Александр Роджерс: «Наш человек в Киеве» — украинский хаос глазами очевидца

Книга про работу журналиста РИА ФАН в Киеве жёсткая, но правдивая. Лишний раз напоминающая о том, чего мы изо всех сил стараемся не допустить в России.

photo_2020-02-19_14-57-15


На днях исполняется шесть лет вооружённому государственному перевороту в Киеве. И у меня как раз дома лежит связанная с этим непрочитанная книга. Каких-то 250 страниц. Всего-то на 3-4 часа чтения.


Казалось бы, чем она может меня удивить? Чего я могу не знать? Всё давно пережито, осмысленно, взвешено и дана всесторонняя оценка.


Но нет.


Да что ж вы со мной делаете! Вы же меня без ножа режете. По живому, по незажившему, по тому, что трогать нельзя, потому что болит…


Я уже давно стараюсь поменьше читать украинских новостей, и если комментировать, то в основном экономические данные. Потому что видеть нацистский шабаш и массовое помешательство мне слишком больно. А тут такое…


О чём я?


О книге Евгения Зубарева и Игоря Петрашевича «Наш человек в Киеве».


photo_2020-02-19_14-57-16


Автобиографическая и документалистская повесть описывает жизнь и работу российского журналиста (РИА ФАН) в захваченном нацистами Киеве (и один эпизод в Одессе) зимой и весной 2016 года.


Описание живое, выразительное, захватывающее. Люди настоящие, фактурные, реалистичные. Все описываемые события происходили в реальности и подтверждаются многочисленными сообщениями в СМИ.


Несмотря на это постоянно возникает ощущение какой-то нереальности, сюрреалистичности повествования. Нацистские боевики посреди современного (условно) европейского (ещё более условно) города, запуганная беспомощная полиция, русофобская истерика и тотальная пропаганда, всеобщая слежка и паранойя, атмосфера ненависти и страха.


Всё это больше напоминает «Комедианты» Грэма Грина или другие книги и фильмы о правлении Дювалье на Гаити. Тонтон-макуты, тайная политическая полиция, террор, похищения и пытки, беззаконие и открытое насилие.


Даже мне, который всё это видел изнутри, видел как это всё зарождалось и развивалось, который сталкивался с этими нацистами и в телевизионных студиях и на ночных улицах, получавшему десятки (если не сотни) угроз физической расправы, периодически трудно поверить, что всё может быть настолько мрачно.


Но потом я спохватываюсь «Стоп! Всё действительно так!». И автор даже местами не дотягивает до существующего абсурда, двоемыслия и шизофрении.


В чём легко убедиться, почитав «Диалог.юа», «Цензор.нет», «Обозреватель» или ещё пару десятков украинских «новостных» сайтов. Или посмотрев практически любой (даже так называемые умеренные) украинский телеканал. Как «аналитику» и «колумнистов», так и новостные сводки. Не говоря уже о заявлениях политиков (если ЭТО можно так назвать).


Сочетание бравады и трусости, гордыни и лакейства, влажных фантазий про «зныщыты» и «пануваты» с лживыми заявлениями «мы мырна нация», рассуждений о патриотизме и стремления украсть хоть что-нибудь, начиная от госбюджета и заканчивая чужими семейными трусами.


Рассказы про «отсталых ватников» в сочетании с самым дремучим и пещерным хуторянством, сказки про растущую экономику на фоне умирающей промышленности и убитой инфраструктуры, крики «Слава Украине!» и стремление куда-нибудь сбежать.


Плюс ко всему этому ещё и активно экспортируется на всю остальную Украину убогий менталитет Галичины – «враг снаружи и враг внутри».


Чёрт. Я несколько лет, живя в России, отвыкал от всего этого. Наслаждался нормальной жизнью в свободном и дружелюбном российском обществе. Без враждебности, без двоемыслия, без уродского суржика и селюковой мовы. Отвык, расслабился, стал дышать полной грудью и чаще улыбаться.


И тут «Наш человек в Киеве» снова на несколько часов окунул меня в тот ад, из которого я вырвался. Реалистично так, подробно, с именами, портретами и адресами. Как будто снова прошёлся по грязным и обшарпанным киевским улицам.


Тяжёлое ощущение. Я даже в какой-то момент потянулся рукой к несуществующей сигарете, а потом вспомнил, что никогда не курил.


Книга жёсткая, но правдивая. Лишний раз напоминающая о том, чего мы изо всех сил стараемся не допустить в России.

Вернуться назад