Лента новостей

23:02
Ядерные мифы и атомная реальность
19:51
Американские суперэсминцы дали течь
19:49
Америка заявила об установке на «Искандеры» ракет «Калибр-НК»
19:47
Американец о русских: "А в России не так уж и страшно. Люди абсолютно нормальные!"
19:44
Пасынки декабря: О несбывшихся предсказаниях зимы 2013-го
19:41
Очередной московский резонанс
19:35
Американский «Статус-6». США готовят ответ российской ядерной торпеде
19:28
Во Львове пытались взорвать автобус с польскими туристами. В сейме призвали построить стену на границе с Бандерштатом
19:23
«Небесная сотня», говорите? Названо число реальных жертв в Одессе: 397 человек
19:20
Украинский олигарх рассказал об алкоголизме Порошенко и Луценко
19:17
«Там русский дух, там Русью пахнет!»
19:16
В тупике: что нас ждет в ближайшие 100 лет
19:14
Румынский язык до НАТО доведет
19:09
Провокация за провокацией: Зачем Штаты и Южная Корея проводят новые учения возле границ КНДР?
19:05
Washington Post: вину за олимпийскую трагедию Макфол возложил на Путина
18:35
Особо опасные люди системы Путина
18:32
Запад готовит новые унижения олимпийской России
18:29
Dagens Nyheter: Очередной внезапный маневр Путина
18:26
Киев бросает вызов США и толкает страну к войне
18:23
The Jamestown Foundation: Угрозы Керченского моста
18:20
Путин удивил Запад срочным выводом войск из Сирии
18:17
Le Figaro: Россия — новый хозяин арабского мира?
14:46
Олимпиада 2018: сезон плевков можно считать открытым
14:42
Как провалилась идея нормализации отношений США и РФ
14:40
Вежливая олимпиада
14:38
Порошенко - козел отпущения Запада
14:37
Операция выполнена
14:36
Вакарчук: «Вставай, мыла моя»
14:26
Александр Роджерс: Почему мы никогда не договоримся с США
14:25
Арабские страны задумали «придушить» США санкциями
14:23
Власти ДНР открыли представительство республики в Финляндии
14:22
Схему борьбы с «врагами народа» в США довели до совершенства
14:21
«Наблокадничали». В Нацбанке Украины назвали убытки от экономической блокады Донбасса
14:19
В РЖД окончательно перевели все поезда южного направления в обход Украины
14:18
Европа Украине не указ
14:17
Если КНДР ударит по Лос-Анджелесу…
14:16
Белоруссия начала экспортировать нефтепродукты в обход Прибалтики
14:15
«Пэрэмоги» Дональда Трампа
14:13
Непомнящий победил Карлсена на шахматном турнире в Лондоне
14:12
ЕС и Украина инвестируют в Крым
14:11
Саакашвили доставили в суд в Киеве для избрания меры пресечения
14:10
Путин прибыл в Сирию и приказал начать вывод российских войск
обновлено
14:09
Мировой оружейный рынок: 7% за Россией
12:03
The Washington Post: Как американский журналист в Думу ходил
11:59
Карта Порошенко бита: На кого Запад сменит Саакашвили
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


» » Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания

Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания


ChallengesФранция


Президент РФ Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани С учетом сложной истории отношений России и Ирана, особенно в советский период, было непросто признать реальность альянса двух этих стран (помимо традиционных филиппик с критикой гегемонии Запада) и тем более его операционный характер. Но все именно так! Общий российско-шиитский фронт, который включает в себя «Хезболлу» и прочие верные иранским стражам революции отряды, постепенно занимает доминирующее положение в северной части Ближнего Востока. Эту истину необходимо держать в голове, учитывая, что война в Сирии, прочное утверждение в стране русских и иранцев, а также поражение «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), по крайней мере, в его окологосударственной форме, кардинальным образом изменили расстановку сил в ближневосточном регионе.


Историческая перспектива


Хотя совместное военное вмешательство Москвы и Тегерана в Сирии в сентябре 2015 года для спасения режима Башара Асада подтвердило их тесные политические, дипломатические и военные связи, в историческом плане российско-иранские отношения представляются довольно неоднозначными. Стоит вспомнить о долгом соперничестве России и Англии в Персии и Средней Азии, разделе регионов на зоны влияния в период Антанты (1907), оккупации вслед за разрывом советско-германского пакта о ненападении, когда советские войска высадились на севере, а британские — на юге (Каспийское море стало главным путем доставки предназначавшейся Красной армии военной техники). Все это после фактической экспроприации Россией Каспийского моря в конце XIX века.


После Второй мировой войны советские войска в конечном итоге ушли с севера Ирана по итогам дипломатического кризиса, который в 1946 году ознаменовал начало холодной войны: это полувековое противостояние было также спровоцировано советскими планами на Турцию и Грецию, не говоря уже о Германии и разделившем Европу «железном занавесе». В Иране Москва неизменно проводила политику дестабилизации власти шаха. В начале исламской революции в 1979 году СССР поддержал просоветские течения в шиитском блоке, которые направлял сын Хомейни. Стоит отметить, что в них также участвовал будущий президент-реформатор Мохаммад Хатами (1997-2005).


После начала войны Ирана с Ираком (1980-1988) Москва придерживалась нейтральной позиции до прихода к власти в 1982 году Юрия Андропова, которому был больше по душе Саддам Хусейн. По мнению Исламской республики, Москва тогда была «меньшим шайтаном». Прошлое, безусловно, оставило след, и у персидского национализма сохранился ряд претензий к «советской России», которая теперь стала «евразийской Россией». Добавим также, что Иран издавна принимает во внимание неравенство сил, как при монархии, так и при шиитско-исламском режиме. Поэтому он проявляет осторожность в контролируемых Россией каспийских делах, а иранская дипломатия практически не упоминает «несправедливые договоры» XIX века (Гюлистанский 1813 года и Туркманчайский 1828 года).


Тесное геополитическое партнерство


Российско-иранское геополитическое партнерство начало приобретать очертания в самом конце СССР и начале постсоветской России. Оно стало частью «доктрины Примакова»: министр иностранных дел Бориса Ельцина пытался сформировать «антигегемонистские» коалиции (с Китаем, Индией и Ираном) как противовес влиянию США. Россия стала продавать значительные объемы оружия на иранском рынке и начала передачу гражданских ядерных технологий (именно ее специалисты занялись Бушерской АЭС). 16 марта 2001 году Путин и Хатами подписали соглашение о сотрудничестве в гражданской и военной сфере. Впоследствии Москва пыталась ограничить действие резолюций ООН с осуждением иранской программы обогащения урана и пригласила Тегеран в шанхайскую организацию сотрудничества.


Масштабные проекты на первый взгляд превратили российско-иранское партнерство в практически полноправный альянс. Два этих крупных производителя газа (40% мировых резервов, за вычетом нетрадиционных источников) поговаривали о создании «газовой ОПЕК». Одно время шли разговоры о формировании коридора через Россию и Иран для конкуренции с Суэцким каналом. Как бы то ни было, дипломатические маневры, бизнес и крупные проекты не могли скрыть разногласия между двумя странами. Принятие в ООН резолюций с осуждением Ирана (пусть даже в смягченной форме) и заморозка договора о поставках ракетных комплексов С-300 (эти системы ПВО должны были обеспечить безопасность иранских АЭС) одно время серьезно осложняли отношения Москвы и Тегерана. Кроме того, если бы иранский газ пошел через Армению в «южный коридор» ЕС, он мог стать серьезным конкурентом для «Газпрома» на европейском рынке. Действующее в отношении Ирана международное эмбарго играет на руку России в геополитическом и экономическом плане, однако соглашение по иранскому атому (14 июля 2015 года) потенциально меняет расклад.


С такой точки зрения предложенный Китаем проект логистического маршрута через Южный Кавказ может открыть перед Ираном новые возможности. Кстати говоря, одной перспективы возвращения иранской нефти на рынок оказалось достаточно для снижения котировок, к большому разочарованию российской экономики (спад был нивелирован соглашением России с ОПЕК в 2016 году). Звучавшие в ключевые моменты новости о нескольких двусторонних соглашениях (поставки С-300, строительство восьми ядерных реакторов, торговый договор), возможно, были призваны помешать ирано-американским переговорам. Как бы то ни было, Москва поддержала финальный договор. Страх растущей зависимости от Китая, опасения насчет «Исламского государства» и необходимость опереться на Иран в борьбе с суннитским джихадизмом взяли свое. Таким образом, Россия выступила за соглашение от 14 июля 2015 года, которое, кстати говоря, отличается рядом пробелов и предоставило Ирану необходимую свободу для реализации стратегии доминирования на Ближнем Востоке.


Изменение соотношения сил на Ближнем Востоке


По правде говоря, Владимиру Путину прекрасно удалось интегрировать Иран в свое геополитическое видение и отталкивающуюся от него стратегию. В энергетическом плане, можно предположить, что он поддержит экспорт иранского газа в Юго-Восточную Азию, (проекты газопроводов в иранский порт Чехбехар и пакистанский Гвадар, китайско-пакистанский коридор и «новый шелковый путь»), а не в Европу, где пытается упрочить позиции «Газпром» («Северный поток-2» в Балтийском море и «Турецкий поток» в Черном). В целом же, главная идея в том, чтобы подключить Иран к широкому проекту через ШОС и БРИКС. Иран должен стать новым «И» развивающихся стран. Несмотря на существующее неравенство с Китаем, Россия считает себя идеологическим лидером ревизионистского антизападного фронта, одним из главных участков которого является шиитский Иран.


Если конкретнее, на сирийско-иракском фронте Москва и Тегеран выступили как военные союзники, чье совместное вмешательство позволило спасти режим Башара Асада. Благодаря этому альянсу Россия смогла закрепиться на Ближнем Востоке, одновременно пытаясь вести в регионе разнонаправленную дипломатию: примером тому служат ее отношения с Израилем или же первый в истории визит саудовского монарха в Москву (4-5 октября 2017 года). Историческая враждебность к Западу и стремление обойти США на территории от Восточного Средиземноморья до Персидского залива проявляют себя как прочная связующая сила альянса, который уже кардинальным образом изменил расклад на Ближнем Востоке.


По успокоительному с западной точки зрения сценарию (именно им одно время руководствовались некоторые представители администрации Трампа), клин между Москвой и Тегераном можно было вбить не путем «задабривания» Ирана, как это было на переговорах по его ядерной программе, а с помощью фактического признания доминирования России в Сирии. Москве были доверены уничтожение химического оружия, ликвидация очагов джихадизма, а также обязательство удержать стражей революции с подручными («Хезболла» и прочие шиитские отряды) подальше от средиземноморского побережья Сирии и границ Израиля. Простого взгляда на ситуацию достаточно, чтобы понять, что ничего подобного нет и в помине. Хотя Москва терпит израильские удары по предназначенным «Хезболле» иранским конвоям с оружием, она все же ставит на первое место отношения с союзником, который необходим ей, чтобы восстановить позиции в регионе, и предоставляет большую часть наземных сил.


Клубок противоречий


По правде говоря, ситуация, как на месте событий, так и в Вашингтоне, уже не та, что несколько месяцев назад. Заявленный пророссийский настрой вступившего в должность менее года назад Дональда Трампа остался в прошлом, а многим из тех, кто лелеяли мысль о российско-американском партнерстве в ущерб Тегерану и Пекину, пришлось уйти из-за скандала вокруг вмешательства России. На востоке Сирии русские и американцы соревнуются друг с другом руками союзников. Москва очевидно поддерживает стражей революции, «Хезболлу», шиитские отряды и силы режима в их стремлении взять под контроль границу с Ираком и нефтяные месторождения в районе Дейр-эз-Зора. Желание установить свое господство и взять реванш становятся сильнее мудреных интриг.


На горизонте маячит другая война, которая может прийти на смену победоносному наступлению на лишенное Мосула и Ракки «Исламское государство». В клубке противоречий, который представляет собой Ближний Восток, главный геополитический конфликт касается места и роли иранского режима. Вашингтон грозит выйти из соглашения по атомной программе 2015 года, если оно не будет пересмотрено, а европейцы соглашаются с американцами и предлагают взять на себя роль посредников, добавив в документ баллистический и региональный вопрос. Отказ Ирана и состояние холодной войны с Эр-Риядом могут еще больше обострить напряженность. Но этого явно не хватит для того, чтобы Россия разорвала альянс с Ираном. Скорее всего, в Кремле считают, что нарушение равновесия в регионе расчистит им путь на Ближнем Востоке.


Жан-Сильвестр Монгренье (Jean-Sylvestre Mongrenier)

Фото: РИА Новости, Алексей Дружинин





Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации для статьи "Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания"


Напишите ваш комментарий к статье "Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания"

Новости партнеров

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх