Лента новостей

21:26
Одиночество победителя
18:00
Махмуд – похититель Рождества: толерантность – новая религия Швеции
17:57
WSJ анонсировала назначение «друга России» на должность госсекретаря США
17:55
Россия Владимира Путина. Фильм Андрея Караулова (1-4 серии)
17:51
Право США на ведение войн? Россия не разрешала!
17:50
Кличко устроил ответ на песенный флешмоб… под «фанеру»
17:48
Эдуард Лимонов: Мы - молодцы!
17:46
Украина погружается в тотальную нищету
17:45
Иракский спецназ потерпел тяжелое поражение в Мосуле
17:44
Россия готовится к запуску производства суперсовременной подлодки «Хаски»
17:43
Партия в Алеппо сыграна
17:42
Холодомор начинается: Киев придумал, как получить российский газ
17:39
Не верь украинским слезам по Крыму
17:38
Авианосцы мира
17:36
Сирийская армия освободила Старый город Алеппо
13:16
Путешествие к центру Земли: история Кольской сверхглубокой скважины
13:07
Сладкая парочка или Энергетик для Шоколадного
13:06
В Алеппо погиб российский полковник
13:05
Владимир Путин продолжает «генеральную уборку»
13:04
Четверть века спустя – вперед, к Союзу
13:03
Трамп не стал прощать Порошенко
13:02
Российские Силы специальных операций активно действуют в Алеппо
13:01
Гигантский ледокол «Арктика» получил автоматическую коробку скоростей
13:00
Западные дипломаты в ярости: Москва обрела серьезных союзников по Сирии
12:58
Допинг ради зуба мудрости: обнародованы новые разоблачительные материалы ВАДА
12:56
«Оса» на страже порядка: зачем американским шерифам российский пистолет
12:13
Коррупция на Украине обрекла страну на плохое будущее
10:23
Карающий перст спикера
10:22
Обама признал вину США в становлении ИГ
10:21
Чемодан, вокзал, Россия...
10:17
Трампу не по карману новый самолет: на чем летает Путин
10:14
ВКС РФ продолжают кошмарить джихадистов: под ногами боевиков горит земля
10:13
Усиление «адских утят»: какие боевые возможности получит обновленный Су-34
09:01
Украина ударила по «Газпрому»
08:57
Средиземноморской эскадре рекомендован курс на Ливию
08:56
Кургинян: Порошенко должен был немедленно уйти в отставку
08:55
Другого повода для войны просто не существует
08:53
Так вот у кого свидомые украинцы учились!
08:52
Крестоносцы в штатском. Как Сорос и Ватикан ведут борьбу с Россией
08:51
Отчет ЕСА: Украина - самая коррумпированная страна Европы
08:49
Перешедший на сторону ЛНР украинский военный дал пресс-конференцию в Луганске
08:48
Госдеп попросил Россию поверить в способность США размежевать боевиков в Алеппо
08:48
Украина будет председательствовать в Совбезе ООН в феврале
08:47
1200 до линии боев
08:47
Трамп намерен сотрудничать со странами, готовыми к борьбе с терроризмом
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Колёса или траки?

 

В последние несколько лет разгорелись довольно бурные дискуссии, развернувшиеся на страницах СМИ, как в кругах специалистов, так и в кругах тех, кто выдает себя за таковых, о замене в арсеналах армий основных танков на их облегченные колесные аналоги, приводя всевозможные аргументы. В этой статье мы попытаемся рассмотреть, насколько верны те, или другие аргументы, и насколько необходимы в системе вооружений, так называемые «колесные танки».

 

«Поговорим по понятиям»

 

Прежде чем перейти к конкретному рассмотрению всех «за» и «против» с научной точки зрения, надо, как и во всякой науке, разобраться с понятийным аппаратом. Зачастую из-за непонимания тех или иных понятий, как раз и заблуждаются сами или вводят в заблуждение других, горе-теоретики военного дела, а порой даже и некоторые военачальники.

Итак, по определению танк – это боевая гусеничная бронированная машина с мощным вооружением, многоуровневым комплексом защиты, обладающая высокой проходимостью в условиях бездорожья и способностью к преодолению сложных естественных, искусственных препятствий и водных преград и т.д. В каком из словарей ни брать определение «танк», они будут несколько отличаться друг от друга, но во всех них будет присутствовать: «боевая, бронированная, гусеничная машина». До начала 70-х годов прошлого века танки подразделялись на тяжелые, средние и легкие. С появлением в арсенале Советской Армии в 70-х гг. прошлого века таких танков как Т-64А и Т-72 «Урал», имеющих массу среднего танка, а огневую мощь и бронирование, превышающие по своему уровню эти показатели у тяжелых танков, этот класс боевых машин получил наименование «основные танки» (ОТ). Именно «основные танки», а не «основные боевые танки», как иногда называют некоторые неграмотные, поскольку исходя из определения танка, он не может быть не боевым. Другими словами словосочетание «основной боевой танк» в русском языке звучит примерно также, как если произнести «кипяченый водяной кипяток»… Помимо ОТ, сейчас на вооружении армий многих стран мира имеются еще и легкие танки, некоторые из них могут быть плавающими.

На страницах СМИ и рекламных буклетов, также можно встретить термин «ракетно-пушечный танк», также являющийся, мягко говоря, не совсем верным. При введении в обиход данного термина, его авторами имелось в виду, что данный танк оснащен комплексом управляемого ракетного вооружения (КУРВ). Но КУРВ – это всего лишь один из элементов комплекса вооружения танка, повышающий его боевую эффективность, ни больше, ни меньше, так же как и стабилизатор оружия, автомат заряжания или зенитный пулемет. Тогда по аналогии с мыслью авторов термина надо называть такую боевую машину «ракетно-пушечный, автозаряжаемый, стабилизированный, зенитно-пулеметный танк». Согласитесь – не впечатляет. Боевые машины пехоты, большинство из которых также оснащены КУРВ, тогда тоже надо называть «ракетно-пушечные БМП».


Один из первых «колесных танков» – французский Panhard EBR FL11 в 50-60-х гг. прошлого века успешно использовался для борьбы с повстанцами в африканских колониях

Совсем недавно появилось новое понятие «колесный танк». Это неофициальный термин, употребляемый по отношению к ряду современных бронеавтомобилей, в составе комплекса вооружения которых имеется орудие – нарезная или гладкоствольная пушка калибра 76, 90, 105 или даже 120 мм. Но если исходить из определения «танк», то тогда «колесный танк» – будет не совсем правильным и технически обоснованным выражением. Этот тип боевых машин был разработан впервые и получил распространение в ряде западных стран, но там они классифицируются как разведывательные машины (reconnaissance vehicles), истребители танков (tank destroyers) или мобильные артиллерийские системы (mobile gun system). Во всяком случае, именно так они представлены в официальном справочнике Jane’s Armour and Artillery, издаваемом под редакцией Кристофера Фосса (Christopher F Foss). В настоящее время к этому типу машин относят легкобронированные боевые машины на полноприводном колесном шасси высокой проходимости, вооруженные нарезной или гладкоствольной пушкой, имеющие противопульную защиту. Такие боевые машины предназначены для обеспечения непосредственной огневой поддержки пехотных (мотопехотных) подразделений, так называемых, легких бригад, для борьбы с танками и другими бронированными целями, ведения разведки.

К наиболее ярким представителям боевых машин этого типа можно отнести итальянскую колесную бронированную машину «Centauro», американскую мобильную артиллерийскую систему М1128 MGS Stryker, французскую разведывательную машину AMX-10RC, южноафриканские боевые машины «Ratel» и «Rooikat».

Некоторые приверженцы идей насыщения армий «колесными танками» в качестве аргументации приводят примеры создания в Советском Союзе в 30-х гг. прошлого века семейства колесно-гусеничных танков серии БТ на основе шасси, разработанного американским инженером Кристи. При этом напрочь забывается то, что у этих танков ходовая часть имеет гусеничный движитель, опорные катки которого могут использоваться в качестве движителя при снятых гусеницах. Таким образом, танки серии БТ в качестве примера по аргументации в пользу «колесных танков» никак не годиться. Это равносильно тому, что если называть некоторые грузовые автомобили, на которых на колеса задних мостов одевают специальные гусеницы для повышения проходимости, гусеничными машинами.

 

Откуда растут ноги

 

Французская колесная разведывательная машина Panhard AML-90
Французская колесная разведывательная машина Panhard ERC-90 «Sagaie» пришла на смену ветерану AML-90
Французская колесная разведывательная машина AMX-10RC широко используется в составе французских миротворческих контингентов и в армиях некоторых государств
Южноафриканская колесная боевая машина «Ratel-90»
Новая южноафриканская колесная боевая машина «Rooikat»
Колесный итальянский истребитель танков «Centauro-105»
Колесный итальянский истребитель танков «Centauro-120»
Американская мобильная артиллерийская система М1128 MGS «Stryker»
Французские колесные разведывательные машины Panhard AML-90 в Африке часто становились «добычей» расчетов крупнокалиберных пулеметов
В Афганистане колесные машины при движении по дорогам часто рисковали «поймать» под колесо противотанковую мину
В канадской армии в Афганистане часто один танк «Leopard 2C» решал задачи, которые были не под силу десятку колесных LAV-25 или MGS «Stryker»
На Западе во многих армиях увлечение «колесными танками» завершилось

Чтобы разобраться с вопросом смогут ли заменить на поле боя «колесные танки» основные танки, для начала надо проследить историю появления на поле боя колесных боевых машин с артиллерийским вооружением.

Одной из первых колесных машин с относительно мощной артиллерийской системой стала французская колесная разведывательная машина Panhard EML-90 с колесной формулой 4×4. Сама разведывательная машина начала поступать на вооружение французской армии в начале 60-х гг. прошлого века, а башню с 90-мм пушкой на нее стали устанавливать с 1965 г. В середине 1970-х гг. во Франции была разработана новая колесная разведывательная машина Panhard ERC-90 «Sagaie» с колесной формулой 6×6, которая с 1982 г. стала поступать на смену устаревшим Panhard EML-90. Кроме того, на вооружении французской армии имеются и колесные разведывательные машины AMX-10RC, также оснащенные 90-мм нарезной пушкой.

В Южноафриканской Республике (ЮАР) в конце 70-х гг. прошлого столетия была принята на вооружение колесная боевая машина «Ratel 90» с колесной формулой 6×6 и 90-мм нарезной пушкой. Эти машины активно использовались в ходе различных военных конфликтов, в которых принимала участие южноафриканская армия. Сейчас на вооружение этой армии поступает боевая машина «Rooikat» (рысь) с колесной формулой 8×8 и имеющая в качестве основного оружия 105-мм нарезную пушку.

В 1980-х гг. итальянской армией были разработаны тактико-технические требования для создания колесного истребителя танков «Centauro» (кентавр) с колесной формулой 8×8. Требованиями предусматривалось, что машина должна иметь высокую скорость на дорогах для повышения стратегической подвижности войск, большой запас хода, высокую проходимость по пересеченной местности.

Производство первой партии «Centauro» для итальянской армии началось в конце 1990 г. и завершилось в 1991 г. В конце 1992 г. восемь «Centauro» со 105-мм пушками были поставлены в Сомали.

В начале 2000-х гг. в Италии был разработан доработанный вариант колесного истребителя танков «Centauro», оснащенный 120-мм гладкоствольной пушкой.

В США разработкой колесной бронированной боевой машины со 105-мм нарезной пушкой начали заниматься в начале 2000-х гг. после того, как было принято решение об оснащении легких бригад колесными бронетранспортерами «Страйкер» (Stryker). Артиллерийская система была смонтирована на шасси этого БТР, а машина получила наименование мобильная артиллерийская система М1128 MGS «Страйкер».

Если проанализировать детали истории создания всех этих боевых машин, за исключением американской, поставки и географию их использования, то становится очевидным, что главное их предназначение – использование в вооруженных конфликтах низкой интенсивности против слабо вооруженного и плохо организованного противника с максимальным использованием дорожной сети. Главным полем боя, где в основном использовались все эти машины, стали африканские колонии. В ограниченном количестве колесные истребители танков, разведывательные боевые машины и мобильные артиллерийские системы, попадающие под надуманную категорию «колесные танки», использовались также в контингентах миротворческих сил в бывшей Югославии, в ходе «миротворческих» операций в Ираке и Афганистане.

 

Боевое прошлое

 

Примеров массового боевого применения таких машин неизвестно, поэтому говорить об их эффективности и оправданности существования не приходится.

В ходе военных конфликтов, в которых участвовали вооруженные силы ЮАР с 1980-х гг. использовались колесные боевые машины «Ratel 90» и Panhard AML-90 для борьбы с ангольскими танками. При встрече этих машин с танками Т-34-85 они способны были противостоять им, при условии попадания в Т-34-85 с первого выстрела. Дело в том, что для поражения или вывода из строя «Ratel 90» или Panhard AML-90 экипажу Т-34 достаточно было уложить осколочно-фугасный снаряд в радиусе 5-10 м от цели противника, тогда как экипажам «колесных танков» надо было не просто попасть точно в танк, а попасть в уязвимое место, поскольку шансов на производство второго выстрела у экипажей колесных машин уже не оставалось. При встречах «Рателей» и «Панаров» с танками Т-54/55 и Т-62 экипажи колесных машин открывали огонь только с коротких дистанций и только в кормовую или, на крайний случай, в бортовую проекцию. Но чаще для борьбы с танками советского производства командиры использовали основные танки «Olifant».

Французские разведывательные машины AMX-10RC и Panhard ERC-90 F4 использовались французскими миротворческими контингентами в странах Африки и на территории бывшей Югославии. Там эти машины использовались по большей части для патрулирования и на блокпостах. Итальянские колесные истребители танков «Centauro» прошли проверку в боевых условиях в ходе миротворческой операции, проводившейся в Сомали под эгидой ООН. В конце 1992 г. восемь итальянских «колесных танков» были отправлены на Африканский континент в составе смешанной бронетанковой роты (кроме «Кентавров» в нее входило еще пять основных танков М60А1). В Сомали проводились типичные противопартизанские операции, противник был слабо вооружен и плохо обучен, тем не менее, очень быстро выяснилось, что бронезащита «Кентавров» слабая и явно недостаточна, она не «держит» бронебойные пули пулеметов ДШК, которые партизаны использовали довольно широко. О гранатах ручных противотанковых гранатометов типа РПГ-7, даже независимо от страны-производителя, говорить даже не приходится, для «Centauro» их попадание было смертельно опасным.

В Ираке в 2006 г. при штурме укрепленных огневых позиций в городе Насирии итальянские силы использовали четыре колесных истребителя танков «Centauro» совместно с основным танком «Leopard 2 PSO». При движении по узким городским улицам «Кентавры» столкнулись с трудностями в преодолении импровизированных баррикад и других искусственных препятствий. После 6-часовой перестрелки итальянская бронированная колонна отступила.

Использование в ходе противопартизанских войн колесных боевых машин обусловило их привязку к дорожной сети. Этим незамедлительно воспользовались партизаны, ставшие широко применять минирование дорог.

Американское командование «увлеклось» колесными бронированными машинами в конце 90-х гг. прошлого столетия после анализа действий своих миротворческих контингентов на территории бывшей Югославии, при реализации концепции создания мобильных сил на основе легких бригад. Последней каплей, склонившей чашу весов в сторону принятия решения американским командованием о необходимости колесных боевых машин, стал знаменитый марш-бросок российских десантников на бронетранспортерах БТР-80 в Приштину в 1999 г. Стремительность и дерзость этого маневра повергли в шок командование вооруженных сил США. Легкие бригады на основе колесного БТР «Stryker» были созданы, но при этом они только дополнили имеющиеся в вооруженных силах этой страны бронетанковые и механизированные дивизии, но не заменили их.

Всесторонний анализ хода и результатов локальных войн за последние десятилетия показывает, что основные танки не только не утратили своей роли в современном бою, но и в ближайшей перспективе не могут быть заменены какой-либо другой системой вооружения. Основные танки играли и продолжают играть главенствующую и решающую роль при ведении боевых действий коалиционных войск НАТО в операциях на территориях стран Персидского залива и в Афганистане. Без участия танков не имеют логического продолжения и успешного завершения самые результативные действия авиации, артиллерии, ракетных войск и т.д. Только танки в тесном взаимодействии с пехотой и другими родами войск способны обеспечить достижение поставленных целей и завершить окончательный разгром противника.

Очень доходчиво и красноречиво незаменимость основных танков на поле боя продемонстрировал в своем выступлении на заседании парламентского комитета по вопросам обороны командующий канадскими Сухопутными войсками генерал-лейтенант Эндрю Лесли: «Основной танк оказался тем самым высокомобильным мощным средством огневой поддержки пехотных и механизированных подразделений, а также групп спецназа, которого до того так не хватало командирам подразделений канадского воинского контингента в Афганистане. Только танки оказались способны с высокой точностью разрушать дувалы и укрепленные точки противника, где укрывались боевики. Наши танки доказали, что обладают высокой мобильностью, – подчеркнул он, – и они могут легко преодолевать те препятствия, на которых «встают» наши бронемашины LAV».

Воевавший в Афганистане другой канадский офицер, майор Тревор Кадью, в канадском военном журнале «Canadian Army Journal» отметил «До того, как мы получили танки «Леопард», даже массированный огонь 25-мм пушек наших боевых машин LAV не мог пробить почти метровые каменно-глиняные дувалы, крепкие, словно бетон. Поэтому мы часто были вынуждены запрашивать авиацию или же рисковать жизнями наших солдат, посылая их ближе к стене, чтобы пробить ее при помощи противотанкового оружия или же подорвать миной или взрывчаткой. Зато один лишь 105-мм снаряд «Леопарда» С2 с расстояния до 4000 метров – то есть в два раза больше, чем дальность эффективного огня 25-мм пушки бронемашины LAV, – пробивал в такой «крепости» дыру 5×5 метров, не задевая в то же время соседние постройки или расположившихся рядом пехотинцев».

 

«За» и «против»

 

Чтобы окончательно убедиться в бесполезности самой идеи создания «колесного танка», лучше всего сравнить характеристики основных показателей боевых машин. И гусеничные и колесные боевые машины обладают как преимуществами, так и недостатками.

Преимущества и недостатки колесного и гусеничного движителя известны, однако либо не всегда правильно оцениваются, либо неправильно выбирается критерий оценки. Зачастую это делается специально.

Действительно колесная бронетехника, имея меньшие весовые характеристики, может развивать максимальную скорость по шоссе 80-100 км/ч, (скорость одиночной машины). И это главное преимущество колесной боевой машины. Тем не менее, совершенствование и развитие гусеничного движителя основных танков, и применение более мощных силовых установок несколько сгладило эту разницу.

Максимальная скорость современного основного танка сегодня уже перешагнула 70-километровый рубеж (скорость одиночной машины).

В то же время тактическая подвижность колесной бронетехники уступает тактической подвижности гусеничной, поскольку здесь оказывает серьезное влияние состояние местности. Так, например, вероятность сохранения подвижности колесной бронетехники на типовом театре военных действий в конце весны и в начале осени составляет 23…47%, а в период весенней и осенней распутицы снижается в ряде случаев до уровня 5…11%. В то же время для гусеничной бронетехники вероятность сохранения подвижности – не ниже 48%.

Это зависит от удельного давления на грунт. Чем оно меньше, тем выше возможность движения по мягким грунтам, то есть непосредственно зависит от площади опорной поверхности, которая у гусеничных машин в несколько раз больше, чем у колесных.

При движении по недеформируемому (не изменяющему форму) основанию поверхности эффективность колесного движителя с жестким колесом очень высока. Однако при переходе от жесткого колеса к автомобильной шине, и особенно от жесткой бетонной дороги к грунту, эффективность колеса резко снижается. При движении по бетонной дороге на деформацию, т.е. изменение формы шины, затрачивается уже до 5% мощности двигателя, а применение шин низкого давления при движении по грунтам сопровождается потерями до 30% мощности.

Кроме того, надо иметь в виду, что даже при сниженном давлении воздуха в шинах в контакте с грунтом находится не более 16% окружности колеса.

Таким образом, доступность местности для гусеничной машины гораздо шире, что обеспечивает возможность ее маневра на поле боя. В боевых условиях это немаловажно.

Оценивая же оперативную подвижность необходимо рассматривать скорость движения колонны. А она зависит не только от того, какой движитель установлен на машинах, а от организации самого марша, от подготовки механиков-водителей, от условий, в которых совершается этот марш, и от ряда других факторов.

При хорошей видимости днем на улучшенных грунтовых дорогах скорость колонны может быть 30–40 км/ч, а на дорогах с твердым покрытием 40–50 км/ч. При движении колонны ночью скорость ограничивают до 20–25 км/ч, а при движении в условиях светомаскировки до 10 км/ч, будь то смешанные колонны (самый распространенный вариант), или в колоннах только гусеничная техника, или только колесная. Скорость колонн всегда примерно одинаковая.

Достоинством колесного движителя считают его большой ресурс. Технически обеспечивается пробег колесной бронемашины до капитального ремонта 75–100 тыс. км и более, однако это при условии их эксплуатации по дорогам. Иная картина при движении по бездорожью. Тут гарантийный срок службы шины резко падает, причем движение на пониженном давлении (т.е. именно то, что нужно для бездорожья) допускается только в пределах 5–15% от общего пробега и на пониженной скорости. Ресурс гусеничных боевых машин, ограничен ресурсом ходовой части и повышенной загруженностью трансмиссии (пробег машины до капитального ремонта – на уровне 12…16 тыс. км, до списания – 40…45 тыс. км, при предельно достижимом ресурсе гусениц… 10 тыс. км).

Одним из преимуществ колесного движителя является запас хода по топливу (от 600 до 1000 км) в сравнении с гусеничным движителем у которого запас хода находится в пределах от 550 до 700 км. В процессе работ по созданию перспективных и модернизации существующих силовых установок гусеничных машин, разработчики двигателей постоянно уделяют большое внимание вопросу дальнейшего снижения расхода топлива, например удельный минимальный расход топлива (г/л.с. ч) снижен по двигателю для танка с 177 на 167 соответственно В-46-6 и В-92С2

Решением проблемы повышения мобильности и экономии ресурса гусеничной бронетехники, в том числе танков, является активное использование автомобильного (трейлеры), железнодорожного и авиатранспорта. Известен опыт вооруженных сил Индии, когда танковые подразделения перебрасывались по шоссейным дорогам на скоростных трейлерах в район проведения учений на расстояние более сотни километров и обратно в течение суток. Таких примеров можно много привести и из жизни войск Российской армии по переброске основных танков.

Часто обсуждаемая проблема повреждения гусеничной бронетехникой асфальтового дорожного покрытия успешно решена установкой на гусеничные ленты съемных асфальтоходных башмаков. А если асфальтовое покрытие выполнено по всем нормативам, то траки танков ему не страшны и проблема становится больше надуманной. Напротив, разбитое асфальтовое дорожное покрытие (что наиболее распространено в России) резко снижает ресурс резиновых покрышек колес и скорость движения как отдельных колесных машин, так и колонн.

Конструктивно колесные боевые машины могут быть и зачастую разрабатываются на основе узлов и агрегатов коммерческих автомобилей, что позволяет использовать кадры, ремонтную базу и запасы запасных частей, подготовленные в мирное время за счет коммерческих предприятий. Однако реализация современных специальных требований к колесной технике, так или иначе, потребует создания специализированного производства.

Определенные преимущества колесных боевых машин перед гусеничными машинами сводятся на нет главными недостатками это, прежде всего невозможностью достигнуть необходимого уровня броневой защиты находясь в пределах массы от 16 до 30 т. Попытка увеличить бронирование приводит к увеличению массы, снижению проходимости на местности и увеличению вероятности выхода из строя элементов подвески. Колесный движитель не обеспечивает необходимую боевую живучесть в связи с уязвимостью пневматических шин от повреждений при движении в горно-лесистой местности. И если при минных подрывах иногда имеются преимущества колесного движителя перед гусеничным (некоторые многоосные машины способны продолжить движение при отрыве 1-2 колес), то при огневом воздействии противника явное преимущество у гусеничного движителя.

При размещении на колесной технике тяжелого вооружения неизбежно увеличиваются габариты и профиль, что делает машину заметней на поле боя и влияет на боевую живучесть не самым лучшим образом.

Гусеничный движитель предоставляет разработчикам большую свободу и удобства в размещении комплексов вооружения.

При больших габаритах и меньшей несущей способности у колесной техники, меньшая устойчивость при стрельбе из орудий большого калибра, стрельба же на борт вообще может привести к ее опрокидыванию, что вынуждает конструкторов устанавливать на машины аутригеры. А это снова повышение массы машины или необходимость отказа от других немаловажных систем.

В заключение еще один пример. О роли, месте и значимости основных танков в современном бою можно судить по их количественному составу, не меняющемуся длительное время в армиях практически всех стран мира: США – 7700 ед., Германия – 3200 ед., Италия – 1300 ед., Турция – 4200 ед., Франция – 1200 ед., Польша – 1700 ед. и т.д.

В такой стране, как Германия, имеющей после СССР и России самый богатый опыт создания и боевого использования бронетанкового вооружения и техники, в концепции перспективного развития этой самой техники такая единица, как «колесный танк» или его подобие даже не рассматривается.

 

Сухой остаток

 

Практика показала, что «колесные танки» не смогут самостоятельно существовать без основных танков

Таким образом, сегодня значительных технических преимуществ колесных боевых машин с артиллерийскими системами вооружений по сравнению с основными танками, использующими гусеничный движитель, просто не существует.

Установка достаточно мощного вооружения при низком уровне бронирования не позволяют использовать колесные бронемашины как машины переднего края, так как они не смогут вести бой на коротких дистанциях, тем самым не выполнят главную задачу, решаемую основным танком в бою – обеспечение беспрепятственного продвижения пехоты вперед.

Таким образом, при формировании типоряда боевых и обеспечивающих машин сухопутных войск необходимо опираться на поиск оптимальных технических решений и правильное соотношение между гусеничными и колесными машинами.

Легкие колесные боевые машины, вполне могут действовать как в локальных конфликтах низкой интенсивности, в миротворческих и контртеррористических операциях, так и в серьезных или широкомасштабных военных конфликтах. Но при этом они должны являться одним из сегментов хорошо продуманной системы бронетанкового вооружения и техники и, ни в коем случае, не подменять основные танки, а только дополнять их. Функция основных танков остается прежней. Они должны решать задачи создания в интересах пехоты мобильной огневой мощи на поле боя, обеспечивая при этом надежную защиту экипажа.

И пока сохраняется потребность в создании огневой мощи в критический момент, преодолевая любое сопротивление противника, сохраняется потребность в тяжелых гусеничных боевых машинах, какими являются основные танки. При этом успех боя будет определяться грамотностью действий командира, слаженностью, обученностью и четкостью взаимодействия личного состава.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх