Лента новостей

17:36
День инженерных войск: как зародились, чем прославились и что представляют собой сегодня
17:36
Демарш Лукашенко. Белоруссия выдала Азербайджану гражданина России
17:29
Да они сами друг друга съедят. Командир ВСУ жестоко избивал и насиловал подчинённых
14:07
Александр Роджерс: Дональд Трамп — и вновь продолжается бой!
14:06
Бандера на флаге гарантирует Украине проблемы с Западом - польский политик
14:04
Американские СМИ: русскими овладела Трампомания
14:02
Беспорядки в Вашингтоне: «ПОЧЕМУ»
14:01
Дипломатическая пауза
14:00
Любимое пугало «креативного» класса
14:00
ТЫ нужен ему, президент РФ!
13:56
Романов Николай Николаевич
13:53
Американские студенты бегут от Трампа в Канаду
13:40
На Украине дома «АТОшников» помечают флагом Украины со свастикой
13:39
Восторги и проклятия: соцсети отреагировали на инаугурацию Трампа
13:38
Супруги Обама намерены немного отдохнуть после окончаний полномочий 44-го президента США
13:38
Порошенковцы валят всю вину на Яценюка: «Это его люди оскорбляли Трампа»!
13:37
Секреты опытных попрошаек. Посол Украины уговорил Трампа
11:27
Балтийские страны не халявщики в НАТО
11:19
Россия еще и в Ливии?
11:11
Киссинджер поддерживает Трампа по России
11:07
В Вооруженных Силах отмечается День инженерных войск
11:05
Об английской подлости по отношению к России
11:04
Раздел о правах ЛГБТ-сообщества удален с сайта Белого дома
11:04
Этот день в истории - 21 Января
11:03
Пакет Яровой: урезали, но не отменили
11:03
Фрэнсис Фукуяма: «Конец истории?». Заметки на полях
11:02
Хроника ближайшего будущего: небратья, как вы не садитесь, в партнеры Трампа не годитесь!
11:01
На своих условиях
11:01
«Ангел мира»: в Венгрии установлен памятник российским воинам
10:57
Ностальгия молодых по СССР
10:56
Разностороннее образование: в Германии сексуальное просвещение добралось до армии
10:56
Тень майдана над Америкой: Сорос объявил войну Трампу
10:55
Кернес отказал свидомым в переименовании проспекта Героев Сталинграда
10:54
Россия получила пункт ВМФ в сирийском Тартусе на 49 лет
00:46
Инаугурационная речь 45-го Президента США Дональда Трампа
00:44
Страх и ненависть в Давосе. Чего боится глобальная элита?
00:26
Сорос испугался будущего с Трампом
00:24
Это вам не «кровавый Янукович». «Русские» силовики Авакова растоптали стадо активистов в центре Киева
00:22
Инаугурация 45-го президента США Дональда Трампа
00:21
Киев приравнял активистов Майдана к участникам боевых действий
00:20
Порошенко в своем Twitter поздравил Трампа с инаугурацией
00:19
Шойгу доложили о начале строительства первого самолета Ту-160М2
00:14
Во Львове активисты изгоняли мусор пением гимна Украины и криками «Ганьба!»
00:13
Президент USR поблагодарил жителей мира
00:12
Украинские власти и британская модель экспорта демократии
Все новости

Архив публикаций

«    Январь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
» » Горячее лето 74-го: битва за Кипр

Горячее лето 74-го: битва за Кипр

 

Горячее лето 74-го: битва за КипрКипр – остров с удивительной судьбой. На протяжении практически всей своей истории эта стратегически важная точка в Средиземном море являлась лакомым куском для различных сил. Именно поэтому, получив, наконец, независимость, греки-киприоты так яростно встали на ее защиту в начале 70-х годов XX века. Впрочем, на тот момент не они одни считали Кипр своей исконной территорией.

 

Семь веков безмолвия

 

К моменту обретения Кипром независимости в 1960-м году, местные греки мечтали о свободном национальном государстве вот уже более семисот лет. В 1191-м году во время Третьего крестового похода английский король Ричард I, известный как Львиное сердце, высадился на острове, разбил войска местного правителя Исаака Комнина, представителя знатного византийского рода, и сделал Кипр базой крестоносцев. Спустя год бывший король Иерусалима Ги де Лузиньян основал на острове Кипрское королевство, утвердив в нем династию Лузиньянов, которая правила вплоть до 1489 года, когда последняя правительница этого рода, сочтя невозможным дальше сопротивляться экспансии итальянских торговых республик в Средиземноморье, отреклась от престола и передала остров Венеции.

 

Под контролем Венецианской торговой республики остров пробыл относительно недолго – чуть менее века. К концу XVI столетия Венеция медленно, но верно сдавала свои позиции в противостоянии с турками, и Кипр стал одним из театров тех войн. В 1570 году османы добились определенных успехов, захватив крепость Фамагуста, а в следующем году остров пал окончательно.

 

Трехсотлетнее османское правление было тяжелым бременем для острова и населявших его этнических греков. Новые турецкие власти ввели на Кипре особый налог, джизию, которую обязаны были уплачивать в султанскую казну все не-мусульмане империи. Это, а так же прибытие определенного количества османов на остров, положило начало постепенному «отуречиванию» части населения Кипра. В то же время, понимая местную специфику, турецкие власти оставили за греческой общиной, составлявшей абсолютное большинство (82 процента против 18 процентов турок), право на самоуправление. У греков, по сути, были свои административные органы, отчитывавшиеся перед османской администрацией. Благодаря такому подходу, туркам удавалось удерживать остров под контролем в течение длительного времени.

 

Во второй половине XIX века власть на острове перешла в другие руки. После открытия в 1869-м году Суэцкого канала, островом заинтересовалась Британия, т.к. он стал представлять для нее важную стратегическую ценность. Позднее, в 1878-м году, после разгромной для турок войны с Россией, британцам удалось выгодно обменять остров на возможность для Османской империи заключить с ними оборонительный союз. Так на целое столетие остров перешел под владычество британской короны.

 

Греческий национализм и дорога к независимости

 

Во время Второй мировой войны многие кипрские греки принимали участие в боевых действиях в составе британской армии. Это поселило среди греческой общины острова надежду на то, что после подписания мира британцы предоставят им независимость, и киприоты смогут осуществить свою вековую мечту – воссоединиться с Грецией, которая была независима вот уже более ста лет.

 

Этого, однако, не произошло, что вызвало волну возмущения среди греческого населения острова. Греки даже инициировали референдум об «энозисе» - воссоединении с Грецией, который прошел в 1950-м году, однако Британия не признала его результаты. Не видя возможности добиться независимости мирным путем, греческие активисты, среди которых было много ветеранов боевых действий, организовали вооруженное подполье, основу которого составила организация ЭОКА, или «союз борцов за освобождение нации».

 

С 1955-го года происходит ряд вооруженных столкновений между греческими боевиками и британцами, в которых последние потеряли около сотни военнослужащих. Помимо этого, нарастали противоречия между греческой и турецкой общинами, т.к. последняя открыто выступала против воссоединения острова с Грецией.

 

ЭОКА активно использовала и террористическую тактику, которая, впрочем, не вызывала ужаса среди местного населения, т.к. была направлена исключительно на британцев. Вот как описывал это парадоксальное явление современник: «только осядет пыль, опускаются жалюзи, открываются двери, возобновляется торговля и беседы за турецким кофе». Греческие националисты вели активную пропагандистскую деятельность – устаивались публичные акции, марши молодежи. В самой Турции параллельно с этим происходит ряд греческих погромов, что еще сильнее осложнило ситуацию на острове. Турки-киприоты создали, в противовес ЭОКА, собственную военизированную организацию на Кипре – ТМТ, «турецкую организацию обороны». Британцы благосклонно отнеслись к этому, сочтя турецкие формирования удобным противовесом для греческих сил. Тем не менее, британскому владычеству на Кипре оставались считанные годы – в 1960-м остров все-таки получает независимость, и британцы уходят.

 

Нарастание напряжения и предпосылки к войне

 

Несмотря на предоставление независимости со стороны Британии, положение Кипра оставалось неоднозначным. Во-первых, так и не был воплощен в жизнь план «энозиса». Турецкая община в целом была согласна на это, но с условием, что отделяться и воссоединяться с Грецией должна только южная, греческая часть острова. Турецкой же части Кипра в этом случае должен быть предоставлен суверенитет. Во-вторых, сама административная система Кипра, разрабатывавшаяся под руководством Британии и формально преследовавшая цели уравновесить права обеих этнических групп населения, на практике оказалась практически нерабочей. И турки, и греки, входившие в объединенное правительство, обладали правом вето, и нередко блокировали решения друг друга, что приводило к большим сложностям в проведении всех сколь-либо значимых законов.

 

Когда осенью 1963-го года глава греческой общины и президент острова Архиепископ Макариос III предложил принять ряд поправок, которые должны были устранить путаницу в законодательстве, турецкая общественность во главе вице-президентом Кучуком выступила резко против. Чуть позднее, в декабре, в турецких кварталах произошли столкновения с полицией, а сам доктор Кучук выступил с инициативой о разделе острова по 35 параллели.

 

Для того, чтобы урегулировать конфликт, Совбез ООН 4 марта 1964-го года принял резолюцию № 186 о вводе на остров миротворческого контингента. Макариосу III пришлось уступить.

 

Это, однако, успокоило ситуацию лишь на время. В 1967-м году разгорелась новая фаза противостояния между турками и греками Кипра. Поводом стала активизация греческих националистических формирований, которые под командованием Георге Гриваса, фактического создателя ЭОКА и ветерана греческого повстанческого движения, устроили «патрулирование» турецких населенных пунктов, вылившееся в погромы. Турецкая сторона тут же выступила с протестом, потребовав убрать Гриваса с острова, уменьшить контингент греческих войск, распустить Национальную гвардию, состоящую из радикалов, выплатить компенсации семьям погибших и всем пострадавшим, и тщательно разобраться в инциденте с целью недопущения аналогичных случаев в будущем. Серьезность своих намерений турки подтвердили усилением боеготовности на базах в бассейне Средиземного моря. Президент Макариос частично удовлетворил требования Анкары – Гривас был снят со всех постов и удален с острова, однако Национальная гвардия осталась в неприкосновенности.

 

В том же 67-м году в Греции к власти пришли ультраправые военные, которые известны в истории как «хунта черных полковников». Практически сразу отношения Афин и Макариоса осложнились – «полковники» считали, что президент Кипра предпринимает недостаточно усилий для решения вопроса о присоединении к Греции. Они открыто обвиняли его в измене идеям свободы и консолидации греческого народа. Судьба президента была предрешена.

 

К лету 1974-го года сторонники радикального решения конфликта с турками составляли большинство в офицерском составе кипрских вооруженных сил. Эти настроения всячески поддерживались и нагнетались из Афин. С подачи военной хунты была создана и радикальная военизированная организация ЭОКА-Б, ядром которой стали бывшие бойцы первой ЭОКА. Наконец, посчитав, что ситуация благоприятная, сторонники «полковников» перешли к активным действиям. Поводом послужило требование президента Макариоса убрать с острова 650 греческих офицеров, которые, по его мнению, вели подрывную деятельность. Ответ радикалов был молниеносным – 15 июля они совершили переворот, Макариос с большим трудом сумел сбежать в Лондон, его сторонники были схвачены.

 

Несмотря на то, что путчисты провозгласили в качестве одной из целей налаживание мирного сосуществования двух общин на острове, в эти слова никто не верил. Анкара официально осудила переворот, резонно усматривая угрозу в новом руководстве Кипра. Британия предприняла было попытки инициировать создание на острове нового правительства, менее радикального по своим воззрениям, но не преуспела, а вмешиваться в конфликт напрямую в Лондоне не пожелали.

 

Видя, что ситуация может выйти из-под контроля, турецкое правительство принимает решение о прямом вмешательстве в дела острова для поддержки своих позиций. Официально это вторжение получило в Турции статус миротворческой операции.

 

Операция «Аттила»

 

Накануне 20 июля 1974-го года к побережью Кипра подошел турецкий флот, состоявший из 31 десантного корабля, 5 эсминцев и нескольких транспортных судов – началось вторжение на остров, получившее название «Аттила».

 

Непосредственно вблизи берега турки оказались около пяти часов утра, но в сумерках пропустили предполагаемое место высадки, пляж Пентемили, и в итоге пришлось возвращаться. Это сдвинуло сроки начала высадки десанта почти на два часа. В общей сложности турецкая штурмовая группа включала в себя около 3000 солдат, 12 орудий и 20 бронетранспортеров. Десантные корабли несли на себе еще 15 танков М47, но с ходу выгрузить их не удалось, т.к. прибрежная полоса была слишком узкой, и транспортники не могли подойти на необходимое расстояние. Высадившись, турки принялись укреплять плацдарм для дальнейшего наступления на порт Кирения, который был расположен восточнее места высадки.

 

Несмотря на то, что греческое командование рассматривало сценарий высадки на Пентемили в качестве одного из наиболее вероятных, первые силы в составе 251-го пехотного батальона при поддержке пяти танков Т-34/85 были переброшены к пляжу только около 9:30 утра. В 10 часов греческие войска получили приказ атаковать противника. Турки, у которых полным ходом шла высадка, оказались застигнуты врасплох, но сумели быстро сориентироваться и отразить атаку. Ближе к полудню турецкое командование решило развить успех, и в свою очередь отдало приказ об атаке. Десантники при поддержке нескольких БТР попытались расширить плацдарм, но, встреченные огнем греческих танков, откатились назад, оставив на поле боя два горящих бронетранспортера. Тем не менее, побережье осталось за силами вторжения.

 

Греческое командование тем временем проводило полную мобилизацию, на ходу формируя новые батальоны из национальных гвардейцев и отправляя их на передовую. Существенный урон грекам наносили турецкие ВВС, которые атаковали следующие к пляжу части. Несколько греческих батальонов понесли тяжелые потери и отошли к Панагре для того чтобы перегруппироваться и вновь попытаться выбить турок с плацдарма.

 

К вечеру того же дня к месту боевых действий прибыл подполковник Константинас Буфас, под руководством которого все греческие формирования, сохранившие боеспособность, были объединены в так называемую «боевую группу Буфаса», которая должна была атаковать турецкие позиции. Наступление началось глубокой ночью на западном и восточном направлении. На западном направлении грекам первоначально сопутствовал успех – они снесли минометным огнем первую линию турецких укреплений, и продвинулись на полкилометра вглубь плацдарма, но там были встречены ураганным огнем крайних эшелонов турецкой обороны и не смогли развить успех. На восточном направлении атакующие не смогли преодолеть даже переднюю линию оборону. К рассвету, опасаясь ударов турецкой авиации, греки отошли на исходные позиции. Множество бойцов национальной гвардии дезертировали вместе с личным оружием. Первый день войны принес победу туркам.

 

Бой у Пафоса: странная победа

 

На следующий день, 21 июля, произошло морское столкновение вблизи прибрежного городка Пафос, которое оказалось самым странным сражением той войны. Турецкое командование послало к Пафосу эсминцы «Adatepe», «Kocatepe», и «Tinaztepe» для того, чтобы они пресекали попытки греческих ВМФ высаживать десант в помощь киприотам. Едва узнав о выдвижении турецких кораблей, греческая разведка придумала дерзкий план деблокирования бухты, причем исключительно собственными силами противника.

 

Прекрасно зная, что все их переговоры пеленгуются и прослушиваются турецкими радистами, разведка киприотов в Пафосе передала в эфире благодарность ВМФ Греции за якобы направленные к городу корабли. Турки, перехватив сообщение, тут же направили бомбардировочные эскадрильи к побережью с приказом уничтожить подошедший «греческий» флот. В половине третьего пополудни 28 самолетов F-100 и 16 F-104 достигли указанного квадрата и атаковали эсминцы. Ирония ситуации заключалась еще и в том, что на вооружении ВМФ Греции состояли эсминцы точно такого же типа, поэтому заходящие на цель летчики не смогли по силуэтам кораблей распознать обман, искренне приняв их за противника.

 

В результате бомбардировки затонул эсминец «Kocatepe» - одна из бомб угодила в хранилище боеприпасов, произошла детонация, и корабль был буквально разорван изнутри. Погибли 80 моряков, то есть 2/3 экипажа, остальные были подобраны израильским судном. Оставшиеся эсминцы, в свою очередь, открыли плотный зенитный огонь по самолетам. В результате сражения турецкая эскадра понесла тяжелые потери – один эсминец был уничтожен, два других получили тяжелые повреждения и были вынуждены отойти. Потери «победившей» турецкой авиации были менее значительными - 4 «машины».

 

Турецкое командование, которое на момент окончания сражения еще не знало истинного положения вещей, объявило о крупной победе над «греческим флотом». Новость тут же была подхвачена рядом СМИ и широко растиражирована. Когда же стало ясно, что на самом деле произошло у прибрежного городка Пафос, турки спешно убрали с прилавков злополучный тираж газет, но к тому времени информация о конфузе, полученная от прибывших на следующий день в израильскую Хайфу спасенных моряков с «Kocatepe», уже стала достоянием мировой общественности. Подлинными же победителями того сражения стали греческие разведчики, не сделавшие не единого выстрела.

 

Боевые действия на суше и окончание конфликта

 

В отличие от морского театра войны, на суше день 21-го июля прошел спокойно. Турецкие войска расширяли плацдарм от пляжа Пентемили, двигаясь на восток, к своей главное цели – городу Кирения. Они ожидали прибытия второй волны десанта, которая высадилась на следующий день в 9:00 утра.

 

В это же время при посредничестве ООН сторонам удалось договориться о прекращении огня. Перемирие должно было вступить в силу в 17:00 22-го июля. Об этом знал и генерал-майор Демирель, прибывший на Кипр со второй волной турецких войск и возглавивший всю операцию. Знал он и о низком моральном духе войск, не рассчитывавших на такое серьезное сопротивление. Тем не менее, генерал решил рискнуть и попытаться выполнить цель операции, завладев Киренией до вступления в силу договора о прекращении огня. Около 11 часов утра турецкие войска начали движение в сторону города.

 

Греческое командование, понимая, что сдерживать у Пентемили численно возросшие силы противника больше не представляется возможным, приняло решение отводить войска к Кирении, чтобы там перегруппироваться и отразить атаку неприятеля.

 

Около 11:30 произошел первый огневой контакт между наступающими турецкими войсками и частями киприотов, оборонявшими город. Турки, получившие, наконец, в свое распоряжение танки, ценой потери двух из них прорвали первую линию греческой обороны и устремились непосредственно в город. Второй эшелон обороны киприотов располагался рядом с местным футбольным стадионом, и здесь бои были особенно упорными. В конечном итоге, ценой больших потерь, туркам удалось продавить и эти укрепления.

 

Несмотря на то, что перемирие официально длилось уже несколько часов, бои в городе стихли лишь под утро 23-го июля. Турецкие войска совместно с отрядами турок-киприотов устроили погромы в греческих кварталах Кирении.

 

Несмотря на то, что официально боевые действия были окончены, перемирие систематически нарушалось обеими сторонами. Так, например, уже на следующий день после прекращения огня, турки обстреляли три греческие артиллерийские батареи. В отместку за это греки совершили нападение в районе аэропорта Никосия и уничтожили два турецких танка. Такая «неофициальная» война продолжалась до середины августа, и, как правило, носила характер внезапных нападений и засад. Особенно преуспели в партизанской войне греки – за месяц они уничтожили около 20 танков и несколько БТР противника. Турки, в свою очередь, проводили этнические чистки среди греческого населения, якобы с целью выявления лазутчиков.

 

Мирные переговоры при посредничестве ООН проходили с 30-го июля по 1-е августа и, по сути, закончились ничем – турки требовали передачу части острова полностью под их контроль, что же касается греческой стороны, то там шла ожесточенная борьба между ЭОКА и социалистами, вследствие чего какой-либо внятной позиции киприоты предложить не могли.

 

После того, как переговоры провалились, турки предприняли мощное наступление, заняв к исходу дня 2-го августа около 37 % острова за так называемой «линией Аттилы». Греческие войска не могли оказать им какого-либо серьезного сопротивления. Наконец, временно исполняющий обязанности президента Кипра (Макариос по прежнему находился в эмиграции, и вернулся лишь после окончания конфликта – прим. авт.) Глафкос Клиридис согласился на турецкие требования о разделе острова по линии Лефка – Фамагуста, и наступление было остановлено.

 

Итоги и последствия

 

В общей сложности конфликт унес около тысячи жизней военнослужащих обеих сторон, несколько тысяч получили ранения различной степени тяжести. Жертвы среди мирного населения тоже исчисляются тысячами, местонахождение многих киприотов как греческого, так и турецкого происхождения до сих пор не установлено – вероятнее всего они стали жертвами этнических чисток.

 

Нескольким десяткам тысяч киприотов пришлось бросить свои дома и переезжать – боясь погромов, турки с южной части острова бежали на север, к своим, а греки – на юг. Те, кто рискнул остаться, жили в атмосфере страха и враждебности.

 

Главным итогом стало разделение острова на южную (греческую) и северную (турецкую) части. В общей сложности под контролем турок оказалось 36 % территории Кипра. На момент подписания мирного соглашения 17-го августа 1974-го года, подконтрольная турецким войскам территория включала в себя около 70 % всей промышленности острова, 80 % туристических объектов, 65 % пахотной земли.

 

Тем не менее, получив самый лакомый кусок, турки не смогли в полной мере воспользоваться плодами своей победы – провозглашенная в 1983-м году Турецкая Республика Северного Кипра и по сей день остается не признанной никем, кроме непосредственно Турции. Средний доход на душу населения в турецкой части острова в несколько раз ниже, чем в греческой. Юг Кипра, считавшийся отсталым и бесперспективным, напротив, стал стремительно развиваться. Через некоторое время остров вернул прежнюю туристическую привлекательность, было возведено множество культурно-развлекательных объектов, призванных возместить то, что было передано туркам. В 2004 году Кипр стал частью Европейского союза, причем с точки зрения мировой дипломатии с Кипром ассоциируется именно его южная часть. Занимаемые же турками северные территории считаются временно неподконтрольными законным властям острова.

 

Практически с самого момента прекращения огня идут переговоры о возможном объединении острова, но реальных шагов для этого практически не предпринимается. С начала 2000-х турецкая общественность Кипра, уставшая жить в статусе никем непризнанного квази-государства, к тому же существенно уступающего по темпам экономического роста своим южным соседям, начала активно поддерживать идею об объединении, но на референдуме, проводившемся под эгидой ООН в 2004 году, 75 % греков-киприотов высказались против этого. В настоящее время перспективы слияния двух общин острова в одно государство выглядят более чем туманными.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров


Loading...

Loading...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх