО, формируют штурмовые отряды ВСУ
22:27
Орловский губернатор прокомментировал задержание своего советника
22:14
Позывной Тундра. Записки москвича – добровольца СВО
21:56
Власти спешат узаконить передел собственности на Украине
21:55
Кадыров знает, как вылечить от наркозависимости убивающего украинцев Зеленского
19:41
Германия намерена замедлить приток украинских беженцев
19:40
Польша запретила российским дипломатам свободно перемещаться по стране
19:39
Украинские войска ведут обстрелы ДНР, Белгородской, Курской и Херсонской области. Обзор ситуации в прифронтовых регионах России на вечер 27 мая
19:05
ГБР обвиняет в прорыве ВС РФ на Харьковщине ВСУшников, сбежавших с позиций
19:04
«Красивый проспект обезобразили». В Донецке демонтировали качественную плитку и положили некачественный асфальт. Кому это нужно?
19:03
«Санитарная зона» обязательно будет. На Харьковском направлении тяжелые бои
18:46
Премьер-министр Румынии: молдаван придумали русские
18:28
Кабмин Украины планирует повысить НДС и военный сбор для обеспечения ВСУшников
18:22
В бессильной злобе Токио пытается побольнее «укусить» Россию и русских
18:19
Политолог Перенджиев назвал заявление о поставках США вооружения Тайваню информационной разведкой
18:07
Вымпел начал поставки МЧС катеров проекта МС001
17:50
Везде враги. Макрон вновь заявил о риске смерти Европы
17:49
Евросоюз ввёл санкции против экс-нардепа Медведчука
17:43
Германия превратилась в «больного человека Европы»
Все новости

Архив публикаций



Мировое обозрение»ИноСМИ»Толстой против Горького: почему у русских интеллектуалов были столь разные взгляды на утопию (Big Think, США)

Толстой против Горького: почему у русских интеллектуалов были столь разные взгляды на утопию (Big Think, США)


Непреодолимые разногласия таких гигантов, как Лев Толстой и Максим Горький, помогают нам лучше понять разрушительный путь России в ХХ веке, считает автор портала Big Think. По его мнению, хотя их труды не смогли уберечь страну от политических, можно надеяться, что они будут направлять развитие человечества в будущем.Писатели Максим Горький и Лев Толстой в Ясной поляне

Для русских интеллектуалов, лишенных возможности выразить свою тревогу иначе, рупором для обсуждения социальных и политических проблем служила литература. Хотя практически все писатели хотели сделать мир лучше, конкретное воплощение утопии было у каждого свое. Разногласия таких гигантов, как Лев Толстой и Максим Горький, помогают нам лучше понять разрушительный путь их страны в ХХ веке.

Покуда большинство европейских монархий сменялись конституционными демократиями, Россия оставалась под гнетом самодержавия. Высказываться публично русские мыслители не могли, поэтому в попытке разобраться, как улучшить современное общество, они обращались к перу, бумаге и печатным станкам. В результате их совместных усилий сложилась так называемая социологическая школа. Книги того периода редко писались просто для развлечения: их авторы диагностировали общественные болезни и пытались предложить жизнеспособное лечение.

Первый шаг в этом процессе казался самым простым. По сравнению с Европой и даже все еще незрелыми на тот момент Соединенными Штатами форма правления в России считалась устаревшей и ни на что не годной. Вся полнота власти принадлежала одному человеку, чей выбор зиждился не на его талантах и умениях, а на крови. Русский народ был расколот на небольшую группу до неприличия богатых дворян и непропорционально великое множество бедняков. До эмансипации 1861 года многие из этих неимущих были крепостными и не имели даже элементарных прав.

Но хотя большинство русских мыслителей сходилось в том, что стране отчаянно нужны перемены, решения они предлагали разные, зачастую противоречивые. В своей статье «Столкновение утопий» профессор Хью Маклин (Hugh McLean), русист и славист, иллюстрирует эту мысль, сравнивая утопии, пожалуй, равновеликих властителей дум: писателя Льва Толстого и политического активиста Максима Горького. Непреодолимый контраст между их взглядами объясняет заторможенное развитие России и предвосхищает ее гибельное будущее.

Утопия Толстого

Свое рассмотрение толстовской утопии Маклин начинает с истины, которую многие подмечали и раньше: «Критические способности автора, его способность видеть недостатки в рассуждениях других оказались бесконечно сильнее его способности формулировать собственные положительные системы». Толстой написал немало книг и сотни эссе о неудовлетворенности общественным строем — от злоупотребления алкоголем и наркотиками до безвылазной нищеты, — но убедительных ответов на заданные вопросы зачастую не находил.

Хотя Толстого всегда интересовали серьезные вопросы, откровенно утопический характер его творчество приобрело лишь под конец его писательской карьеры. Произведения этого периода, в том числе эссе «Исповедь» и «Царство Божие внутри вас», а также последний настоящий роман Толстого «Воскресение», характеризуются дидактическим стилем и христианской тематикой. Выйдя из депрессии через религиозное пробуждение, писатель выбрал ненасилие единственным жизнеспособном путем к миру и справедливости.

Полагая, что все люди по своей природе добры, Толстой винил во всем зле цивилизацию и ее разлагающие институты. Считая себя человеком глубоко религиозным, этого ярлыка он, тем не менее, чуждался. Отвергая организованную религию и почитание святых, писатель трактовал Бога как символическое выражение любви и утверждал, что утопия будет создана в тот момент, когда каждый мужчина, женщина и ребенок на планете уверуют в этот основной человеческий порыв.

С социально-экономической точки зрения утопия Толстого могла воплотиться лишь посредством деволюции, а не эволюции. Если бы каждый житель Земли полюбил безоговорочно, не нужны будут ни границы, ни армии для их защиты. Жители снесут институты цивилизации, — по мнению Толстого, ненужные и неприемлемые, — и города распадутся сами собой. Тогда все поселятся в сельской местности, где будут пахать землю, заниматься общественной деятельности и посвятят себя духовному совершенствованию.

Ответ Горького Толстому

Хотя в России Максим Горький широко известен и популярен, до международной славы Толстого ему далеко. Поэтому его персона требует более обстоятельного представления. Горький родился в 1868 году. Свою карьеру он начал с рассказов с социальным подтекстом. Он был одним из немногих авторов, сыгравших активную роль в русской революции, став союзником и советником эрудита Владимира Ленина и его большевистского правительства.

Горький предлагал не только принципиально иное видение утопии, но и средства, чтобы ее достичь. Утверждая, что глубоко религиозный российский рабочий класс слишком долго терпел, он соглашался с Лениным: статус-кво должен быть разрушен, пусть даже насильственным путем. Раз помещики и дворяне то и дело грозили расправой, чтобы остаться у власти, то и Горький не видел крамолы в том, чтобы отплатить им той же монетой.

В истинно социалистической манере Горький не соглашался с представлением Толстого, что утопия лучше всего достигается самосовершенствованием. По его мнению, этот аргумент имел бы смысл лишь в том случае, если бы все рождались с равными возможностями, — чего в России XIX века определенно не было. Соглашаясь с Толстым, что многие общественные институты разложились и не работают, он все же верил, что их удастся починить.

В опубликованной в 1909 году статье «Разрушение личности» Горький записал Толстого и его современника Федора Достоевского в «величайшие гении рабьей земли»: «В один голос они сказали: „Терпи". „Не противься злу насилием". Я не знаю в истории русской момента более тяжелого, чем этот, и не знаю лозунга более обидного для человека, уже заявившего о своей способности к сопротивлению злу, к бою за свою цель».

Утопия Горького

Взгляд Горького был, как выразился Маклин, «более-менее стандартным социалистическим идеалом, которого придерживались многие российские интеллектуалы». Это был мир, где средства производства принадлежат рабочим, а не их работодателям, где частная собственность в значительной степени упразднена, где правительственные решения принимаются всенародным голосованием либо народными делегатами, которые пекутся об интересах масс, и где образование и просвещение придется переосмыслить, чтобы привить учащимся непоколебимое чувство социальной ответственности.

В то же время Горький уникален тем, что не пал жертвой фракционности, расколовшей в то время социалистические партии по всей России. Пока большевики не построили свое однопартийное государство, в России были десятки социалистических организаций, и каждая завлекала людей собственным прочтением Карла Маркса. Понимая, что все социалисты стремятся к общей цели и различаются лишь средствами ее достижения, Горький стремился к единству путем цивилизованного диалога.

Однако изо всех разновидностей социализма Горький, похоже, предпочел большевизм. В годы перед революцией писатель щедро поддерживал партию в трудную минуту и даже устраивал собрания у себя дома, чтобы выковать из рабочих и женщин сознательных революционеров. Он же сыграл ключевую роль в движении богостроительства, — его участники пытались выяснить, как большевикам внушить в свой режим ту же веру, как когда-то удалось Русской православной церкви.

Горький — в первую очередь классически образованный интеллектуал, и лишь во вторую — ярый коммунист, поэтому между ним и другими большевиками вскоре разверзлась пропасть из-за его воспитания. Если Ленин, Лев Троцкий и Иосиф Сталин представляли коммунистическое государство как совершенно новую, незападную форму правления, Горький так и не смог избавиться от восхищения европейскими странами, которые — не без предвзятости — считал вершиной человеческого развития, цивилизации и конечной целью политического преобразования России.

Столкновение утопий

Но как Горький отмечал недостатки толстовства, так и сам Толстой — пусть и неосознанно и косвенно — указывал на недостатки горьковского мировоззрения. Хотя автор «Войны и мира» и «Анны Карениной» никогда не описывал авторитарного будущего России столь подробно, как Достоевский в повести «Записки из подполья», Толстой все же понимал накал страстей, который привел к кровавому рождению Советского Союза, а затем его медленному развитию и болезненному падению.

Толстой знал, что для того, чтобы социалистическая утопия заработала, ее граждан нельзя принуждать к сотрудничеству. Для успеха такого эксперимента участники должны были бы пережить личное озарение и участвовать в нем по собственному желанию. Оглядываясь назад на миллионы советских граждан, погибших от голода, войн и преследований, нельзя отрицать, что ущерб от ленинского режима намного превышал его пользу.

Но хотя подход Толстого в теории, несомненно, лучше, он непрактичен и даже немного наивен. Например, как бы поэтично писатель ни рассуждал о силе любви, Маклин так и не обнаружил эпистемологических доказательств его гипотез. «Толстой нашел закон, начертанный в его собственном сердце, — писал он, — и заключил, что он должен быть в каждом из нас». Отдавая предпочтение самоанализу, Толстой недооценил значение социальных перемен, а его экономическая теория — план неполный и, следовательно, бесполезный.

Однако вместо того, чтобы просто критиковать российских интеллектуалов за смерть и разруху, которые вызвали их разногласия, мы должны быть признательны той серьезности, с которой эти люди подходили к проблемам своего общества. Многие из них были готовы идти до конца и отстаивали свои убеждения даже несмотря на то, что их могли подвергнуть остракизму, бросить в тюрьму или даже лишить жизни. Хотя Россию в ХХ веке их труды так и не уберегли, можно надеяться, что они будут направлять развитие человечества в будущем.


Тим Бринкоф (Tim Brinkhof)


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник

Подпишись:





Напишите ваш комментарий к статье:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх