Лента новостей

22:14
The New Yorker: Что означают протесты в России для Путина
22:09
Донецк может без боя вернуть Славянск и Мариуполь
21:33
Дети в рядах «Исламского государства»
20:57
La Repubblica: Россия — надежный партнер
20:54
Мартовские протесты: проблем больше, чем страха
20:46
Какое оно — будущее Украины?
20:43
США берут в прицел российские спутники
20:41
Протесты в РФ должны радовать Украину
20:38
Москва разворачивает «трубу» на Восток
20:36
Таинственный покупатель Сбербанка
19:02
Ударные возможности Су-34 расширили за счет оружия длинной руки
18:15
CounterPunch: США не видят бревна в собственном глазу
18:12
El Confidencial: Кто убил больше мирных сирийцев
18:08
«Они же дети» плюс Навальный
16:57
Star gazete: Получит ли Россия свою долю в новом миропорядке?
16:55
Polonia Christiana: Как Путин стал удобным инструментом
16:51
Перед Медведевым замаячил призрак отставки
16:49
Agora Vox: Как относятся к России кандидаты в президенты Франции
16:16
Как подопечный Порошенко оказался на месте убийства Вороненкова раньше всех?
16:14
LADA вошла в топ-5 автомобильных брендов в русскоязычных соцмедиа
16:12
Гитлерюгенд ИГИЛ: Бойцы ЧВК США в шоке от малолетних живых бомб
16:11
Военная безопасность Европы: предотвратить и обезвредить
16:10
И словом, и делом: Украина возрождает традиции Третьего рейха
16:08
Медведчук: Восстановление экономических отношений с РФ выгодно
16:02
Der Spiegel: Яценюк: долгий путь от Чечни до Бутырки
16:02
Развитие экономики: со второй половины 2017 начнется перевод зарплат бюджетников на карты "Мир"
16:00
Сергей Рудской: «Действия коалиции во главе с США могут привести к катастрофе»
15:59
Яценюк: долгий путь от Чечни до Бутырки
15:55
Aftenposten: Кто выиграет новую лунную гонку?
15:48
Чужие герои. Священные камни русского Юга
15:46
Финансы на выход: Сбербанк продаёт свою «дочку» на Украине
15:45
Генсек ООН готовит противоправный трибунал по Сирии
15:44
Трамп предложил расследовать связи Билла и Хиллари Клинтон с Россией
15:43
Тем временем: Порошенко обвинил Россию в попытках рассорить украинцев
15:42
«Что такое хорошо и что такое плохо»?
15:42
Госдеп возложил на Обаму ответственность за новые санкции против России
15:41
Как союзники нам помогали
15:36
Навальный и «праздник непослушания»: Лох — не мамонт…
15:30
Новейший британский авианосец будет беззащитен перед российской ракетой
15:29
Общественная палата РФ запускает горячую линию по мониторингу цен на лекарства
15:29
Сергей Лавров: русские своих в беде не бросают
15:11
Смерть с небес: Боевик снял гибель своего отряда от самолета ВКС России
15:10
Китайские дизели для катеров «Грачонок» сломались на первых же испытаниях
15:09
Сирийские войска в Алеппо блокировали крупную группировку ИГИЛ
15:08
200 миллиардов для Арктики. Чему должна завидовать остальная Россия
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
» » Под знаменем ремонта

Под знаменем ремонта

Ставка на дядю не прошла боевую проверку

Реформирование системы технического обеспечения в 2000-е годы привело к значительной утрате возможностей по поддержанию исправности ВВТ в Вооруженных Силах собственными силами и средствами. Какой видится выход из создавшейся ситуации?

Без постоянного проведения эвакуационных и ремонтных работ на поврежденной или неисправной технике боевые действия ограниченны и составляют не более 10–15 суток <

Институт заместителей командиров по вооружению, начальников технических служб (автомобильной, бронетанковой и ракетно-артиллерийского вооружения) как самостоятельная структура управления технического обеспечения в войсковом, армейском и окружном звене оказался ликвидирован. А предприятия капитального ремонта ВВТ – базовая основа системы восстановления техники в войсках – выведены из состава видов Вооруженных Сил, главных и центральных управлений.

В 2010 году обескровленные, но с прежними функциональными задачами ГРАУ и ГАБТУ были выведены из структур, подчиненных заместителю министра обороны по вооружению и включены в состав вновь создаваемой системы МТО под руководством заместителя министра обороны РФ. Эти преобразования ветеранами службы технического обеспечения, в том числе и автором этих строк, были восприняты болезненно, с беспокойством за будущее Вооруженных Сил России.

Не зря говорят: нет худа без добра. В настоящее время идет процесс совершенствования системы МТО под новые задачи, что было наглядно продемонстрировано на специальных учениях в ЮВО, проведенных под руководством заместителя министра обороны генерала армии Дмитрия Булгакова в августе 2016 года.

Написано кровью

Дело в том, что система ремонтно-восстановительных органов, опираясь на производственные возможности арсеналов, заводов, баз и складов, входящих в состав ГРАУ и ГАБТУ с их огромными запасами ВВТ, запасных частей и других материально-технических средств, была способна возвратить в строй ежесуточно до 80 процентов поврежденной техники и обеспечить тем самым боевые действия соединений, частей и объединений Вооруженных Сил на стратегических направлениях продолжительное время без использования государственных резервов и поставки продукции с предприятий ОПК. Этот опыт давался большой кровью на фронтах.

К началу Великой Отечественной ремонтные подразделения имелись только в танковых полках – ремроты, в танковых и механизированных дивизиях – ремонтно-восстановительные батальоны. В остальных тактических и оперативных воинских формированиях ремонтных средств не было. Основу системы тогда составляли окружные стационарные ремонтные базы в количестве 38 единиц, а также гарнизонные автобронетанковые мастерские (72 единицы) – прототипы современных центров технического обслуживания.

Уже в первые дни войны выявились недостатки созданной системы восстановления ВВТ как основного источника восполнения потерь и поддержания боеготовности частей. В первых числах июля 1941 года в подавляющем большинстве механизированных корпусов в строю осталось не более 10–20 процентов исправной бронетанковой техники. Резкое снижение ее количества потребовало перехода с корпусной и дивизионной системы на бригадную и заставило серьезно задуматься над совершенствованием системы ремонта – основного источника восполнения потерь.

Тянуть с преобразованиями не стали. С конца 1941 года началось резкое увеличение количества мобильных ремонтных подразделений. До конца 1942-го было сформировано более 180 подвижных ремонтных баз автобронетанковой техники, около 90 единиц фронтовых ремонтно-восстановительных баз и армейских ремонтно-восстановительных батальонов, пять железнодорожных автобронетанковых мастерских.

Все танковые и механизированные корпуса стали иметь подвижные ремонтные базы, танковые армии – армейские ремонтно-восстановительные батальоны, фронты – и то, и другое. В новых формированиях появились подвижные танкоремонтные и танкоагрегатные заводы для капитального ремонта танков и самоходных установок в полевых условиях. В целом количество подвижных средств для починки бронетанковой техники в годы войны увеличилось более чем в восемь раз.

Одновременно с развертыванием ремонтных средств создавалась система эвакуации во всех звеньях войск. Уже к лету 1942-го было сформировано более 120 эвакуационных подразделений армейского и фронтового подчинения.

Принятые меры позволили возвратить в строй отремонтированной техники больше, чем выпущено за это же время промышленностью: танков – в 4,3 раза (более 400 тысяч), автомобильной техники – втрое. Подвижными средствами было выполнено более 70 процентов ремонта поврежденного артиллерийского вооружения и около 80 процентов танков.

Послевоенный период развития системы восстановления ВВТ исходил из новых требований, в основе которых лежало появление принципиально новых средств вооруженной борьбы, значительное расширение типажа ВВТ, усложнение образцов, увеличение возможности их поражения. Общей тенденцией развития системы восстановления ВВТ при всех неоднократных и порой противоречивых ее изменениях явилась интеграция ремонтно-восстановительных органов различных технических служб при сохранении их внутренней специализации. Это объясняется массовым оснащением войск комплексными образцами ВВТ, в каждом из которых сочетались интересы нескольких технических служб.

Важным мероприятием интеграционного характера было объединение в танковых и мотострелковых дивизиях отдельных бронетанковых, автомобильных и артиллерийских мастерских (БТРМ, ПАРМ, ДАРМ) в отдельные ремонтно-восстановительные батальоны (орвб).

В оперативном звене в состав армий (корпусов) включены отдельные ремонтно-восстановительные батальоны по ремонту бронетанковой, автомобильной техники, ракетно-артиллерийского вооружения, а во фронтовые комплекты – соответственно ремонтно-восстановительны полки.

Полное завершение формирования системы восстановления ВВТ можно отнести к середине 80-х, когда ремонтно-восстановительные части и подразделения семи технических служб были объединены в ремонтно-восстановительные базы фронта (ФРВБ), армий (АРВБ), подчиненные заместителям командующих по вооружению. Эта должность введена в структуру управления Вооруженными Силами в 1983 году при сохранении ответственности начальников соответствующих служб за оснащение, кадры, техническую и специальную подготовку, производственную деятельность. В состав баз вошли силы и средства служб РАВ, БТВТ, АТ, технических служб инженерных и химических войск, войск связи, метрологической службы, а также отдельный эвакуационный батальон.

Опыт Афганистана и Чечни

Эффективность созданной организационно-штатной структуры РВО была проверена в Афганистане, в период ликвидации последствий землетрясения в Армении, в вооруженном конфликте на Северном Кавказе в 1994–2000 годах, а также при обеспечении многочисленных учений и повседневной боевой подготовки войск при достаточно большом объеме и напряженности эксплуатации ВВТ. Накопленный опыт подтвердил, что боевые действия частей и соединений без постоянного проведения эвакуационных и ремонтных работ на поврежденной или неисправной технике ограниченны и составляют не более 10–15 суток. При этом число неэвакуированных образцов ВВТ возрастает до опасной черты за очень короткий период.

Под знаменем ремонта

Например, нарушение принципа немедленной эвакуации привело к тому, что к началу 1985 года на территории Афганистана скопилось около 1500 корпусов различной бронетанковой техники. Участники тех боевых действий отчетливо помнят сотни остовов автомобилей, БМП, танков, разбросанных на маршрутах движения колонн. Ведение боевых действий в горно-пустынной местности, среди глинобитных построек с незаконными вооруженными формированиями, обученными внезапному нападению и установке мин и самодельных взрывных устройств, значительно усложняло эвакуацию техники, а восстановление на местах было просто невозможно. Именно поэтому потребовалось кроме штатных армейских эвакуационных подразделений создавать подвижные, хорошо оснащенные ремонтно-эвакуационные группы под руководством наиболее смелых и опытных офицеров. Они транспортировали разбитую технику в районы сбора, расположенные в крупных военных гарнизонах, где часть ее восстанавливалась, а основная масса отправлялась крупными эвакуационными колоннами к границе СССР.

За весь период боевых действий 40-й армии в Афганистане из 5270 поврежденных объектов БТВТ было эвакуировано более 4000, из которых силами и средствами ремонтно-восстановительных органов возвращено в строй более 2750 единиц.

Организация восстановления ВВТ в период первой чеченской войны аккумулировала в себе весь предыдущий опыт и доказала эффективность созданных к тому времени войсковых и армейских ремонтных средств и их материальной части. Особую роль сыграла своевременно развернутая и отлаженная эвакуация ВВТ, что позволило в короткие сроки очистить Грозный и его окрестности от поврежденной и вышедшей из строя техники в январе 1995 года.

Продолжительность контртеррористической операции на Северном Кавказе потребовала усиления группировки сил и средств ремонтно-восстановительных органов СКВО. Для эвакуации и ремонта бронетехники были привлечены ремонтно-восстановительные органы из состава Московского, Приволжского и Уральского военных округов, что позволило охватить ремонтом и эвакуацией до 80–90 процентов БТВТ, вышедшей из строя. Всего войсковыми ремонтно-восстановительными органами за период операции на Северном Кавказе было восстановлено 2794 единицы бронетехники, из них эвакуировано 1672 единицы.

Накопленный опыт применения ремонтно-восстановительных органов подтвердил необходимость комплексирования ремонтных и эвакуационных средств в одном структурном образовании, под единым руководством, а также разработки новых подвижных средств ремонта и эвакуации. В частности, новых эвакотягачей вместо МАЗ-537, 543 и КЭТЛ (ТК-5, ТК-6).

Система управления техническим обеспечением и ее структурные составляющие достигли верхней отметки своего развития к началу XXI века.

Проведенные сборы с руководящим составом ВС РФ в ноябре 2000 года в Твери под руководством министра обороны Игоря Сергеева показали огромные потенциальные возможности системы технического обеспечения во всех звеньях армейской иерархии.

На сборах были развернуты ремонтно-восстановительные органы всех уровней – от батальона до фронтовой базы по ремонту агрегатов автомобильной техники. Целью было показать военным руководителям различного уровня, какими потенциальными возможностями обладают вверенные им силы и средства по поддержанию ВВТ в исправном состоянии в условиях имевшегося в тот период жесточайшего финансового дефицита.

К сожалению, это была последняя демонстрация возможностей всей системы технического обеспечения Вооруженных Сил. Далее начался медленный, а затем все более ускоряющийся процесс ее деградации до полного развала. Созданные околоармейские структуры, такие как ОАО «Спецремонт», ОАО «Центр судоремонта «Звездочка», АО «Авиаремонт» и другие, поглощали хорошо работающие предприятия капитального ремонта. Затем началась их перетасовка между заводами промышленности. В настоящее время большая часть этих предприятий не имеет стабильных заказов, но, накопив огромные долги, находится в банкротном или предбанкротном состоянии.

Полк как первая ласточка

Появился мало кому понятный термин «аутсорсинг», достоинство которого заключалось только в том, что он давал юридическую возможность командирам освобождать себя от персональной ответственности за состояние ВВТ. Текущее обслуживание и ремонт, ранее вменяемые экипажам машин и личному составу ремподразделений, стали выполняться силами выездных бригад предприятий промышленности за плату.

Ставка на дядю, который придет и все починит, порождала неверие в свои силы, иждивенчество. Катастрофически падала квалификация инженерно-технического состава, воинские части стали утрачивать самостоятельность в поддержании боевой готовности за счет внутренних возможностей. Оказалась разрушенной и система управления технического обеспечения войскового и оперативного уровня. Все это напоминало тот период, который был в наших Вооруженных Силах перед началом Великой Отечественной войны.

Заместитель министра обороны Дмитрий Булгаков, создавая объединенную систему материально-технического обеспечения, в которую включались ГРАУ и ГАБТУ, как руководитель с большим опытом войсковой и оперативно-штабной службы, тесно связанной с техническим обеспечением, прекрасно понимал, что без хорошо налаженной системы эксплуатации, снабжения, ремонта, наличия оборудованных парков и складов боеготовность Вооруженных Сил обеспечить невозможно. Это показал и более чем пятилетний опыт аутсорсинга.

В некоторых направлениях он себя оправдывает, например в организации питания личного состава и обеспечения войск ГСМ. Но в вопросах поддержания исправности ВВТ требует глубокой корректировки.

В ходе специальных учений сил и средств МТО на полигоне «Прудбой» заместитель министра обороны вручил боевое знамя вновь сформированному 10-му ремонтно-эвакуационному полку. Эта торжественная процедура завершила процесс формирования новой ремонтно-эвакуационной части.

Казалось бы, не такое уж это и выдающееся событие в масштабе Вооруженных Сил. Но, повторю, весь предшествующий опыт боевых действий говорит о том, что можно иметь большую численность войск с огромным количеством ВВТ, но без постоянно действующей системы восстановления период их боеспособности во фронтовой полосе будет крайне ограничен. Лишь оперативный ремонт техники в тактическом и оперативном звене является основным источником восполнения неминуемых боевых потерь.

Кроме того, создание новой ремонтно-эвакуационной части означает преодоление последствий катастрофы, которая обрушилось на систему технического обеспечения с середины первого десятилетия 2000-х.

Проведенные специальные учения подтверждают, что пришло понимание необходимости скорейшего восстановления такого архиважного направления в деятельности наших ВС, на каком находятся ремонтно-восстановительные и эвакуационные подразделения.

Создание первого, хотя и под № 10, ремонтно-эвакуационного полка трудно переоценить. Как заявил Дмитрий Булгаков, это первая ласточка в воссоздании былой надежно действующей, крайне необходимой для поддержания боевой готовности Вооруженных Сил системы технического обеспечения, причем уже на новом качественном уровне. В основе его достижения лежит опыт предыдущих поколений, новые возможности и требования к функционированию системы технического обеспечения в современных условиях. В отличие от громоздких трудноуправляемых армейских и фронтовых ремонтно-восстановительных баз сокращенного, а чаще всего кадрированного состава ремонтно-эвакуационный полк является мобильной частью постоянной боевой готовности. Его использование в мирное время дает необходимый уровень подготовки личного состава для действий в особый период.

Комплексирование ремонтных и эвакуационных подразделений в структуре полка, оснащенного новыми специальными армейскими подвижными ремонтными мастерскими и особенно гусеничными и колесными тягачами, производимыми Уралвагонзаводом, КамАЗом, Курганмашзаводом, значительно сократит время на эвакуацию поврежденной техники в тыловые районы и сроки ее восстановления.

Привлечение к ремонту наряду с армейскими средствами специалистов предприятий промышленности дает возможность решить известную проблему восстановления сложных образцов ВВТ, таких как ракетные, зенитно-ракетные комплексы, РСЗО и т. п.

Ремонтно-эвакуационный полк становится основным источником восполнения потерь в оперативном звене и поддержания боевой готовности войск в обновленной системе технического обеспечения в структуре материально-технического обеспечения Вооруженных Сил.

Заместитель министра обороны поставил задачу на проведение серьезной научно-исследовательской работы, в основе которой должно лежать прогнозирование выхода ВВТ из строя в различных условиях действия войск.

Ее результаты послужат основой дальнейшего развития не только ремонтно-восстановительных органов, но и других направлений системы технического обеспечения на долгосрочный период. Работа предстоит большая, но первые шаги уже сделаны.

 

Сергей Маев,
начальник эксплуатации вооружения и военной техники Вооруженных Сил Российской Федерации – начальник Главного автобронетанкового управления (1996–2004), генерал-полковник





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх