Лента новостей

13:23
«Майдан» как биполярное расстройство: о пятой годовщине событий в Киеве
13:21
Если все такие бедные, то откуда очереди в супермаркетах?
13:21
«Газпром» сделал трубный выбор. Восточная Европа подтвердила маршрут «Турецкого потока»
13:19
Русские спасают даром
13:18
В США придумали систему тотального контроля Китая
13:16
Украина: Ужасный конец в формате ужаса без конца
13:08
С-400 стоят во многие разы меньше американских аналогов
12:56
История исключения гомосексуализма из списка психиатрических расстройств
12:50
Петроград 1917 года глазами американского фотографа
12:48
Удар "Торнадо". Секреты самой мощной реактивной системы залпового огня России
12:36
Константин Семин: фашизму можно противопоставить только социализм
12:26
Турецкий поток пойдет на север
12:25
Умер начальник ГРУ Игорь Коробов
12:23
ВОЙНА НЕРВОВ, или Как трубоукладочик «Северного потока - 2» оказался заблокирован кораблями НАТО
12:11
Как сдувается «новая экономика» Запада
12:10
Дочери камергеров
11:49
Мяу над полной миской или почему на бездельников нужен налог
11:01
Грузия: насколько обеднеет государственная казна после первого и второго туров?
09:16
Вашингтонская амнезия. США не хотят принимать мигрантов из стран, которых сами же довели до нищеты
09:15
Ода ко дню «печенек имени госдепа»
09:12
США: Если создавать европейскую армию, то в согласовании с НАТО
09:11
СМИ США: Политика Вашингтона в отношении Пхеньяна - морковка перед ослом
09:06
На Украине назвали "плюсы" майдана: Не превратились во вторую Беларусь
09:05
Ввод советских войск в Афганистан в России осуждать перестанут
09:04
Ушёл из жизни начальник ГУ Генштаба ВС России генерал-полковник Коробов
09:03
Наёмники требуют защиты от государства
09:01
Особенности, способные сыграть злую шутку с ЗРК «Тор-М2» в бою. От хвалебных од СМИ к реальности
09:00
Раскол вместо реформы. Какое будущее ждёт ОЗХО?
08:58
Учиться воевать сегодня – победить завтра
08:53
Не пора ли менять Сергея Аксенова?
08:52
Как Порошенко в «парижских салонах» за мир боролся
08:50
Лондон начинает интервенцию на Украину
08:48
Украина: Неутешительные итоги «антирусской пятилетки»
08:47
Последний день Жорки Кавуна
08:45
Украина: Ужасный конец в формате ужаса без конца
08:43
Паническая атака у Евросоюза: Что делать с ситуацией в Азовском море?
08:41
Власти Севастополя «сотрут» с лица Балаклавы самострои украинского бизнесмена
08:40
Танковая битва под Прохоровкой: какие остались вопросы
08:39
Новая война США в Сирии: Вашингтон заходит «по нефти»
20:25
Гордыня ведёт к падению: Штаты близятся к глобальному кризису
18:38
Facebook заблокировал российского бизнесмена за большое количество иностранных френдов
18:34
Баба Яга стала одной из звёзд фестиваля PARUS в ОАЭ
18:33
Продажи Bentley в России за 10 месяцев выросли на 27%
18:28
Китайцы рассказали о варианте гибкой брони для своей копии "Хаммера"
18:27
Коалиция снова применила фосфорные бомбы в Сирии
Все новости

Архив публикаций

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


» » Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания

Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания


ChallengesФранция


Президент РФ Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани С учетом сложной истории отношений России и Ирана, особенно в советский период, было непросто признать реальность альянса двух этих стран (помимо традиционных филиппик с критикой гегемонии Запада) и тем более его операционный характер. Но все именно так! Общий российско-шиитский фронт, который включает в себя «Хезболлу» и прочие верные иранским стражам революции отряды, постепенно занимает доминирующее положение в северной части Ближнего Востока. Эту истину необходимо держать в голове, учитывая, что война в Сирии, прочное утверждение в стране русских и иранцев, а также поражение «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), по крайней мере, в его окологосударственной форме, кардинальным образом изменили расстановку сил в ближневосточном регионе.


Историческая перспектива


Хотя совместное военное вмешательство Москвы и Тегерана в Сирии в сентябре 2015 года для спасения режима Башара Асада подтвердило их тесные политические, дипломатические и военные связи, в историческом плане российско-иранские отношения представляются довольно неоднозначными. Стоит вспомнить о долгом соперничестве России и Англии в Персии и Средней Азии, разделе регионов на зоны влияния в период Антанты (1907), оккупации вслед за разрывом советско-германского пакта о ненападении, когда советские войска высадились на севере, а британские — на юге (Каспийское море стало главным путем доставки предназначавшейся Красной армии военной техники). Все это после фактической экспроприации Россией Каспийского моря в конце XIX века.


После Второй мировой войны советские войска в конечном итоге ушли с севера Ирана по итогам дипломатического кризиса, который в 1946 году ознаменовал начало холодной войны: это полувековое противостояние было также спровоцировано советскими планами на Турцию и Грецию, не говоря уже о Германии и разделившем Европу «железном занавесе». В Иране Москва неизменно проводила политику дестабилизации власти шаха. В начале исламской революции в 1979 году СССР поддержал просоветские течения в шиитском блоке, которые направлял сын Хомейни. Стоит отметить, что в них также участвовал будущий президент-реформатор Мохаммад Хатами (1997-2005).


После начала войны Ирана с Ираком (1980-1988) Москва придерживалась нейтральной позиции до прихода к власти в 1982 году Юрия Андропова, которому был больше по душе Саддам Хусейн. По мнению Исламской республики, Москва тогда была «меньшим шайтаном». Прошлое, безусловно, оставило след, и у персидского национализма сохранился ряд претензий к «советской России», которая теперь стала «евразийской Россией». Добавим также, что Иран издавна принимает во внимание неравенство сил, как при монархии, так и при шиитско-исламском режиме. Поэтому он проявляет осторожность в контролируемых Россией каспийских делах, а иранская дипломатия практически не упоминает «несправедливые договоры» XIX века (Гюлистанский 1813 года и Туркманчайский 1828 года).


Тесное геополитическое партнерство


Российско-иранское геополитическое партнерство начало приобретать очертания в самом конце СССР и начале постсоветской России. Оно стало частью «доктрины Примакова»: министр иностранных дел Бориса Ельцина пытался сформировать «антигегемонистские» коалиции (с Китаем, Индией и Ираном) как противовес влиянию США. Россия стала продавать значительные объемы оружия на иранском рынке и начала передачу гражданских ядерных технологий (именно ее специалисты занялись Бушерской АЭС). 16 марта 2001 году Путин и Хатами подписали соглашение о сотрудничестве в гражданской и военной сфере. Впоследствии Москва пыталась ограничить действие резолюций ООН с осуждением иранской программы обогащения урана и пригласила Тегеран в шанхайскую организацию сотрудничества.


Масштабные проекты на первый взгляд превратили российско-иранское партнерство в практически полноправный альянс. Два этих крупных производителя газа (40% мировых резервов, за вычетом нетрадиционных источников) поговаривали о создании «газовой ОПЕК». Одно время шли разговоры о формировании коридора через Россию и Иран для конкуренции с Суэцким каналом. Как бы то ни было, дипломатические маневры, бизнес и крупные проекты не могли скрыть разногласия между двумя странами. Принятие в ООН резолюций с осуждением Ирана (пусть даже в смягченной форме) и заморозка договора о поставках ракетных комплексов С-300 (эти системы ПВО должны были обеспечить безопасность иранских АЭС) одно время серьезно осложняли отношения Москвы и Тегерана. Кроме того, если бы иранский газ пошел через Армению в «южный коридор» ЕС, он мог стать серьезным конкурентом для «Газпрома» на европейском рынке. Действующее в отношении Ирана международное эмбарго играет на руку России в геополитическом и экономическом плане, однако соглашение по иранскому атому (14 июля 2015 года) потенциально меняет расклад.


С такой точки зрения предложенный Китаем проект логистического маршрута через Южный Кавказ может открыть перед Ираном новые возможности. Кстати говоря, одной перспективы возвращения иранской нефти на рынок оказалось достаточно для снижения котировок, к большому разочарованию российской экономики (спад был нивелирован соглашением России с ОПЕК в 2016 году). Звучавшие в ключевые моменты новости о нескольких двусторонних соглашениях (поставки С-300, строительство восьми ядерных реакторов, торговый договор), возможно, были призваны помешать ирано-американским переговорам. Как бы то ни было, Москва поддержала финальный договор. Страх растущей зависимости от Китая, опасения насчет «Исламского государства» и необходимость опереться на Иран в борьбе с суннитским джихадизмом взяли свое. Таким образом, Россия выступила за соглашение от 14 июля 2015 года, которое, кстати говоря, отличается рядом пробелов и предоставило Ирану необходимую свободу для реализации стратегии доминирования на Ближнем Востоке.


Изменение соотношения сил на Ближнем Востоке


По правде говоря, Владимиру Путину прекрасно удалось интегрировать Иран в свое геополитическое видение и отталкивающуюся от него стратегию. В энергетическом плане, можно предположить, что он поддержит экспорт иранского газа в Юго-Восточную Азию, (проекты газопроводов в иранский порт Чехбехар и пакистанский Гвадар, китайско-пакистанский коридор и «новый шелковый путь»), а не в Европу, где пытается упрочить позиции «Газпром» («Северный поток-2» в Балтийском море и «Турецкий поток» в Черном). В целом же, главная идея в том, чтобы подключить Иран к широкому проекту через ШОС и БРИКС. Иран должен стать новым «И» развивающихся стран. Несмотря на существующее неравенство с Китаем, Россия считает себя идеологическим лидером ревизионистского антизападного фронта, одним из главных участков которого является шиитский Иран.


Если конкретнее, на сирийско-иракском фронте Москва и Тегеран выступили как военные союзники, чье совместное вмешательство позволило спасти режим Башара Асада. Благодаря этому альянсу Россия смогла закрепиться на Ближнем Востоке, одновременно пытаясь вести в регионе разнонаправленную дипломатию: примером тому служат ее отношения с Израилем или же первый в истории визит саудовского монарха в Москву (4-5 октября 2017 года). Историческая враждебность к Западу и стремление обойти США на территории от Восточного Средиземноморья до Персидского залива проявляют себя как прочная связующая сила альянса, который уже кардинальным образом изменил расклад на Ближнем Востоке.


По успокоительному с западной точки зрения сценарию (именно им одно время руководствовались некоторые представители администрации Трампа), клин между Москвой и Тегераном можно было вбить не путем «задабривания» Ирана, как это было на переговорах по его ядерной программе, а с помощью фактического признания доминирования России в Сирии. Москве были доверены уничтожение химического оружия, ликвидация очагов джихадизма, а также обязательство удержать стражей революции с подручными («Хезболла» и прочие шиитские отряды) подальше от средиземноморского побережья Сирии и границ Израиля. Простого взгляда на ситуацию достаточно, чтобы понять, что ничего подобного нет и в помине. Хотя Москва терпит израильские удары по предназначенным «Хезболле» иранским конвоям с оружием, она все же ставит на первое место отношения с союзником, который необходим ей, чтобы восстановить позиции в регионе, и предоставляет большую часть наземных сил.


Клубок противоречий


По правде говоря, ситуация, как на месте событий, так и в Вашингтоне, уже не та, что несколько месяцев назад. Заявленный пророссийский настрой вступившего в должность менее года назад Дональда Трампа остался в прошлом, а многим из тех, кто лелеяли мысль о российско-американском партнерстве в ущерб Тегерану и Пекину, пришлось уйти из-за скандала вокруг вмешательства России. На востоке Сирии русские и американцы соревнуются друг с другом руками союзников. Москва очевидно поддерживает стражей революции, «Хезболлу», шиитские отряды и силы режима в их стремлении взять под контроль границу с Ираком и нефтяные месторождения в районе Дейр-эз-Зора. Желание установить свое господство и взять реванш становятся сильнее мудреных интриг.


На горизонте маячит другая война, которая может прийти на смену победоносному наступлению на лишенное Мосула и Ракки «Исламское государство». В клубке противоречий, который представляет собой Ближний Восток, главный геополитический конфликт касается места и роли иранского режима. Вашингтон грозит выйти из соглашения по атомной программе 2015 года, если оно не будет пересмотрено, а европейцы соглашаются с американцами и предлагают взять на себя роль посредников, добавив в документ баллистический и региональный вопрос. Отказ Ирана и состояние холодной войны с Эр-Риядом могут еще больше обострить напряженность. Но этого явно не хватит для того, чтобы Россия разорвала альянс с Ираном. Скорее всего, в Кремле считают, что нарушение равновесия в регионе расчистит им путь на Ближнем Востоке.


Жан-Сильвестр Монгренье (Jean-Sylvestre Mongrenier)

Фото: РИА Новости, Алексей Дружинин







Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации для статьи "Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания"


Напишите ваш комментарий к статье "Challenges: Альянс, на который долго не обращали внимания"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх