Лента новостей

04:36
Сенатор Цеков уверен в сотрудничестве "Новой газеты" с Госдепом США
04:33
IT-специалист Ашманов объяснил выдачу антироссийских сайтов в поисковиках
03:00
Süddeutsche Zeitung (Германия): хлопоты кризиса
02:54
Власти Адыгеи попросили расширить перечень отраслей для поддержки
02:51
Ксавье Р. Роле переизбран председателем Совета директоров ФосАгро
02:48
Володин назвал приоритеты при восстановлении экономики после пандемии
02:45
»Роснефть» создала «дочку» для работы в Ливане
02:40
Аргентина выступила против санкций и ограничений в отношении Венесуэлы
02:36
В Перу считают, что COVID-19 угрожает коренным народам Амазонии
02:33
Число умерших от COVID-19 в Бразилии превысило 24 тысячи человек
02:30
Пентагон призвал Россию и Турцию «прекратить свои действия» в Ливии
01:57
France Info: «русский Левша» создаёт миниатюрные маски для насекомых
01:54
Times: мальчик и медведь — хватило мужества не паниковать при появлении животного
01:48
Союзникам по ОДКБ напомнили о биологической угрозе со стороны США
01:36
Россияне вынули миллиарды долларов из банкоматов: реакция на самоизоляцию
01:33
Половине россиян урезали зарплату: налоговые поступления в казну рухнут
01:30
Оператор Северного потока - 2 прокомментировал угрозу новых санкций
01:24
Эксперт оценил данные США о переброске российской авиации в Ливию
01:21
Герой России оценил идею проведения Парада Победы 24 июня
01:18
Дмитрий Гордон назвал Соловьева "умницей, сволочью и подонком"
00:54
Московские власти утвердили меры поддержки бизнеса на 85 млрд рублей
00:51
Путин швырнул на стол ручку во время совещания по стихийным бедствиям
00:48
Сенатор Цеков уверен в сотрудничестве "Новой газеты" с Госдепом США
00:24
«Исламское государство»* снова набирает силу
23:48
61% россиян во время пандемии стали меньше доверять власти
23:45
За подзатыльник козлу экс-главу ОФ Богдана хотят привлечь к уголовной ответственности
23:42
Погребинский уличил Зеленского во лжи о ситуации в Донбассе
23:39
В деле Бузины появился «новый поворот»
23:36
ВСУ модернизируются на $12 млрд западными боевыми самолётами
23:33
Портнов: Порошенко и ГБР устроили совместную распланированную в ролях комедию в музее Гончара
23:27
Манукян выступил в поддержку Пригожина и Валерии в их конфликте со Шнуровым
23:24
Сирия новости 26 мая 22.30: протурецкие боевики грабят жителей Хасаки, в Даръа САА построит 20 новых пунктов
23:15
Стрит-арт художник рассказал о специфике уличного искусства
23:09
Пандемия коронавируса позволит РФ внести коррективы в промышленную политику
23:06
Цифровые технологии и производство встроят экономику России в новые нефтяные реалии
22:48
В Ливии засветились таинственные бронеавтомобили неизвестного производителя
22:36
Что покупать этим летом – доллар, евро или рубль?
22:33
Уровень безработицы в России достиг максимума с апреля 2016 года
22:30
Цены производителей на бензин упали на 22,4%
22:27
Куда делся газ? Названы причины спада прокачки по трубе «Ямал – Европа»
22:21
Разминирование в Донбассе возможно при стабильной ситуации, заявили в ДНР
22:18
Число зараженных коронавирусом в Узбекистане приблизилось к 3,3 тысячи
22:15
В Москве за сутки умерли 73 пациента с коронавирусом
22:12
Террористы обстреляли населенный пункт в провинции Идлиб
21:51
Каратели на службе МВД
Все новости

Архив публикаций

«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


Мировое обозрение » Армия России » Эволюция ядерной триады: обобщённый состав СЯС РФ в среднесрочной перспективе

Эволюция ядерной триады: обобщённый состав СЯС РФ в среднесрочной перспективе


Эволюция ядерной триады: обобщённый состав СЯС РФ в среднесрочной перспективе

В предыдущих материалах мы рассмотрели возможные угрозы российскому ядерному щиту, которые могут возникнуть в результате развёртывания США глобальной системы противоракетной обороны (ПРО) и нанесения ими внезапного обезоруживающего удара. В этом случае может возникнуть ситуация, когда время реакции российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) не обеспечит возможности нанесения ответно-встречного удара и рассчитывать можно будет только на ответный удар.

Рассмотрели устойчивость воздушного, наземного и морского компонентов Стратегических ядерных сил (СЯС РФ) к внезапному обезоруживающему удару.




Устойчивость классической ядерной триады перед нанесением внезапного обезоруживающего удара в обозримой перспективе может существенно снизиться

Рассмотренные выше материалы позволили сформировать оптимальный облик наземного, воздушного и морского компонентов перспективных СЯС РФ.

Пришло время собрать всё это в единую систему, рассмотреть оптимальную численность и соотношение ядерных зарядов внутри компонентов и отдельных типов вооружений СЯС, а также решения, способные снизить нагрузку на экономику страны в ходе реализации перспективных СЯС.

Основные требования к перспективным СЯС РФ


1. Создание условий, при которых нанесение противником внезапного обезоруживающего удара по СЯС РФ потребует от него задействования всех имеющихся ядерных зарядов без гарантии достижения желаемого результата (уничтожения российских СЯС).

2. Гарантированное нанесение ответного удара в случае нанесения противником внезапного обезоруживающего удара с преодолением существующих и перспективных систем ПРО.

3. Раскрыть наступательный потенциал СЯС с целью вынудить противника переориентировать имеющиеся ресурсы на оборону от внезапного обезглавливающего удара с нашей стороны.

В качестве основы для расчёта потребного количества ЯБЧ и носителей изначально принимаем текущие ограничения в 1550 ядерных боевых частей (ЯБЧ), накладываемые по договору СНВ-3, в дальнейшем они могут быть пересмотрены с пропорциональным изменением состава рассмотренных ниже компонент СЯС.

Ограничения, накладываемые договором СНВ-3 и другими аналогичными договорами на количество носителей, средства маскировки и прочее учитывать не будем, так как они могут противоречить текущей геополитической ситуации и мешать строительству перспективных СЯС РФ, способных эффективно решать задачи ядерного сдерживания. Предлагаемые решения и количественные характеристики могут быть учтены в последующих договорах СНВ или иных соглашениях, если таковые будут заключаться.

Наземный компонент СЯС


Стационарные МБР в ШПУ


Основой ядерного сдерживания должны стать лёгкие межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), размещённые в высокозащищённых шахтных пусковых установках (ШПУ), поскольку только МБР в ШПУ практически невозможно уничтожить конвенциональным оружием (противобункерные бомбы мы не рассматриваем из-за того, что их носитель должен подлететь практически вплотную к ШПУ). Исходя из имеющейся информации, что для поражения одной МБР в ШПУ, с вероятностью 95%, необходимы два ядерных заряда W-88 мощностью 475 килотонн, количество МБР в ШПУ должно быть равно половине развёрнутых ядерных зарядов противника, то есть 775 ШПУ.


Лёгкие МБР в высокозащищённых ШПУ должны стать основой ядерного сдерживания

В комментариях к материалу о перспективном наземном компоненте высказывалось мнение, что страна просто не потянет такое количество ШПУ и МБР. На это возражение можно привести следующие данные:

«В целях экономии времени в развёртывании ракетных комплексов нового поколения, правительство СССР приняло решение по строительству шахтных пусковых установок, командных пунктов и остальных элементов инфраструктуры, необходимых для обеспечения повседневной деятельности ракетных частей, до полного окончания испытаний ракет.
Данные меры позволили в короткие сроки провести перевооружение и поставить на боевое дежурство новые ракетные комплексы. В период с 1966 по 1968 годы количество поставленных на дежурство МБР выросло с 333 единиц до 909. К концу 1970 года их количество достигло 1361. На 1973 год МБР находились в 1398 шахтных пусковых установках 26 ракетных дивизий».

Таким образом, за два года в СССР было создано почти 576 ШПУ, а за пять лет их количество составило 1028 единиц. Примерно за 10 лет на боевое дежурство было поставлено 1 298 МБР в ШПУ. Можно возразить, что Россия — не СССР, ей такие объёмы не под силу. На это есть несколько возражений: изменились технологии, например, бурения, создания ШПУ, габариты автоматики и силовых механизмов, твердотельные МБР проще и дешевле жидкостных МБР, разворачиваемых в то время.

В комментариях к предыдущим материалам, а также в некоторых других источниках высказывалось мнение, что МБР с жидкостным ракетным двигателем может быть выполнена дешевле, и иметь больший срок службы, чем твердопливная МБР. Автор не догматик, в любом случае имеет смысл провести конкурс между несколькими КБ, например, Московским институтом теплотехники и КБ Макеева. Основные критерии перспективной МБР: минимальные габариты и масса при заданной дальности и массе полезной нагрузки, максимальная надёжность и продолжительность срока службы при минимальной стоимости и сроках изготовления.



Перспективная лёгкая МБР должна быть оснащена одной ядерной боевой частью (ЯБЧ), с возможностью дополнительной установки ещё двух ЯБЧ. Вместо двух дополнительных ЯБЧ должны быть размещены две тяжёлые ложные цели, включающие в себя средства радиоэлектронной борьбы, а также постановщики помех в оптическом и инфракрасном диапазонах длин волн. Наличие на МБР двух «запасных мест» позволит в случае необходимости оперативно нарастить количество развёрнутых ЯБЧ с 775 до 2325 единиц.

Для перспективных МБР необходима разработка высокозащищённых ШПУ высокой заводской готовности, когда ШПУ полностью или в виде модулей изготавливается на заводе-производителе и в таком виде доставляется к месту монтажа. После установки и подключения коммуникаций ШПУ заливается высокопрочным бетоном в технологические полости и может быть введена в эксплуатацию.


Сложность и стоимость строительства объектов по сравнению с монтажом изделий высокой заводской готовности может отличаться на несколько порядков

ШПУ 15П744 высокой заводской готовности изготавливались ещё в советские годы для стратегических ракетных комплексов РТ-23. Защитное устройство (крыша) и силовой стакан с оборудованием изготавливались на заводах-изготовителях – Новокраматорском механическом заводе и Ждановском заводе тяжелого машиностроения, полностью оснащались необходимыми узлами, амортизацией, электрооборудованием, площадками обслуживаний, испытывались, и в собранном виде транспортировались по железной дороге до места монтажа. Монтаж и сдача ШПУ для госиспытаний по таким технологиям проводились в кратчайшие сроки.


На смену технологии строительства ШПУ на объекте должно прийти изготовление ШПУ в виде изделий высокой заводской готовности

Можно не сомневаться, что прогресс в технологиях и уменьшение габаритов МБР позволит создавать ШПУ высокой заводской готовности за меньшую стоимость, с большей скоростью и в более защищённом исполнении.

Также ШПУ должны оснащаться встроенным унифицированным командным пунктом. Для снижения количества расчётов ШПУ с МБР должны быть объединены в кластеры по 10 единиц с управлением одним расчётом на весь кластер, с автоматизацией операций по аналогии с тем, ка это реализовано на атомных подводных лодках с баллистическими ракетами (ПЛАРБ). Высокая надёжность связи между ШПУ должна обеспечиваться прокладкой защищённых линий связи в горизонтальных туннелях малого диаметра, проложенных между ШПУ на максимальной глубине, по физической схеме «решётка», с логическим объединением оборудования по полносвязной топологии компьютерной сети (полный граф). Расчёт может размещаться произвольно в одной из ШПУ, и периодически менять дислокацию в рамках кластера.


Организация связи между ШПУ должна строиться по полносвязной топологии компьютерной сети, с прокладкой кабелей по каналам, выполненным по схеме «решётка»

В зависимости от экономических возможностей государства количество ШПУ превышать количество развёрнутых МБР примерно в два раза. Основная задача строительства избыточного количества ШПУ – это уменьшение вероятности поражения МБР за счёт создания неопределённости её нахождения в конкретной ШПУ в текущий момент времени. Проверки в рамках договорных обязательств должны осуществляться по принципу кластеров, включающих в себя «N МБР + Nх2 ШПУ», при этом ротация МБР внутри кластера должна допускаться без ограничений.

В ШПУ, незадействованных для размещения МБР, должны размещаться противоракеты с ЯБЧ, предназначенные для прорыва космического эшелона ПРО США, в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК), унифицированных по внешним габаритам и интерфейсу с ТПК МБР.

Прорыв ПРО должен осуществляться реализацией принципа «ядерная тропа» – опережающим подрывом ЯБЧ противоракет на высотах 200-1000 км, а далее подрывом выбранного количества ЯБЧ на определённых участках траектории.

«Запущенная с помощью ракеты «Тор» ядерная боеголовка с зарядом W49 мощностью 1,44 мегатонны была приведена в действие на высоте 400 километров над атоллом Джонстон в Тихом океане.
Практически полное отсутствие воздуха на высоте 400 км воспрепятствовало образованию привычного ядерного гриба. Однако при высотном ядерном взрыве наблюдались другие интересные эффекты. На Гавайях на расстоянии 1500 километров от эпицентра взрыва под воздействием электромагнитного импульса три сотни уличных фонарей, телевизоры, радиоприёмники и другая электроника вышли из строя. В небе в этом регионе более семи минут можно было наблюдать зарево. Его наблюдали и засняли на плёнку с островов Самоа, расположенных в 3200 километрах от эпицентра.
Взрыв повлиял и на космические аппараты. Три спутника были сразу выведены из строя электромагнитным импульсом. Заряженные частицы, появившиеся в результате взрыва, были захвачены магнитосферой Земли, в результате чего их концентрация в радиационном поясе Земли увеличилась на 2—3 порядка. Воздействие радиационного пояса привело к очень быстрой деградации солнечных батарей и электроники ещё у семи спутников, в том числе и у первого коммерческого телекоммуникационного спутника Телстар 1. В общей сложности взрыв вывел из строя треть космических аппаратов, находившихся на низких орбитах в момент взрыва».

Мобильные ПГРК


Вторым элементом наземного компонента перспективных СЯС РФ должны стать подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК), замаскированные под гражданские грузовые транспортные средства, которые должны быть созданы с учётом наработок по ПГРК «Курьер». Размещаемая в ПГРК малогабаритная МБР должна быть унифицирована с шахтным вариантом, подобно тому, как это сделано в МБР «Тополь» и МБР «Ярс».


Наибольшей скрытностью будут обладать ПГРК, замаскированные под гражданские грузовые транспортные средства

Основной проблемой, ограничивающей применение ПГРК, является неопределённость в понимании того, может или нет противник осуществлять отслеживание их местонахождения, в том числе в реальном времени. Исходя из этого, а также из того, что относительно незащищённый мобильный комплекс может быть легко уничтожен как конвенциональным оружием, так и разведывательно-диверсионными подразделениями противника, ПГРК не могут выступать в качестве основного элемента наземного компонента перспективных СЯС РФ. С другой стороны, исходя из необходимости диверсификации рисков, а также для поддержания компетенций в этой области, ПГРК могут использоваться в качестве второго элемента наземного компонента СЯС в количестве, составляющем 1/10 количества МБР в ШПУ, то есть их количество составит 76 машин. Соответственно и количество размещённых на них ЯБЧ в штатном варианте составит 76 единиц, и 228 единиц в максимальном варианте.

Морской компонент СЯС


РПКСН/ПЛАРК проектов 955А/955К


На первом этапе конфигурация морского компонента перспективных СЯС РФ определяется постройкой РПКСН проекта 955(А). Поскольку создание военно-морского флота (ВМФ), способного обеспечить развёртывание и прикрытие РПКСН в удалённых районах мирового океана, в настоящее время видится практически неосуществимой задачей, то оптимальным способом повышения выживаемости РПКСН является увеличение их количества, до вроде как уже запланированных 12 единиц, с одновременным повышением коэффициента оперативного напряжения (КОН) до 0,5. То есть РПКСН половину времени должны проводить в океане. Для этого необходимо сократить время технического обслуживания между походами, а также обеспечить наличие двух сменных экипажей для РПКСН.


РПКСН проекта 955(А) на ближайшие десятилетия станут основой морского компонента СЯС РФ

Продолжение серии РПКСН проекта 955А серией атомных подводных лодок с крылатыми ракетами (ПЛАРК) условного проекта 955К, с визуальной и акустической сигнатурой исходного проекта, позволит максимально затруднить работу противолодочных сил противника, повысив вероятность выживаемости РПКСН и нанесения ими ответного удара по противнику.

Размещение РПКСН в закрытых бастионах крайне неэффективно, так как они в любом случае будут находиться на самой границе страны, степень их защищённости до начала конфликта может быть оценена весьма условно, а стартующие из-под воды баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) могут быть поражены кораблями ПРО «вдогон», на начальном участке полёта. Предположительно, в случае наличия политической воли, завершить строительство РПКСН/ПЛАРК проектов 955А/955К можно к 2035 году.

На 12 РПКСН с 12 БРПЛ на борту у каждой, могут быть размещены 432 ЯБЧ, исходя из установки 3 ЯБЧ на 1 БРПЛ. Свободные места должны быть загружены комплектом средств преодоления ПРО, аналогичным используемому на шахтных МБР и МБР ПГРК. В случае необходимости, в зависимости от максимально-возможного числа ЯБЧ на БРПЛ, которое может составлять 6-10 единиц, максимальное количество развёрнутых ЯБЧ может составить 864-1440 единиц.

Выживаемость РПКСН и ПЛАРК должна обеспечиваться за счёт неспособности противника обеспечить дежурство и отслеживание всех наших подводных лодок. Для круглогодичного ожидания выхода в море, отслеживания и сопровождения 24 наших РПКСН/ПЛАРК, противнику потребуется привлечь не менее 48 атомных подводных лодок (АПЛ), то есть практически весь свой подводный атомный флот.

Проект «Хаски»


На втором этапе может быть рассмотрено создание универсальной атомной подводной лодки в вариантах с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), ПЛАРК и подводной лодки-охотника. Для размещения в отсеках вооружения универсальной АПЛ, должна быть разработана перспективная малогабаритная БРПЛ, на основе решений, используемых для создания перспективной лёгкой МБР шахтного базирования и МБР ПГРК, максимально унифицированная с указанными МБР. Учитывая меньшие габариты носителя – универсальной АПЛ, её боекомплект должен составить порядка 6 БРПЛ с одной-тремя ЯБЧ на каждой.


Создание на базе АПЛ проекта «Хаски» охотника, ПЛАРК и РПКСН позволит максимально скрыть последние среди других типов подводных сил ВМФ РФ

Строительство универсальной АПЛ должно вестись большой серией — 40-60 единиц, из которых 20 должно приходиться на вариант с БРПЛ. В этом случае суммарное количество ЯБЧ на БРПЛ составит 120 единиц, с возможностью увеличения до 360 единиц. Казалось бы, явный регресс, по сравнению с узкоспециализированными РПКСН проекта 955(А)?

Предполагаемым преимуществом АПЛ проекта «Хаски» условного пятого поколения должна стать существенно большая скрытность, что позволит им действовать более агрессивно, стараться подойти максимально близко к территории противника, что позволит при необходимости нанести обезглавливающий удар с минимальной дистанции, по настильной траектории. Задачей морской составляющей перспективных СЯС РФ является оказание такого давления на противника, при котором он будет вынужден переориентировать свои ресурсы – технику, людей, финансирование, на задачи обороны, а не нападения.

При обнаружении универсальной АПЛ противник никогда не сможет быть уверен, что он отслеживает – носитель БРПЛ, крылатых ракет или противокорабельных ракет, а для организации круглогодичного контроля выхода и сопровождения всех 40-60 АПЛ, потребуется не менее 80-120 многоцелевых АПЛ противника, что больше, чем у всех стран блока НАТО, вместе взятых.

Авиационный компонент СЯС


Отсутствие у авиационного компонента СЯС устойчивости перед внезапным обезоруживающим ударом, уязвимость носителей на всех этапах полёта, а также уязвимость их существующего оружия – крылатых ракет с ядерной боеголовкой, делает этот элемент СЯС наименее значимым с точки ядерного сдерживания.

Единственно-возможным вариантом практического применения авиационного компонента СЯС является его использование для оказания давления на противника угрозой выдвижения к его границам и атаки с минимального расстояния. В качестве вооружения авиационного компонента СЯС наиболее интересным вариантом является МБР с воздушным стартом, для запуска которой должны использоваться переоборудованный транспортный самолёт – перспективный авиационный комплекс ракетно-баллистический (ПАК РБ).


Наиболее эффективное оружие авиационного компонента СЯС – модернизированные транспортные самолёты, вооружённые МБР с воздушным стартом

Плюсом такого решения является визуальное и радиолокационное сходство ПАК РБ с самолётами транспортной авиации, а также с другими самолётами на базе одного проекта – топливозаправщиками, воздушными командными пунктами и т.д. Это вынудит военно-воздушные силы противника реагировать на движение любого транспортного самолёта так, как они делают это сейчас при обнаружении стратегического бомбардировщика. При этом возрастут финансовые затраты, снизится ресурс истребителей противника, повысится нагрузка на пилотов и технический персонал. Фактически же запуск МБР воздушного базирования должен быть возможен без выхода за границы РФ.

Учитывая новизну решения, количество ПАК РБ должно быть минимальным, порядка 20-30 самолётов с 1 МБР воздушного старта на каждом. Перспективная МБР воздушного базирования должна быть максимально унифицирована с перспективной шахтной МБР, МБР ПГРК и перспективной малогабаритной БРПЛ. Соответственно, количество ЯБЧ составит от 20-30 единиц в минимальном варианте, до 60-90 единиц в максимальном.

Может получиться так, что реализация ПАК РБ будет слишком высокорисковой и затратной, вследствие чего от неё придётся отказаться. При этом от классических бомбардировщиков-ракетоносцев с крылатыми ракетами толку в ядерном конфликте будет мало. Существующие, строящиеся и перспективные Ту-95, Ту-160(М), ПАК-ДА могут крайне эффективно использоваться как носители конвенционального оружия, а как элемент СЯС рассматриваться как «запасной план резервного плана». С другой стороны, зачёт одного бомбардировщика-ракетоносца, как одного ядерного заряда, делает их существование в составе СЯС «юридически оправданным», позволяя развернуть в 12 раз больше ЯБЧ, чем они засчитываются по договору СНВ-3.

Исходя из вышеизложенного авиационный компонент СЯС предлагается оставить без изменений, «юридически» оставить его в составе СЯС, засчитывая как 50-80 ЯБЧ, а фактически максимально интенсивно использовать для нанесения ударов конвенциональным оружием в текущих конфликтах.

Пути экономии


Строительство СЯС — это значительная нагрузка на бюджет страны. Впрочем, в условиях, когда конвенциональные силы России существенно уступают силам основного противника – США, не говоря уже о всём блоке НАТО, СЯС остаются единственной защитой, гарантирующей суверенитет и безопасность страны. И разумеется, тем больше интерес противника к тому, чтобы эту защиту разрушить.

Какие меры могут быть приняты для того, чтобы снизить нагрузку на бюджет страны при строительстве перспективных СЯС?

1. Максимально возможная унификация оборудования и технологий. Если «первый блин», унификация МБР «Тополь и БРПЛ «Булава», вышел комом, то это не значит, что идея порочна в принципе. Можно предположить, что основным препятствием на пути унификации становятся не технические проблемы, а конкуренция заводов-изготовителей, разница в требованиях и нормативных документов различны ведомств и видов вооружённых сил, инерция преемственности – «у нас так всегда было». Соответственно, основой унификации должна стать выработка унифицированных документов и регламентов, разумеется, с поправкой на специфику деятельности каждого вида вооружённых сил.

В некоторых случаях унификация может быть важнее снижения себестоимости некоторых изделий. Как это понимать? К примеру, некое оборудование для ВМФ требует защиты от морской воды и солевого тумана, а наземным силам это требование не критично. При этом изготовление изделия с защитой от морской воды и солевого тумана обходится дороже, чем без неё. Казалось бы, логично сделать разное оборудование. Отнюдь не факт, необходимо изучать вопрос комплексно, смотреть как увеличение количества выпуска защищённых изделий повлияет на их себестоимость. Может оказаться, что выпустить все изделия защищёнными в совокупности окажется дешевле, чем делать отдельно защищённое и незащищённое оборудование.

2. Включение в технические задания (ТЗ) в качестве основных требования по продлённому сроку эксплуатации и минимизации необходимости технического обслуживания (ТО). Можно немного поступиться достижением максимально-возможных характеристик, за счёт продления срока службы. Например, условно, лучше ЯБЧ мощностью 50 килотонн, со сроком службы 30 лет, чем ЯБЧ мощностью 100 килотонн, со сроком службы 15 лет. То же относится к весу изделий, энергопотреблению и т.д. Иными словами, надёжность и срок службы без проведения ТО должны стать одними из важнейших требований ТЗ.

3. Сокращение типов комплексов на вооружении СЯС.

От чего можно и нужно отказаться при строительстве СЯС? В первую очередь от всякой экзотики, к каковой можно отнести специфичные комплексы типа «Буревестника» и «Посейдона». Они обладают всеми недостатками своих носителей в контексте устойчивости перед нанесением внезапного обезоруживающего удара. Для нанесения обезглавливающего удара они также мало пригодны из-за низкой скорости. Иными словами – замах будет на рубль, а удар на копейку.


«Буревестник» и «Посейдон». Затраты на создание экзотических решений велики, а польза от их развёртывания сомнительна

Сюда же можно отнести и предложения по развёртыванию подводных стратегических комплексов во внутренних водоёмах. К примеру, развернули мы МБР в озере «Байкал». Где гарантия, что противник не научится находить контейнеры с МБР в толще воды? Как помешать ему забросить в Байкал малогабаритные подводные дроны, способные длительное время осуществлять автономный поиск под водой? Закрыть всё озеро? Загнать в Байкал РПКСН? Не говоря уже о том, что таким образом мы подставляем под удар крупнейший в мире источник пресной воды. И как проводить проверки по количеству развёрнутых МБР под водой?

Также необходимо отказаться от тяжёлых ракет, БЖРК и других монструозных комплексов. Все они стоить будут дорого и при этом всегда будут целью №1 для противника в первом ударе. Одно дело — потратить 2 ЯБЧ на лёгкую МБР с 1 ЯБЧ, другое дело потратить 4 ЯБЧ на тяжёлую ракету с 10 ЯБЧ. В каком случае противник будет в выигрыше? С БРЖК ситуация ещё хуже – его можно уничтожить и конвенциональным оружием, при этом его маскировочные возможности хуже, чем у ПГРК, замаскированных под гражданские грузовые транспортные средства.


Время тяжёлых МБР и БЖРК прошло, арсенал СЯС РФ необходимо «размазать тонким слоем», а не строить «пирамиды Хеопса» из ЯБЧ

Соотношение и количество


С учётом вышеизложенных пунктов перспективные СЯС РФ могут иметь следующий базовый состав:

РВСН:
— 775 лёгких МБР в ШПУ с 775 ЯБЧ (максимально до 2325 ЯБЧ);
— 76 ПГРК, замаскированных под гражданские грузовые транспортные средства с 76 ЯБЧ (максимально до 228 ЯБЧ);

ВМФ:
— до 2035 года 12 РПКСН с 432 ЯБЧ (максимально 864-1440 ЯБЧ);
— после 2050 года 20 универсальных АПЛ со 120 ЯБЧ (максимально 360 ЯБЧ);

ВВС:
— 50 существующих/строящихся/перспективных бомбардировщиков ракетоносцев с 50-80 ЯБЧ (по договору СНВ-3), или с 600-960 ЯБЧ (фактически).

Как мы видим, в предложенном варианте минимальное количество ЯБЧ даже меньше, чем это оговорено договором СНВ-3. Разница может компенсироваться установкой дополнительных ЯБЧ на МБР, БРПЛ, или, что гораздо лучше, увеличением количества МБР в ШПУ.

Итоговое количество ЯБЧ, на которое мы должны быть готовы пойти в условном договоре СНВ-4, должно рассчитываться исходя из суммарного количества ЯБЧ, которые должны уцелеть при внезапном обезоруживающем ударе противника, истраченных из них ЯБЧ, необходимых для прорыва ПРО «ядерной тропой», и оставшихся ЯБЧ, необходимых для нанесения противнику неприемлемого ущерба.

Ещё раз. Основой СЯС должны стать максимально лёгкие и компактные МБР, размещаемый в высокозащищённых ШПУ высокой заводской готовности. Только они могут держать удар неядерного высокоточного оружия, которое противник может наклепать десятками тысяч, используя его не только сам, но и вооружив им союзников.

Количество МБР в ШПУ должно быть равно ½ ЯБЧ, развёрнутых противником. ШПУ с МБР должны быть дополнены резервными ШПУ, на случай резкого увеличения противником количества развёрнутых ЯБЧ (например, за счёт возвратного потенциала), или повышения характеристик ЯБЧ противника, что позволит ему поражать одну МБР в ШПУ одной своей ЯБЧ с приемлемой вероятностью. В случае нанесения противником внезапного обезоруживающего удара ему придётся поражать все ШПУ, поскольку местоположение реальной МБР внутри кластера из ШПУ, будет не определено.

Все остальные компоненты СЯС могут строиться опционально – ПГРК, РПКСН, бомбардировщики-ракетоносцы и т.п. Их значение для ядерного сдерживания при условии реализации предыдущего пункта будет существенно менее важным.

Ещё немного истории для понимания того, какие объёмы были по силам СССР:
«Ко второй половине 1990 года на вооружении РВСН находилось 2500 ракет и 10271 единица ядерных зарядов. Из данного числа основную часть составляли межконтинентальные баллистические ракеты – 1398 единиц с 6612 зарядами. Кроме того, в арсеналах СССР были боезаряды тактического ядерного оружия: ракеты «земля-земля» – 4300 единиц, артиллерийские снаряды и мины до 2000 единиц, ракеты «воздух-земля» и авиабомбы свободного падения для авиации ВВС – более 5000 единиц, крылатые противокорабельные ракеты, а также глубинные бомбы и торпеды – до 1500 единиц, снаряды береговой артиллерии и ракеты береговой обороны – до 200 единиц, атомные фугасы и мины – до 14 000 единиц. Итого 37 271 ядерных заряда».


Выводы


Перспективные СЯС РФ, реализованные на базе лёгких МБР в ШПУ, будут максимально эффективны в качестве средства ядерного сдерживания в контексте возможности нанесения противником внезапного обезоруживающего удара под прикрытием глобальной системы ПРО, вплоть до начала массового развёртывания противником космических систем вооружения, способных обеспечить поражение высокозащищённых ШПУ без применения ядерных зарядов.

В этом случае у СЯС будут два пути. Первый — тупиковый, когда в случае отсутствия сопоставимых космических технологий придётся реализовывать экстенсивный путь развития – количественное увеличение всех компонент СЯС в 2-3 раза, т.е. общее количество боевых блоков может составить порядка 3000-4500 единиц и более, до уровня СССР. Но это сожрёт все ресурсы экономики – превратимся в Северную Корею.

А исходя из этого, в наиболее отдалённой перспективе, после 2050 года, эффективным будет второй, интенсивный путь развития — космическая экспансия СЯС. Это длинный и сложный путь, но задел для него необходимо создавать уже сейчас.


Выход СЯС в космос. Скорее всего, это неизбежность отдалённого будущего

Какие проблемы могут встать на пути желания США нанести внезапный обезоруживающий удар под прикрытием глобальной системы ПРО? В первую очередь это проблема больших и сложных систем. Невозможно на 100% быть уверенным, что все системы в день «Д» и час «Ч» сработают, и сработают с требуемой эффективностью. А с учётом ставок в ракетно-ядерном противостоянии положиться на «авось» вряд ли кто-то решится.

С другой стороны, есть риск эскалации какого-либо конфликта или возникновения такой внешней или внутренней ситуации в самих США, когда их руководство посчитает риск приемлемым, поэтому полностью исключать того, что команда «фас» будет отдана, нельзя. Единственным решением остаётся создание такого ракетно-ядерного щита, попробовать который на прочность противник не решится ни при какой ситуации.

Андрей Митрофанов


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник



Похожие публикации для статьи "Эволюция ядерной триады: обобщённый состав СЯС РФ в среднесрочной перспективе"


Напишите ваш комментарий к статье "Эволюция ядерной триады: обобщённый состав СЯС РФ в среднесрочной перспективе"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх