Особые отношения Москвы и Минска приведут к компромиссу по нефти и газу

Обсуждение вопросов, связанных с ценами на энергоносители является нормальным явлением для интеграционного процесса между Россией и Белоруссией – считает президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич.

Нефть заходит в Белоруссию по нефтепроводу «Дружба»

Спор о ценах является нормальным

Сегодня в Сочи проходят широкоформатные переговоры на высшем уровне между Россией и Белоруссией, на которых белорусский лидер Александр Лукашенко запросил у президента РФ Владимира Путина равные с российскими условия для компаний из своей страны.

Разговор идет о ценах на энергоносители, причем, по словам Лукашенко, Минск готов закупать их по рыночным ценам, но хочет, чтобы белорусские компании были уравнены в правах с российскими. И надо сказать, что это предсказуемое заявление для Белоруссии, учитывая, что там действует программа субсидирования белорусских предприятий, и это является их конкурентным преимуществом.

Пока непонятно, о чем стороны в итоге договорятся, хотя они должны это сделать, поскольку в отношениях между Москвой и Минском имеется взаимопонимание, но вопрос цен на энергоносители является центральным в этом переговорном процессе.

«Сегодня существует заблуждение, что в Европейском союзе, который продолжает оставаться для многих образцом, пусть и на практике это далеко не так, имеются равные условия для его экономических субъектов», - констатирует Межевич.

Путин и Лукашенко сегодня провели личные переговоры

По словам Николая Маратовича, хороший пиар создал иллюзию, что в Евросоюзе действуют равные преференции и одинаковые тарифы, но в действительности там имеется жесточайшая внутренняя конкуренция, аналогов которой непросто найти.

«Наша удаленность от Брюсселя привела к тому, что мы хорошо знаем достижения Евросоюза, но плохо знаем его неудачи. Так вот, современная ситуация в Евросоюзе привела к тому, что фармацевты Франции и Германии сильно конкурируют между собой, пытаясь сохранить, в то же время, доброе лицо и улыбку, на него натянутую», - резюмирует Межевич.

Евросоюз не убрал конкуренцию между производителями европейских государств – более того, если брать новых членов этого объединения, то Брюссель проводит полномасштабную политику дискриминации, что видно по ликвидации промышленности Прибалтики.

«Конкуренция внутри экономического союза, даже такого, как Евросоюз, существовала, существует и будет существовать, ибо это не единое государство. Я это вспоминаю только потому, что Евросоюз дает подсказу для нас», - заключает Межевич.

Евросоюз не является идеальным экономическим образованием

Россия и Белоруссия продолжат вести переговоры

Межевич считает, что при любой модели интеграции России и Белоруссии конкуренция между российскими и белорусскими предприятиями все равно останется. Например, вопрос о единых ценах вызывает необходимость приведения к единому знаменателю налоговой и финансовой политики. Если же мы пойдем и на это, то будет поставлен вопрос и о политической интеграции.

«Ведь к модели глубокой экономической интеграции необходим политический фундамент, а это уже вызывает возражения белорусской стороны, но наши государства найдут здесь компромисс. Просто из-за того, что вторую половину ноября и весь декабрь делегации из Минска совершенно разного уровня больше времени проводили в России, чем в самой Белоруссии», - констатирует Межевич.

Это демонстрирует, что для достижения компромисса здесь есть самое главное, а именно желание Москвы и Минска о чем-то договориться, поэтому стороны найдут решение как по этому, так и по другим вопросам, пусть это непростой процесс.

«Постоянные переговоры белорусских представителей со своими российскими коллегами понятны, и это говорит об особом уровне отношений, которые сегодня существуют между Россией и Белоруссией. Это отношения между военно-политическими союзниками, но здесь каждый считает свои деньги и хочет добиться для себя наилучших условий», - резюмирует Межевич.

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич

Между Россией и Белоруссией нет единого государства, а только Союзное государство. Значит, у нас разные деньги, поэтому у того же «Гомсельмаша» свои интересы, а у «Брянсксельмаша» свои интересы, и их в процессе интеграции еще нужно согласовать.

«Поэтому в переговорах на уровне министров, премьер-министров и даже президентов нам необходимо найти решения, которые позволили бы предприятиям двух стран не только выжить, но и работать на рынках друг друга и третьих государств», - заключает Межевич.

Перед нами не частный вопрос, поскольку, как замечает эксперт, между нашими государствами сохраняется разница по таким объективным экономическим параметрам, как производительность труда. Так что, на достижение компромисса влияет много переменных.

Здесь сторонам может помочь и структура Евразийского союза, где предполагается создание единого энергетического рынка уже к 2025 году. Этот проект как раз касается рыночных цен на нефть и газ, а также их выравнивания для всех государств-членов.

Евразийский союз является другим интеграционным форматом

«Создание единого энергетического рынка ЕАЭС запланировано на середину следующего десятилетия, не говоря уже про то, что сейчас ведутся переговоры о вхождении в эту структуру ряда среднеазиатских государств – например, того же Узбекистана. И в такой ситуации ссылаться на единый энергетический рынок сложно, особенно в свете наших отношений с Белоруссией», - констатирует Межевич.

Союзному государству исполняется в декабре 20 лет и они с ЕЭАС представляют два разных формата интеграции.

Вернуться назад