О чем Путин с Эрдоганом говорили семь часов

Вчера Реджеп Тайип Эрдоган в присутствии «дорого друга» Владимира Владимировича Путина клятвенно заверил мировую общественность, что на сирийские земли не претендует. И с нетерпением ждет начала работы конституционной комиссии Сирии в Женеве, которая в конце октября соберется под эгидой ООН в Женеве.




Эти его слова гораздо важнее меморандума, который вслух зачитали министры иностранных дел Сергей Лавров и Мевлют Чавушоглу. Меморандум тоже, конечно, важен, но он описывает, все же мелкую ситуацию по сравнению с глобальной проблемой: каким будет мироустройство в условиях многополярного мира.

Накануне глава нашего МИДа уже объяснил особо тугодумным: «Все без исключения конфликты современного мира должны решаться на почве тех решений, в русле тех решений, которые принимает Совет безопасности. Это касается сирийского урегулирования, и урегулирования кризиса вокруг Косово, Ливии, Йемена, иранской ядерной программы. Они должны решаться, конечно, на основе и в русле тех договоренностей, которые были достигнуты, закреплены Советом безопасности».

В этом ключ к пониманию того, что больше семи часов обсуждали в Сочи президенты России и Турции. Как и к пониманию того, что вообще происходит на планете. Попробую объяснить еще раз.

После Второй мировой войны государства закрепились в современных границах, и менять их, предполагается, нельзя. Точнее, можно, но только при согласии тех, у кого вырывают кусок территории, с теми, кто вырывается и уходит в самостоятельное плавание. То есть путем референдума.

Так было, например, в Шотландии. А вот в Каталонии ситуация иная: референдум в регионе был проведен без согласия центра, а потому нелегитимен.

Чтоб было до конца понятно: после смерти Франко в 1975 году каталонцы вместе со всей Испанией проголосовали на референдуме за конституцию, и с тех пор ничего не изменилось — главу государства короля Филипа никто не свергал, ни в какой Ростов он не сбегал. Монарх по-прежнему остается гарантом конституции.

Изменились настроения в местном обществе, да и то не у всех. Так иногда бывает, когда, например, падает уровень жизни. Но это недостаточное условие, чтобы менять границы, чтобы преступный сепаратизм превращался в борьбу за суверенитет.

Мы можем сочувствовать каталонцам, шотландцам, баскам, ирландцам, курдам, корсиканцам и так далее, но при этом должны четко понимать: если разрешить всем сепаратистам выходить из состава стран, то это война всех со всеми, как было до XIX века.

В короткий период однополярного мира, сменившего холодную войну, США, по сути, взяли на себя функцию Совета безопасности ООН и стали назначать правых и виноватых по своему усмотрению. Что из этого вышло, мы помним: Югославия исчезла, в Ираке и Ливии хаос.

На Сирии гегемон споткнулся по известным причинам. И здесь мы подходим к главному.

В Сирии Путин показывает, как должна себя вести ответственная держава. Недостаточно свергнуть Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи (я сейчас не о варварстве тех, кто их убил, а о порядке) — необходимо восстановить государство в довоенном виде. С новой конституцией (поскольку старая действовать перестала), с новым парламентом и президентом.

Я уже писал о том, что в Сирии мы защищаем не Башара Асада (к нему можно относиться по-разному, дело не в субъективных оценках, а в принципе), а послевоенное мироустройство. Страна должна быть восстановлена в прежних границах. Должна быть написана новая конституция, она должна быть вынесена на референдум, принята, после чего должны пройти выборы депутатов парламента и президента.

Курды не получат своего государства — к счастью или к сожалению, кому как больше нравится. Но в Сирии, не сомневаюсь, они станут до известной степени автономными — так тоже можно решать проблемы сепаратизма. А американцы всерьез хотели выделить им территорию, на севере Сирии к этому было все готово. Очень простые ребята эти американцы, им не привыкать резать по живому.

Полагаю, российскому президенту опять пришлось объяснять турецкому султану прописные истины, известные любому главе государства. Скорее всего, Эрдоган все же хотел оттяпать кусок сирийской территории. Не только ради безопасности, но и из-за нефти.

Путин, как всегда, предложил компромиссное решение, которое турецкий лидер в итоге принял. Не зря даже наши западные партнеры провозгласили президента России хозяином Ближнего Востока.

Думаете, потому что сильный и неумолимый? Не-а. Потому что убедительный.

Хотя, конечно, и сильный тоже. Иначе убедительности бы не хватило.

Вернуться назад