Гомосек и правосеки: раскольники «столбят» землю Украины

Для «священнодействия» содомиту, расстриге и раскольнику необходима нацистская крыша

Любимое детище бывшего украинского главы Петра Порошенко –раскольническая номинация, называющая себя «ПЦУ» («православная церковь Украины»), переживает сегодня тяжкое для нее время. С уходом своего «кормильца» с «президентства» она лишилась государственной поддержки в том объеме, который ей был совершенно необходим для существования. В дополнение (и вследствие) этого, ее сотрясают яростная грызня «иерархов» за власть и ресурсы и уже собственные «расколы».

К этому можно присовокупить и тот факт, что уровень авторитета раскольников среди украинцев стремится не просто к нулю, а скорее к отрицательным величинам.

Об этом, в частности, свидетельствует происходящее сегодня в селе Морозовка Барышевского района Киевской области. Вскоре после провозглашения «ПЦУ» настоятель местного Свято-Успенского храма протоиерей Николай Брег поддался беспрецедентному давлению, и признал себя членом раскольнической номинации. Собственно, произошло следующее. 1 марта 2019 года раскольники, пользующиеся тогда безграничной поддержкой киевского режима, привезли в село «активистов», которые вместо реальных прихожан храма провели «собрание прихода», на котором «постановили присоединиться к «ПЦУ». И отец-настоятель подчинился этому произволу. Впрочем, уже в начале лета отец Николай и те из прихожан, что последовали за ним в раскол, принесли покаяние и вернулись в лоно каноничной Украинской православной церкви.

Поскольку спецоперацией по захвату храма в Морозовке занимался лично лишенный сана бывший митрополит Александр Драбинко, он воспринял возвращение прихода в УПЦ как личный вызов. Он приказал храм опечатать, а поскольку ни одного «священника» на место отца Николая он найти не смог, то нашел в Морозовке двух отчаянных забулдыг В. Лысенко и Г. Поповича, готовых за водку и немного денег на все что угодно, и провозгласил их «полномочными представителями православной религиозной общины Свято-Успенского прихода села Морозовка». Между прочим, собор, где Драбинко служил до низвержения из сана, и настоятелем которого он являлся, он, уйдя в раскол, сумел «отжать» у УПЦ. Но из всего многочисленного клира с ним остались только двое – один диакон и один священник, все остальные отцы, а так же все прихожане оттуда ушли. Даже такой раскольник как «Филарет» Денисенко справедливо заметил, что переход «митрополитов» Александра и Симеона в «ПЦУ» особого значения для последней не имел, поскольку они пришли без паствы и клира. Поэтому так яростно и бьется целый раскольничий «митрополит» за какую-то сельскую церковь.

Впрочем, после ухода Порошенко православные Морозовки все же сумели вернуть свой храм. Тут необходимо отметить, что Зе-команда вовсе не благоволит к УПЦ. Просто раскольники из «ПЦУ» так «топили» за Порошенко и столь откровенно выступали против Зеленского, что не оставили тому ни малейшей возможности проявить к ним благосклонность. Кроме того, «комик-президент» строил свою предвыборную кампанию на противопоставлении Порошенко и особо поддерживать проекты предшественника ему было не с руки. Тем более, что американцы, стоявшие за созданием «национальной украинской церкви», пока что от него этого не требуют, охладев к своей затее или, скорее, временно от нее отвлекшись.

Кроме того, в «ПЦУ» собрались столь токсичные персонажи, что тесное взаимодействие с ними станет «зашкваром» (причем во всех смыслах) даже для Зеленского.

Тот же Драбинко был неоднократно пойман на «горячем». Его неоднократно обвиняли в педофилии, гомосексуализме, мошенничестве, воровстве и даже похищении людей.

Известно, что в 2013 году Драбинко стал соучастником преступления по похищению монахини Свято-Покровского монастыря и ее келейницы.

Есть мнение, что в раскол его затянули спецслужбы (в начале своей карьеры он выступал за единство Церкви, и даже писал книги против раскольников), шантажируя обнародованием сведений об его педерастии.

В этом, впрочем, можно усомниться – приверженность Драбинко содомскому греху ни для кого секретом не являлась.

«Александр Драбинко был хоть птицей и важной, но из той породы, что летать не умеет. Поэтому к вершинам власти его подталкивали в зад покровители одной с ним ориентации. В политическом смысле эта ориентация имеет формулу «Геть від Москви». Весьма нетрадиционную, как для малороссийского православия», - писал о нем один информированный человек еще несколько лет назад.

Однако непонятное расположение к нему со стороны прежнего предстоятеля УПЦ МП, митрополита Владимира, не позволяло принять по нему необходимые меры. Более того, после каждого громкого скандала он поднимался на новую ступень иерархической лестницы. Началось это, когда юного Сашу Драбинко выгнали из Московской духовной академии за противоестественные наклонности. Но, вернувшись после этого в Киев, он неожиданно становится референтом Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Владимира. А всего через девять лет, едва достигнув тридцатилетнего рубежа, становится епископом и викарием Киевской митрополии. А после упомянутого скандала с похищением людей, он возведен в сан митрополита.

Впрочем, после смерти покровительствовавшего ему митрополита Владимира, к которой, по данным СБУ, утекшим или слитым в СМИ, он приложил руку, почва под Драбинко закачалась. И перспективы выбора, которые все отчетливее становились перед ним, были таковы: в монастырь – на покаяние, или в раскол. Впрочем, этот выбор был им предопределен ранее – он выступал за автокефалию, полагая, что такая позиция принесет ему больше выгод.

Впрочем, вернемся в Морозовку. Драбинко никак не мог смириться со своим «пролетом» в этом силе. Он бомбардировал местные власти «вернуть» ему храм, или хотя бы разрешить «служить там по очереди» - день православные, день раскольники. Но все тщетно. Похоже, что и местным властям нравилось «подносить дулю» к носу молодого да раннего, невероятно наглого педераста.

Тогда он решил строить в селе свой «храм». Но против этого выступили жители Морозовки, которые не давали раскольникам начать строительство. Раскольник уверял, что их подстрекают православные прихожане, однако отец Николай публично заявил, что община Свято-Успенского храма только приветствует это строительство, поскольку надеется, что тогда «ПЦУшники» оставят их в покое.

Но жители села были непреклонны. Драбинко и его «побратимам» они говорили «вас здесь не нужно». Но вместо того, чтобы смириться и принять чувства людей, раскольничий «митрополит» позвал на помощь боевиков из запрещенных в России организаций «Правый сектор» и «С14». На днях он с таким эскортом приехал в Морозовку совершить «освящение» креста и камня на месте предполагаемого строительства «храма».

Накануне участок разровняли трактором, а в сам день «освящения» экс-митрополит Александр Драбинко привез с собой представителей «Правого сектора» и С-14, которые оттеснили людей, пытавшихся поговорить с организаторами мероприятия.

Никакой документации, которая бы разрешила использование техники на данном земельном участке, а также свидетельствующей о праве совершать подобные действия, представители «ПЦУ» не имеют.

Местные жители, которые пришли поговорить с организаторами мероприятия, рассказали, что боевики «Правого сектора», приехавшие из Киева, всячески провоцировали людей и угрожали им. Сыпал в процессе «освящения» угрозами и Драбинко, прикрывшийся от украинцев нацистами.

Собственно, ничем другим, как очередной провокацией, его действо не было. А цель ее – напомнить о своем существовании. Ведь о расстриге, ушедшем в раскол, стали забывать.

Кроме того, происшедшее в Морозовке показывает, что «своей» территорией «ПЦУ» может считать только тот клочок украинской земли, на которой в этот момент стоит нога нацика. Когда правосеки вместе с гомосеком уехали в Киев, жители «закладной камень» с участка выбросили.

Вернуться назад