Накануне 75-летия капитуляции Японии во Второй мировой войне Сеул и Токио спорят о прошлом

Южная Корея и Япония отметят в субботу 75-летие со дня капитуляции Токио во Второй мировой войне. В Сеуле будут праздновать День освобождения от 35-летней японской оккупации и создания независимого корейского государства, в то время как в Токио будут поминать своих солдат, которых в остальной Азии считают военными преступниками. Неурегулированный исторический спор остается главным раздражителем в отношениях Южной Кореи и Японии, достигших низшей точки за последние десятилетия.


День освобождения от японской оккупации — национальный праздник Южной Кореи, приуроченный к заявлению японского императора Хирохито 15 августа 1945 года, в этом году вынужденно пройдет без традиционного размаха, по усеченной программе. Главной причиной стала угроза возвращения пандемии коронавируса, победа над которой этой весной потребовала от южнокорейского правительства огромных усилий.

Опасаясь возникновения ситуации, когда массовое скопление народа вызовет новый риск заражения COVID-19, мэрия Сеула уже обратилась к политическим партиям, неправительственным организациям и гражданам страны с призывом отказаться от участия в демонстрациях и митингах. Под запретом оказалось и главное мероприятие — планировавшаяся на субботу 14 гражданскими объединениями правоконсервативного толка манифестация, число участников которой должно было составить 50 тыс. человек.

Несмотря на ограничения, вызванные опасностью возникновения второй волны пандемии, День освобождения Кореи от японской оккупации, продолжавшейся с 1910 по 1945 год, станет еще одним инструментом общенациональной мобилизации против потомков японских колонизаторов, которые, как считают в Сеуле, не желают платить по «счетам истории». После аннексии Кореи императорская Япония стала проводить насильственную ассимиляцию, запретив использование и изучение корейского языка, меняя корейские фамилии, а также насаждая на Корейском полуострове традиционную японскую религию синтоизм.

Самым же страшным скелетом в шкафу стал вопрос об ответственности за превращение около 200 тыс. кореянок в сексуальных рабынь — «женщин для утешения» японских солдат. Хотя японская сторона считала проблему улаженной еще двусторонним договором от 1965 года, в Сеуле настаивали, что ранее выплаченных японским правительством компенсаций в размере $500 млн недостаточно и свои выплаты также должны будут сделать и японские компании, использовавшие в годы Второй мировой войны труд корейцев.

Уже после соглашения 1965 года, в 2015 году, Япония взяла на себя обязательство выплатить бывшим «женщинам для утешения» дополнительно 1 млрд иен (около $9 млн) при условии, что после этого никакие новые требования со стороны Сеула выдвигаться не будут. Однако после прихода к власти в 2018 году президента Мун Чжэ Ина южнокорейская сторона сочла необходимым предъявить новые требования японцам. Конфликт вокруг вопроса о том, как относиться к претензиям Сеула, приобрел особую остроту в последние месяцы и накануне Дня освобождения Кореи от японской оккупации достиг своего пика.

Еще в конце 2018 года Сеул начал процедуру конфискации активов ряда ведущих японских компаний, которые были арестованы по решению Верховного суда Южной Кореи в качестве компенсации потерь, понесенных страной в годы войны. А в начале августа, в преддверии 75-летия освобождения от японских захватчиков, японская сторона получила официальное уведомление из Сеула о том, что по решению судебных инстанций Южная Корея приступает к процедуре «обналичивания» активов японских компаний, то есть к их продаже. Комментируя действия южнокорейской стороны, генеральный секретарь японского правительства Ёсихидэ Суга назвал это «нарушением международного права» и предупредил о неизбежных серьезных последствиях для Сеула.

На фоне продолжающегося спора о компенсациях, грозящего втянуть Сеул и Токио в санкционную войну, страсти накалились еще больше в связи с появившимся в ботаническом саду южнокорейского города Пхёнчхан памятником жертвам сексуального рабства времен Второй мировой войны. Скульптурная композиция изображает сидящую на скамейке женщину, перед которой на коленях стоит мужчина, склоняющий голову в покаянии. Посетители парка сразу обратили внимание на то, что мужчина удивительно похож на японского премьера Синдзо Абэ. Как пояснил создавший памятник местный скульптор, его идея в самом деле заключалась в том, чтобы послать японской стороне сигнал о необходимости продолжать и дальше искупать свою вину.

«С точки зрения международного этикета это непозволительно»,— негодовал генсек японского правительства Ёсихидэ Суга, предупредивший, что эта история также будет иметь последствия для отношений с Сеулом.

Решивший в этом году не посещать скандально известный в Азии храм Ясукуни, где находятся поминальные таблички в честь японских военных преступников времен Второй мировой войны, премьер Абэ тем не менее намерен почтить их память. «Он сделает ритуальное подношение святыне из своих личных средств как лидер правящей Либерально-демократической партии»,— цитирует Reuters источник в японском правительстве.

На этом фоне скандал в отношениях Южной Кореи и Японии, возникший на почве исторического спора, невольно затронул даже посла США в Сеуле Гарри Харриса, которому незадолго до 75-летия капитуляции Японии пришлось сбрить усы, делавшие его похожим на императора Хирохито и еще одного известного деятеля той эпохи — японского премьера Хидэки Тодзё.

Сергей Строкань


Вернуться назад