JB Press (Япония): Южная Корея отдаляется от Японии и стремительно сближается с Россией. Во Владивостоке полно туристов из Южной Кореи, а также есть магазины с вывесками только на корейском языке

Туристы из Китая на смотровой площадке сопки Орлиное Гнездо и вантовый мост через бухту Золотой Рог во Владивостоке

Южная Корея укрепляет позиции на российском Дальнем Востоке. В 2018 году товарооборот между Южной Кореей и дальневосточным регионом составил 9,721 миллиарда долларов, что является вторым показателем после Китая.

Россия продает энергетические ресурсы: нефть, сжиженный природный газ (СПГ) и так далее, а Южная Корея — автомобили, запасные части к ним и другое оборудование. Подобная структура практически ничем не отличается от торговых отношений России и Японии. 

Более того, в отличие от Японии Республика Корея не принимает участия в российских энергетических проектах, поэтому общая сумма инвестиций невелика. Несмотря на это, почему же корейские компании активно выходят на дальневосточный рынок России?

Я поговорил об этом с главой Корейско-российского делового совета Чжон Хо Паком, который посетил Владивосток. 

Корейско-российский деловой совет — это некоммерческая организация, находящаяся под управлением Министерства торговли, промышленности и энергетики РК. Она была создана в 2011 году при поддержке корейского правительства для развития политических, экономических и дружественных отношений с Россией. 

Пак поведал мне следующее: 

«20 июня этого года Южная Корея и Россия договорились начать переговоры по соглашению о свободной торговле в сфере услуг и природных ресурсов. Если оно будет подписано, активизируются корейские инвестиции в такие российские сферы, как медицина, грузоперевозки, торговля и туризм. Это большой плюс для таких российских областей, как акции и облигации, недвижимость, а также слияние и поглощение».

По словам Пака, Южная Корея отдает приоритет строительству на Дальнем Востоке промышленных комплексов, где смогли бы работать южнокорейские компании. 

Когда строительство завершится, свою деятельность смогут одновременно начать сразу 20-30 компаний из Южной Кореи, связанных с сельским хозяйством, переработкой морепродуктов, деревообработкой и судостроением. 

Особое внимание правительство Республики Корея уделяет переработке морепродуктов, поэтому, по словам Пака, сейчас лучший момент для строительства промышленных комплексов. 

Тем не менее пока официального решения по проекту строительства не принято. 

«Сейчас российская сторона находится в процессе утверждения собственников земли. Она требует, чтобы корейские компании обсудили вид инвестиций. Будущее этого проекта зависит от переговоров с Россией», — выражает опасения Пак. 

Кроме того, обострение отношений между Японией и Республикой Корея оказывает влияние и на отношения с Россией. 

Япония исключила Южную Корею из списка приоритетных партнеров и усилила контроль над экспортом. В результате важность России с точки зрения экспортного партнера выросла, отмечает Пак. 

«На фоне исторических проблем конфронтация с Японией постепенно усилилась. Скорее всего она затянется. Я думаю, Южная Корея будет расширять торговлю с Россией, а также экономическое сотрудничество. В особенности это касается сырья для полупроводников, электронных узлов и машинного оборудования, которые были включены в список экспортных ограничений из Японии, состоящий из тысячи наименований. Скорее всего, Южная Корея и Россия станут стратегическими партнерами в IT-сфере. Россия обладает обширными знаниями в области фундаментальных наук. Кроме того, благодаря достижениям нефтехимической промышленности развивалась также и химическая сфера. Россия славится превосходными кадрами в области IT. Южная Корея и Япония могут добиться серьезного экономического развития благодаря слаженной совместной работе», — подчеркивает Пак. 

Россия также полна энтузиазма. Когда в июле Япония объявила о решении ограничить экспорт в Южную Корею трех химических компонентов, необходимых для производства полупроводников и электронного оборудования, Россия тут же предложила ей один из компонентов — фтороводород. 

В связи с этим 10 июля президент РК Мун Джэин обсудил с руководством компаний возможность импорта материалов из России. 

Известный российский ученый, профессор МГУ Юрий Золотов отмечает: «Япония импортирует плавиковый шпат, необходимый для производства фтороводорода, из Китая. В свою очередь, в России есть это сырье, поэтому в этом смысле сотрудничать с нами выгоднее. Тем не менее фтороводород подвержен эрозии, поэтому, чтобы экспортировать его из России в Южную Корею, необходимо обеспечить особые условия. Несомненно, Южной Корее желательно сотрудничать с Японией, поскольку она ближе». 

Пока неизвестно, будет ли Республика Корея импортировать фтороводород из России, однако, вероятно, она будет искать заменители именно там. 

Директор московского филиала Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами Дасукэ Сайто (Daisuke Saito) отмечает, что корейский бизнес готов идти на риск: «Южная Корея всегда на шаг впереди Японии. Когда японские компании сомневались, выходить им на дальневосточный рынок или нет, она предвидела перспективность российского рынка и активно развивала там бизнес. Сейчас немало многообещающих областей: гостиничный бизнес, лесоводство и рыбное хозяйство, телекоммуникации и так далее. Корейские компании отличаются тем, что они быстро отступаются, однако они придерживаются позитивной позиции: если есть возможность, они выходят на рынок, даже не зная, преуспеют они или нет. Этим они сильно отличаются от японских предприятий, которые ведут себя крайне осмотрительно». 

Также Сайто добавил: «Южная Корея с энтузиазмом относится к отправке грузов по Транссибирской магистрали. Сейчас для Российских железных дорог (РЖД) Республика Корея является прекрасным и выгодным клиентом». 

В советское время Транссибирская магистраль была основным маршрутом отправки и для Японии, однако после распада Союза ее стали использовать реже. Объем грузов, транспортируемых по Транссибу, снизился в десять раз. 

В последнее время Япония наконец-то пересмотрела удобство Транссиба. В прошлом году Министерство земли, инфраструктуры, транспорта и туризма Японии начало реализацию пилотного проекта, впервые отправив груз из Японии в Москву в качестве эксперимента. 

Качество и сроки транспортировки были удовлетворительными, поэтому распространилось мнение, что Транссибирская магистраль — это многообещающий маршрут отправки грузов. 

В настоящее время реализуется вторая часть пилотного проекта: из Японии через Россию и в Европу. 

Между тем Южная Корея намного быстрее, чем Япония обратила внимание на использование Транссиба.

И, конечно же, стоит отметить увеличение туристического потока из Республики Корея на российский Дальний Восток. 

В 2017 году Приморский край посетило 100335 туристов из этой страны, а в следующем году — уже 226849 человек. 

В свою очередь, в 2018 году японских туристов было в десять раз меньше, чем южнокорейских — 20995 человек. 

Если сделать немного вольный подсчет с учетом каждого жителя Японии и Южной Кореи, то доля корейцев, выбирающих Приморский край для туристической поездки, в 26 раз больше японского показателя. 

Можно сказать, что у такого большого количества южнокорейцев невысокий психологический барьер в отношении России. Прошло пять лет с тех пор, как между Россией и Южной Кореей был введен безвизовый режим для туристов. Для корейцев Россия превратилась в обычное туристическое направление. 

Из Республики Корея во Владивосток в неделю летает более 50 рейсов. Есть даже регулярные паромы, курсирующие из Владивостока в провинциальные южнокорейские города. 

Что касается Японии, то из Тоттори во Владивосток ходит один регулярный паром в неделю, однако им управляет южнокорейская компания. 

Я уверен в том, что подобное оживление людского обмена ускорило выход южнокорейского бизнеса на дальневосточный рынок. 

В одном из центральных кафе Владивостока есть десять экземпляров меню на корейском языке, но только по одному на японском и китайском. 

По словам сотрудника заведения, бывает, что в кафе кроме корейцев и нет никого. Рядом с этим кафе есть лавка, специализирующаяся на смузи. Там вообще все на корейском языке, и действительно, в заведении было полно шумной молодежи из Южной Кореи.

И тут и там придерживаются принципа «Южная Корея на первом месте». Для жителей этой страны путешествия за границу — это часть повседневной жизни. 

Часть корейцев, отказавшаяся от поездок в Японию из-за антияпонских настроений, хлынула в ближайший Владивосток. В результате туристический поток вырос на порядок. 

Чтобы поехать в Россию, японцам нужна виза. Визы в Приморский край можно оформить через интернет, и это не так плохо в сравнении с корейцами. 

Авиабилеты тоже не безумно дорогие. Это означает, что проблема все-таки в психологическом барьере в отношении России. 

Будущей весной японские авиакомпании Japan Airlines и All Nippon Airways запустят прямые рейсы во Владивосток. 

Пока неизвестно, будет ли это способствовать непрерывному увеличению количества туристов. Я только молюсь о том, чтобы компании не свернули эти рейсы из-за отсутствия пассажиров. 

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ при каждом случае называет президента России Владимира Путина по имени. Он подчеркивает дружеский настрой с Россией. 

Тем не менее, если рассмотреть ситуацию вокруг поездок во Владивосток на уровне простых людей, реальность далека от той близости, которую изображает японский лидер. 

В России к Японии относятся тепло, там доверяют японскому качеству, однако, если сидеть сложа руки и довольствоваться поверхностной дружбой, сердца россиян быстрее завоюет Южная Корея. 

Вернуться назад