Наука выбирать-2. «Зелень» по-французски

Наука выбирать-2. «Зелень» по-французски

Местные выбор во Франции до сих пор называются коммунальными (от слова коммуна) и значения им традиционно придают даже больше, чем парламентским. Мэр Парижа – это почти как вице-президент страны. Когда-то им 14 лет был Жак Ширак, а потом возглавил всю Францию. Даже действующий премьер-министр Франции Эдуар Филипп пошел на выборы в родном Гавре, где он мэрствовал в течение семи лет, выиграл их и без колебаний покинул правительство.

Для Макрона, который все еще остается любимцем значительной части французов – это еще одна «монетка» в копилку унизительного поражения. Из всех кандидатов от президентской «Вперед, Республика!» вместе с их союзниками только один премьер-министр сумел получить поддержку избирателей. И еще один лояльный кандидат в городке По. А все остальное – это фиаско. От слова «совсем». Не оправдались надежды на Анси, Бордо, Безансон, Пуатье, Страсбург, Лион (третий по величине во Франции) и еще 40 самых значимых городов страны. Не считая городов помельче.

Франция «позеленела». Не в смысле Зеленского, а потому, что партия «Европа. Экология. Зеленые» в пуле с социалистами собрала весь урожай голосов. Примерно так, как это было у нас в прошлом году на парламентских выборах, когда «Слуга народа» сумела сформировать монобольшинство. Не надолго его хватило, однако для первой эйфории было достаточно.

При этом как и в Украине, партия-победитель вообще не была представлена в парламенте и в исполнительной власти на общенациональном уровне. Дорогу французским зеленым пробили «желтые».


По мнению экспертов, Макрон недооценил, что после массовых протестов «желтых жилетов», острого социального кризиса из-за реформы пенсионной системы и карантинных ограничений, ударивших по и так обедневшим французам, его ставка на правых уже не в моде.

Он сообразил это только за две недели до голосования, и 15 июня в обращении к нации объявил о переориентации внутренней политики на экологию и социальную защиту. Но, как говорится, поздно пить «Боржоми»... Для французов он по-прежнему «парень хороший», но его партия «Вперед, Республика!» за три года прошла путь от триумфа к аутсайду.

Не надо забывать, что на парламентских выборах 11 и 18 июня 2017 года именно «Вперед, Республика!» одержала бесспорную победу и право сформировать правительство. «Республиканцы» взяли 288 из 577 мест в Национальном собрании и 29 из 348 в Сенате. Очевидно, что итоги коммунальных выборов 2020 года создают коллизию с результатами парламентских. И во что это выльется – никто пока толком предсказать не может.

Тяжелое разочарование постигло и Марин Ле Пен. Прогнозы на успех ее партии «Национальное объединение» на коммунальных выборах не оправдались. Единственным более-менее крупным городом, где победил кандидат правопопулистов Луо Альо, стал Перпиньян, и это даже не тень от успеха партии в 2014 году, а затмение.

Под вопросом теперь стоит ли Марин Ле Пен баллотироваться в президенты в 2022 году. Очевидно, что такого успеха как на выборах 2017 года, когда она взяла второе место во втором туре и даже на выборах 2012 года третье место в первом туре, уже не будет.

Прорыв экологов стал новым, но вполне ожидаемым фактором, а в сочетании с социалистами дает им надежду побороться за президентское кресло. Если, конечно, они смогут откопать в своих рядах достойного кандидата. Как мы уже сказали, среди французских зеленых нет политиков национального масштаба.

У социалистов есть, но немного. Один из самых ярких политиков-социалистов – это мэр Парижа Анна Идальго, которая с небольшим перевесом выиграла выборы во второй раз и на радостях сразу назначила себе 37 заместителей. На момент истечения ее предыдущего срока на посту градоначальника у нее было на 10 заместителей меньше.

Среди 37 заместителей Идальго – 18 женщин. Соперниками тоже были парижанки. Прямо не выборы, а соревнования «А ну-ка, девушки!». Соратница Николя Саркози, мароканка Рашинда Дати и экс-министр здравоохранения Аньес Бюзен от «Вперед, Республика!» получили 32% и 16% голосов соответственно. Причем, Бюзен не только проиграла выборы, но и не смогла пройти в городской совет. Сильный удар для Макрона, который в 2017 году получил голоса парижан в двух турах президентских выборов.

Впрочем, для Парижа выбор из трех мадам был не столько социально-политическим, сколько цивилизационным. Дати – мусульманка. Она родилась 27 ноября 1965 года в Сен-Реми, в семье марокканца, каменщика по имени Мбарек и его жены Фатимы-Зохры из Алжира. Она второй ребенок из двенадцати детей в бедной семье, и ее детство прошло в исламском квартале городка Шалон-сюр-Сон в Бургундии.

Велика вероятность, что девочка из религиозной исламской общины там бы и осталась, выйдя замуж несовершеннолетней и нарожав кучу детей на пособие. Но ей повезло – в провинциальной Бургундии, в отличие от Парижа, нет мусульманских школ. А среднее образование во Франции обязательно. Родителей могут привлечь к ответственности, если дети не посещают школу. Поэтому Рашида окончила католическую школу с отличием, затем два университета, оба провинциальных, где получила дипломы экономиста и юриста. Поскольку и высшее образование во Франции бесплатное, малообеспеченные могут это позволить для своих талантливых детей.

Дальше она сделала карьеру в политике. Была представителем Николя Саркози во время президентских выборов 2007 года. После своей победы Саркози назначил ее в правительство 18 мая 2007 года – министром юстиции. В июне 2009 года она покинула пост министра после того, как была избрана европейским депутатом. А затем – мэром 7-го округа Парижа.

Самое забавное, что мэр Анна Идальго – тоже не француженка. Она испанка, дочь испанских коммунистов, воспитанная на идеях равенства и братства всех народов. Ее правая рука – помощник по жилищному вопросу коммунист Ян Бросса, который пропагандирует «уничтожение буржуазных гетто» в Париже.

Если Рашида Дати ехала по политической дороге в обозе Саркози, то Идальго в течение многих лет первым помощником мэра Парижа Бертрана Деланоэ, который очень благосклонно относился к иммигрантам.

Правда, его ученица не столь жалостлива к людям, она больше тревожится об экологии, цветах, городских огородах, создании «педагогических площадок» для инклюзивного обучения, собачьих и кошачьих приютах. Дати противопоставляла этому борьбу за безопасность, доступное жилье, лучшие условия для семей с детьми.

В контексте ее мусульманского происхождения и внебрачной дочери это трактовали как новые пособия и бесплатные квартиры для многодетных семей «понаехавших», в то время как коренные французы задавлены налогами. Ну, а безопасность… Какая там в Париже безопасность. По околицам Киева ходить ночью безопаснее, чем по некоторым кварталам Парижа днем. Как говорят мои знакомые французы – то, что выиграла испанка Идальго, а не мароканка Дати, означает отсрочку неизбежного наступления «парижского халифата» еще на несколько лет.

Вернуться назад