Лента новостей

14:03
Антипов объяснил, как микрофоны на борту MH17 разрушили версию Запада о ЗРК "Бук"
13:58
Издание «7х7» рекламирует проект «Молоток», который «вобьет» в людей русофобию
13:57
Россия потеснит конкурентов на рынке водородной энергетики
13:54
Айза подвергла критике клип Киркорова и Манукяна
13:48
Эстония обозначила личные интересы через защиту «Северного потока – 2»
13:45
Оленченко: Косово вмешалось в газовые отношения РФ и Болгарии
13:21
The Washington Post (США): Путин ведет себя безрассудно, поскольку мы позволяем ему это делать
13:18
The Washington Post (США): пусть Путин прививается своей вакциной. А я подожду проверенной
13:15
Маас побывал у Лаврова: единство позиций только в отношении газопровода (Süddeutsche Zeitung, Германия)
13:12
Tagesspiegel (Германия): первые государства проявили интерес к российской вакцине Sputnik V
13:09
Foreign Policy (США): больше никакой перезагрузки с Россией
13:03
Эксперт объяснил, почему Россия вновь стала чистым должником
13:00
Онлайн-конференция к 8-й годовщине вступления РФ в ВТО
12:57
КМСП по Программе стимулирования выдала поручительств на 225 млрд рублей
12:54
В московском бизнес-центре Poklonka Place откроют коворкинг
12:48
"Не чувствует ли вины?" Китай обвинил Помпео в "одержимой лжи"
12:45
Зеленский рассказал, как поступит с задержанными в Белоруссии украинцами
12:42
Шарапова рассказала о новом необычном увлечении
12:39
Женщины в белом выстроились цепью на проспекте Независимости в Минске
12:27
«Возрождение авиастроения»: почему «Туполев» может быть слит с «Ильюшиным»
12:21
«Сланцевая неудача» Варшавы: польского удара по «Газпрому» не будет
11:54
Франак Вячорка: Лукашенко превращает Белоруссию в Донбасс
11:48
Экономист: россиянам следует готовиться к девальвации рубля
11:42
Террористы-дипломаты – новая «профессия» в ПНС
11:18
Российский премьер-министр прибыл на Дальний Восток
11:15
США работают над продвижением своей культуры в Казахстане
11:12
Расписание Путина не предусматривает совещание с главой Белоруссии
10:51
Лукашенко отдал приказ ввести в Минск танки и спецназ
10:12
Запад заставляет Украину за бесценок распродать госпредприятия в период коронакризиса
10:11
Дегтярев пожаловался на саботаж со стороны хабаровского министра
10:09
Аналитический центр ЦРУ внимательно следит за Украиной и Белоруссией
10:06
«Люди важны»: экс-премьер Гончарук формирует партию соросят под досрочные выборы в ВР
10:03
На Украине стартует строительная реформа с грузинским лицом: Саакашвили получил заказ от Кабмина
10:00
Порохоботы и зе-слуги хотят принять в ВР постановление, осуждающее насильственное подавление протестов в Минске и потребовать перевыборов в Беларуси
10:00
«Украинская травма» российской внешней политики
09:57
СМИ: задержанные под Минском россияне могут вернуться в РФ до конца недели
09:54
СМИ: белорусский спецназ переходит на сторону протестующих
09:51
Телеведущая Влащенко от Медведчука перебежала к Ахметову
09:48
В ООН осудили насилие против демонстрантов в Белоруссии
09:42
Индиец поднялся на четвертое место в списке богатейших людей мира
09:39
Игрушка для олигарха: как Владимир Лисин решил пополнить свою металлургическую коллекцию и что из этого вышло
09:33
Антипов объяснил, как микрофоны на борту MH17 разрушили версию Запада о ЗРК "Бук"
09:00
Чистый долг России на фоне пандемии вновь оказался положительным
08:57
Роскачество обнаружило в меде следы антибиотиков
08:51
Выживший с "Титаника", финский универсал: какой была Олимпиада 1924 года
Все новости

Архив публикаций

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 


Мировое обозрение » Военные конфликты » Рассказ матери, которая потеряла сына в Афганистане.(Цинковые мальчики)

Рассказ матери, которая потеряла сына в Афганистане.(Цинковые мальчики)


  «Я сидела у гроба и спрашивала: „Кто там? Ты ли там, сынок? «Только это и повторяла: «Кто там? Ты ли там, сынок?“ Все решили, что я сошла с ума.

Прошло время. Я хотела узнать, как погиб мой сын. Обратилась в военкомат:

– Расскажите, как погиб мой сын? Где? Я не верю, что его убили. Мне кажется, что я похоронила железный ящик, а сын где-то живой.

Военком разозлился и даже прикрикнул:

– Это разглашению не подлежит. А выходите и всем говорите, что у вас погиб сын. Нельзя разглашать.

…Сутки я мучилась, пока родила. Узнала – сын! – боли прошли: не зря мучилась. С первых дней боялась за него, больше никого у меня не было. Жили мы в бараке, жили так: в комнате стояли моя кровать и детская коляска и ещё два стула. Работала я на железной дороге стрелочницей, зарплата – шестьдесят рублей. Вернулась из больницы и сразу – в ночную смену. С коляской на работу ездила. Возьму плитку, накормлю его, он спит, а я поезда встречаю и провожаю. Подрос, стала одного дома оставлять. Привяжу за ножку к кровати и ухожу на целый день. И он вырос у меня хороший.

Поступил в строительное училище в Петрозаводске. Я приехала его навещать, он поцеловал меня и куда-то убежал. Обиделась даже. Заходит в комнату, улыбается:

– Сейчас девочки придут.– Какие девочки?

А это он сбегал к девочкам похвастаться, что к нему мама приехала, чтобы они пришли и посмотрели, какая у него мама.

Кто мне подарки дарил? Никто. Приезжает на Восьмое марта. Встречаю на вокзале:

– Давай, сынок, помогу.

– Сумка, мама, тяжёлая. Ты возьми мою трубку чертёжную. Но неси осторожно, там чертежи.

Я так и несу, а он проверяет, как я несу. Что там за чертежи?! Дома он раздевается, я быстрее на кухню – как мои пирожки? Поднимаю голову: стоит и держит в руке три красных тюльпана. Где он их взял на Севере? В тряпочку завернул и в трубку чертёжную, чтобы не замёрзли. А мне никто никогда цветов не дарил.

Летом поехал в стройотряд. Вернулся как раз перед моим днём рождения:

– Мама, извини, что не поздравил. Но ятебе привёз… – И показывает извещение на денежный перевод.

Читаю:

– Двенадцать рублей пятьдесят копеек.

– Ты, мама, забыла большие цифры. Тысяча двести пятьдесят рублей…

– Таких сумасшедших денег сроду в руках не держала и не знаю, как они пишутся.

Он такой довольный:

– Теперь ты отдохнёшь, а я буду работать. Буду много зарабатывать. Ты помнишь, когда я был маленький, я обещал, что вырасту и буду носить тебя на руках?

Правда, такое было. И вырос он метр девяносто шесть ростом. Поднимал и носил меня, как девочку. Наверное, потому мы так любили друг друга, что у нас никого больше не было. Как бы я его жене отдала, не знаю. Не перенесла бы.

Прислали повестку идти в армию. Он хотел, чтобы его взяли в десантники:Мама, набирают в десантные войска. Но меня, сказали, не возьмут, потому что я своей силищей им все стропы пообрываю. А у десантников такие красивые береты…

И все-таки он попал в Витебскую десантную дивизию. Приехала к нему на присягу. Даже не узнала: выпрямился, перестал стесняться своего роста.

– Мама, почему ты у меня такая маленькая?

– Потому что скучаю и не расту, – ещё пробовала шутить.

– Мама, нас посылают в Афганистан, а меня опять не берут. Почему ты не родила ещё девочку, тогда бы меня взяли.

Когда они принимали присягу, присутствовало много родителей. Слышу:

– Мама Журавлёва здесь? Мама, идите поздравьте сына.
РЕКЛАМА

Я подошла и хочу его поздравить, а он же метр девяносто шесть, никак не дотянусь до него. Командир приказывает:

– Рядовой Журавлёв, нагнитесь, пусть мама вас поцелует.

Он нагнулся и поцеловал, и кто-то нас в эту минуту сфотографировал. Единственный военный снимок, который у меня есть.

После присяги его отпустили на несколько часов, и мы пошли в парк. Сели на траву. Снял он сапоги – ноги стёрты в кровь. У них был марш-бросок на пятьдесят километров, а сапог сорок шестого размера не было, и ему дали сорок четвёртый. Не жаловался, наоборот:

– Мы бежали с рюкзаками, гружёнными песком. Как ты думаешь, каким я прибежал?

– Наверное, последним из-за этих сапог.

– Нет, мама, я был первым. Я снял сапоги и бежал, и песок не высыпал, как другие.

Мне хотелось что-нибудь сделать для него особенное:Может, сынок, в ресторан пойдём? Мы никогда с тобой не были в ресторане.

– Мама, купи лучше мне килограмм леденцов. Вот это будет подарок!

Перед отбоем мы расстались. Он помахал мне вслед кульком с леденцами.

Нас, родителей, разместили на территории части в спортзале на матах. Но мы только под утро легли, всю ночь ходили вокруг казармы, где спали наши ребята. Заиграл горн, я подхватилась: поведут на физзарядку, вдруг ещё раз его увижу, хотя бы издалека. Бегут, все в одинаковых полосатых маечках – пропустила, не углядела. А они ходили строем в туалет, строем на физзарядку, строем в столовую. По одному им не разрешали, потому что, когда ребята узнали, что их посылают в Афганистан, один в туалете повесился, ещё двое себе вены перерезали. Их караулили.

Садились в автобус, я одна из родителей плакала. Как будто что-то мне подсказывало, что видела его в последний раз. Скоро он написал: «Мама, я видел ваш автобус, я так бежал, чтобы увидеть тебя ещё раз». Когда мы сидели с ним в парке, по радио пели: «Как родная меня мать провожала». Услышу теперь эту песню…

Второе письмо начиналось: «Привет из Кабула…» Прочитала и так начала кричать, что прибежали соседи. «Где закон? Где защита? – билась головой о стол. – Он у меня единственный, даже в царское время единственных кормильцев в армию не брали. А тут на войну послали». Впервые после рождения Саши пожалела, что не вышла замуж, что некому меня защитить. Саша, бывало, дразнится:

– Мама, почему не выходишь замуж?

– Потому что ты меня ревнуешь.

Засмеётся и промолчит. Мы собирались жить вместе долго-долго.

Ещё несколько писем и молчание, такое длинное молчание, что я обратилась к командируИ Саша тут же пишет: «Мама, не пиши больше командиру части, знаешь, как мне попало? А я не мог тебе написать, руку оса укусила. Просить кого-нибудь не хотел, ты испугалась бы чужого почерка». Жалел меня, придумывал сказки, как будто я не смотрела каждый день телевизор и не могла сразу догадаться, что он был ранен. Теперь, если один день не было письма, у меня отказывали ноги. Он оправдывался: «Ну как могут приходить каждый день письма, если нам даже водичку раз в десять дней возят?» Одно письмо было радостное: «Ура-ура! Сопровождали колонну в Союз. Дошли до границы, дальше не пустили, но мы хоть издалека посмотрели на свою Родину. Нигде лучше земли нет». В последнем письме: «Если я проживу лето, я вернусь».

Двадцать девятого августа я решила, что лето кончилось, купила ему костюм, туфли. Все в шкафу…Тридцатое августа. Перед тем как идти на работу, сняла с себя серёжки и кольцо. Почему-то не могла носить.

Тридцатого августа он погиб…

За то, что осталась живой после смерти сына, я должна благодарить своего брата. Он неделю лежал возле моего дивана, как собака… Сторожил меня… А у меня в голове было одно: добежать до балкона и спрыгнуть с седьмого этажа… Помню, внесли в комнату гроб, я легла на него и меряю… Один метр, второй метр… Сын у меня двухметровый был… Руками меряла, по росту ли гроб… Как сумасшедшая говорила с гробом: «Кто там? Ты ли там, сынок?.. Кто там? Ты ли там, сынок? Кто там? Ты ли там, сынок?..» Привезли в закрытом гробу: вот, мать, мы тебе привезли… Я не могла его поцеловать последний раз… Погладить… Я даже не знала, во что он одет…

Сказала, что место на кладбище сама ему выберу. Сделали мне два укола, и мы пошли с братом. На главной аллее уже были «афганские» могилы.

– И моего сыночка сюда. Тут со своими ребятами ему будет веселее.

Кто с нами был, не помню, какой-то начальник, качает головой:

– Не разрешено их хоронить вместе. Разбрасываем по всему кладбищу…

Ой, недобрая я стала. Ой, недобрая я теперь стала. «Не обозлись, Соня. Ты только, Соня, не обозлись», – умолял брат. А как мне доброй стать? По телевизору показывают ихний Кабул… А я бы взяла пулемёт и всех стреляла. Сяду у телевизора и «стреляю»… Это они моего Сашу убили… А потом раз показали старую женщину… Наверное, афганскую мать… Она прямо на меня смотрела… Я подумала: «А там же её сын, может, его тоже убили». Вот после неё я перестала «стрелять».

Может, мне из детдома мальчика взять… Русенького, как Саша… Нет, мальчика боюсь… Лучше девочку… Мальчика заберут и убьют… Будем вдвоём Сашу ждать… Я не сумасшедшая, но я его жду… Рассказывают случай… Привезли матери гроб; она его похоронила… А через год он возвращается, живой, только раненый был. У матери разрыв сердца… А я жду… Мёртвым я его не видела… Не целовала… Жду…»






Похожие публикации для статьи "Рассказ матери, которая потеряла сына в Афганистане.(Цинковые мальчики)"


Напишите ваш комментарий к статье "Рассказ матери, которая потеряла сына в Афганистане.(Цинковые мальчики)"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх