Лента новостей

16:15
«Игры с огнем Порошенко»: на Украине начались разговоры о досрочных выборах президента
16:14
Украинская армия готовится к зиме: бойцы столкнулись с проблемами
16:12
Дональд Трамп – марионетка в руках Израиля или Путина?
16:11
В регионах запустят пилотные проекты использования технологии блокчейн
16:10
Сирия предложила «РЖД» восстановить сообщение с фосфатными месторождениями Пальмиры
16:09
«Нас окружают!» Силовики попытались зачистить ночью «Михо-майдан»
16:09
Саакашвили делает всё то же самое, что делали Ющенко, Тимошенко и Яценюк – разваливает Украину
16:08
«Путин, купи пиво!» Украина хочет увеличить торговый оборот с оккупантом
16:07
Советник Авакова рассказал, как Луценко форсировал пустой бассейн на свадьбе своего сына
16:07
Спецоперация «спасти Козла»: к имению гаранта выдвинулись военные и бронетехника
16:06
Это еще не все!: Поклонская объяснила Генпрокурору РФ, почему «Матильду» надо снять с проката
16:04
Россия развивает производство крупнейших в мире авиационных теплообменников
16:02
Жириновский предложил отменить новогодние праздники
16:00
Израиль гонит украинских беженцев
15:59
МВФ: плана спасения Украины не существует
15:59
«Аллигатор»: ударный вертолет Ка-52 за 60 секунд
15:58
Как развиваются события у Верховной рады в Киеве
15:55
Новый Майдан: Порошенко спрятался
15:54
МиГ-35: «Соколу» снова указали место
15:43
Разбираем новый «Абрамс»: содрогнется ли «Армата»?
15:43
От Путина на «Валдае» ждут проамериканского разворота
13:13
Литва беднеет, но вооружается
12:39
В партии Порошенко обвинили Саакашвили в стремлении захватить власть
11:59
Израильский исход украинцев. И опять «А нас за шо?»
11:58
Война на Корейском полуострове начнется 19 октября?
11:58
Сирия наносит ответный удар
11:56
Украинский «политолог» Ковтун угрожает журналистке за ее «Дневник киевлянки»
11:55
Страшная месть Путина
11:55
Состояние американской армии давно не было таким плачевным
11:54
Апперкот: Китай запускает новый платежный механизм - юань-рубль
11:53
США терпят фиаско: Коалиция второй раз освободила Ракку и только на 90%
11:50
На Украину идёт языковая полиция
11:49
МВФ разбил последние надежды Украины
11:42
В Подмосковье пройдет масштабная конференция, посвященная проблемам развития малого и среднего бизнеса
11:14
Украинские школы начали отказываться от изучения русского языка
11:13
Это вам не Янык…
11:12
Майдан-3: жабы против гадюк
11:11
Почему Молдовой правят политики с рейтингами менее 1 %?
11:10
Испанский суд арестовал лидеров каталонского сопротивления
11:10
«Бдящие»
11:05
Павленский и Михалок: Мировой Хаос начинает пожирать кукловодов
10:54
Это «Спарта», братан
10:51
Боевая работа Александра Карпова
10:50
Ген антифашизма
10:50
Война в Сирии: почему жертв в Ракке было не избежать?
Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


» » Совершить технологическую революцию своими силами России будет сложно

Совершить технологическую революцию своими силами России будет сложно

 Мир стоит на пороге четвертой технологической революции. И хотя Россия технологически отстала от развитых стран, у нее все еще остается окно возможностей, чтобы догнать их, считают эксперты Центра стратегических разработок. Какие вызовы и риски стоят перед страной на пути к технологической революции? И главное – как на практике можно совершить этот технологический скачок?

Реализация этой программы обеспечит экономический рост России не ниже 4% ВВП в год в долгосрочной перспективе, считают в ЦСР.

Вызовы для России

Главный вызов, который России надо преодолеть, чтобы перейти к четвертой промышленной революции, – обеспечить устойчивый рост уровня производительности труда. В 2015 году производительность труда в России была более чем в 2,5 раза ниже, чем в США. Если американский уровень производительности труда за один человеко-час составлял 68,3 доллара, то в России – 25,9 доллара. Средние показатели по ОЭСР – 50,8 доллара. Производительность труда в России не дотягивает даже до уровня США, Франции и Германии двадцатилетней давности. В России периоды роста производительности чередуются с периодами падения показателя.

Для этого необходима технологическая модернизация производств за счет новой техники, оборудования и автоматизации. Надо увеличить инвестиции в основной капитал, чего пока не наблюдается. Степень износа основных фондов в обрабатывающей, в добывающей промышленности, в распределении электроэнергии, газа и воды велика. Плюс надо кардинально модернизировать всю экономику, используя передовые производственные технологии и компетенции работников. Для это нужно стимулировать внедрение инноваций – технологических, организационных, институциональных.

Второй вызов – это низкие затраты промышленных компаний на НИОКР, которые в 2015 году составляли всего 0,3% ВВП. Для сравнения: в Китае этот показатель был равен 1,54% ВВП, в США – 1,79% ВВП, в Японии – 2,72%. В абсолютном измерении

затраты на НИОКР промышленных предприятий в Китае и США почти в 30 раз превышают объем затрат в российской промышленности.

Многие компании покупают готовые технологии и технологическое оборудование, и только 15% разрабатывают самостоятельно технологические решения.

Третья задача – надо повысить «сложность» экспорта и экономики России в целом. Сейчас Россия мало экспортирует машин и оборудования, а также инновационных товаров промышленности. Структура экспорта России сильно смещена в сторону продуктов низкой сложности – 82% в структуре экспорта. В странах – лидерах инноваций (США, Германия, Южная Корея, Китай) продукты высокой сложности занимают 50% и более.

Четвертая проблема – это критическое отставание России в части развития передовых технологий, лежащих в основе новой промышленной революции. Мы по-прежнему много импортируем машин и оборудования, то есть сохраняется высокая зависимость от иностранного оборудования и комплектующих. Мы производим недостаточно продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВВП – всего 22,4% от всего выпуска в стране по итогам 2016 года. Надо также сокращать разрыв в части зарегистрированных патентов в таких сферах, как робототехника, новые материалы, аддитивные технологии, индустриальный интернет и т. д.

Пятый вызов – это необходимость повышать темпы цифровизации и платформизации экономики. Потенциал российских цифровых платформ сосредоточен в основном в сфере ИКТ, электронной торговли, услуг и финансов. В науке, телемедицине и промышленности российские цифровые платформы отсутствуют.

Хотя по некоторым параметрам Россия даже опережает другие страны: в 2015 году на одного человека в России приходилось в среднем 2,8 подключенного к интернету устройства, в то время как во Франции и Германии аналогичный показатель находился на уровне 2,5 и 2,6 устройства на человека соответственно. И доля людей, ежедневно пользующихся интернетом, в России выше. Плюс именно в нашей стране появился практически самый дешевый высокоскоростной интернет. При этом в секторе услуг интернет проникает глубоко, а вот в реальной экономике – нет.

Таким образом, делают вывод эксперты, в России сохраняется высокий потенциал для совершения технологического перехода в различных отраслях экономики, особенно в части цифровизации и платформизации экономических и социальных процессов. Но нужна осознанная и системная государственная политика в научно-технологической и промышленной сферах.

При этом авторы доклада целый раздел посвящают тому, какие решения и программы уже приняты на государственном уровне, отмечая успехи по ряду направлений. Например, благодаря программам инновационного развития госкомпаний удалось достичь роста финансирования ПИР госкомпаниями с 560 млрд рублей в 2011 году до 1,346 трлн рублей в 2016 году.

Риски для России

Авторы доклада также указывают на риски, которые существуют при разворачивании технологической революции в России. Во-первых, это структурные риски. Сюда входят риски сохранения зависимости от нестабильных нефтегазовых доходов и высокой импортозависимости в ряде отраслей. Например, в автомобильной промышленности, судостроении, сельхозмашиностроении, нефтегазовом и тяжелом машиностроении, фармацевтической и медицинской промышленности, станкостроении и радиоэлектронике, а также в самолетостроении. Зависимость от импорта в этих отраслях варьируется от 44% до 92%. Россия также рискует столкнуться с дефицитом собственных ресурсов и технологий, необходимых для новой технологической революции.

Вторая часть рисков связана с вызовами в сфере человеческого капитала и модернизации рынка труда. Основной риск связан с последствиями процесса старения населения, который ведет к кардинальным изменениям ситуации на рынке труда, в социальной сфере и в здравоохранении.

Кроме того, есть риск, что Россия, которая имеет высокий по качеству человеческий капитал и исследовательский потенциал, может плохо конвертировать это все в технологические инновации. И, конечно, законодательство должно поспевать за технологическими изменениями, но справятся ли депутаты с этим? Наконец, получится ли у России эффективно управлять научно-технологическим развитием?

«Доклад ЦСР дает общую картину разворачивания технологической революции, перечисляет вызовы для России, с которыми можно согласиться. Таких документов с широким горизонтом планирования было мало в России, поэтому он полезен и необходим. Однако подобные документы мало что решают, – комментирует первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. – Конкретные средства и методы достижения успеха авторы предложить не могут – это не в их компетенции, они предлагают лишь общие направления развития».

А дальше на государственном уровне все опять упрется в вопросы, кто будет создавать и реализовывать новую научную и технологическую политику, кто будет отвечать головой за их выполнение, на какие средства будет это осуществляться, продолжает Андриевский. «Должны быть, прежде всего, интересанты для такого технологического рывка. А их нет. Вернее, они есть, но их плохо слышно, они где-то на вторых и третьих ролях, им не дают возможности развернуться в полную силу», – считает он.

Пути развития России

Эксперты ЦСР вкратце пишут о двух традиционных имеющихся путях развития для России. Либо она пойдет эволюционным путем – глубокая модернизация и технологическая оптимизация существующих отраслей и производств. Либо революционным путем – опережающее создание новых прорывных секторов.

Однако оптимальным видится сочетание двух этих путей. С одной стороны, стоит сосредоточиться на развитии новейших технологий, которые в мире только разрабатываются, или на том, где компетенции имеют единицы и у России есть потенциал стать как минимум одним из лидеров. Хороший пример – это развитие композиционных материалов для авиационной промышленности, «черного крыла» для МС-21, или создание нанотехнологий.

Однако в тех отраслях, в которых мир ушел далеко вперед, России лучше идти по пути сотрудничества с иностранными компаниями по примеру Китая. Не обязательно закрываться от мира и создавать абсолютно все технологии с нуля или с технологически слабой базы, имеющейся в распоряжении страны. Это потребует куда больше времени, чем одно десятилетие, не говоря уже о совершенно неподъемных средствах. К тому же это совершенно не станет гарантом того, что Россия неожиданно окажется впереди планеты всей там, где сейчас она сильно отстает в технологическом плане.

Стоит активно привлекать иностранцев на российскую территорию для того, чтобы использовать их технологии и технологическое оборудование. Но не останавливаться на создании иностранного производства на российской территории, как это было популярно в 2000-е. Главная цель – перенять их опыт, научиться производить продукты на их уровне. Затем на основе полученных знаний и компетенций инвестировать в создание собственных технологий и оборудование с целью создать что-то свое, и лучше более высокого класса, то есть превзойти и обогнать. Старт не с нуля, а с изучения уже имеющегося высокотехнологичного опыта других стран способен дать куда более быстрый и дешевый способ и поднять производительность труда, и обновить основные фонды.

Так считает и Анна Букринская, заместитель гендиректора по стратегическому развитию сети индустриальных парков Dega Development.

«Наша промышленность требует больших вложений, и денежных, и кадровых, и технологических, чтобы сократить временной лаг отставания с европейскими и даже китайским государствами. К сожалению, после распада Советского Союза промышленность сильно пострадала. По нашим оценкам, сейчас 80% предприятий функционируют еще в прошлом веке. Это старое оборудование, старые технологии, это невозможность использовать на 100% ту сырьевую базу, которая имеется в стране», – говорит Анна Букринская.

«У нас есть большое количество месторождений цветных и черных металлов, угля, золота и т. д. Но используется эта сырьевая база лишь на 20–30%. Во-первых, все это заброшено. Во-вторых, нет кадров. У нас же сейчас все – менеджеры и экономисты, а профессии геолога, технолога, инженера, к сожалению, забыты. Это коллапс научный в сочетании с нехваткой технологий и оборудования для добычи полезных ископаемых», – продолжает она.

И без сотрудничества с иностранцами исправить это тяжело. «Россия остается сырьевой страной, но мы стремимся переломить ход игры. Это возможно, если мы сможем не только грамотно добывать сырье, но и грамотно его перерабатывать, и не где-нибудь в Китае, а у нас в стране. Понятно, что хотелось бы все производить в России в рамках политики импортозамещения. Но в цепочке от сырья до конечного продукта надо привлекать иностранные компании. Но чтобы они не просто приходили, а делились технологическим процессом и оборудованием.

Нужна кооперация нашей страны, богатой сырьем и кадрами, а у нас умные люди, которых нужно просто направить в правильную профессию, с иностранными компаниями, имеющими новые технологии и оборудование.

Это может быть контрактное производство, когда компания подыскивает существующий завод, модернизирует линию и выпускает новую продукцию. Это нам нужно и полезно, ровно как и создание новых производств в кооперации с иностранными технологиями, чтобы перенять передовой опыт», – рассуждает собеседник.

Можно, конечно, пойти по пути наверстывания всего того, что мы упустили, и создавать что-то свое. Но что из этого выйдет? «Например, у нас есть свое оборудование для производства медицинских перчаток в фарминдустрии. К нам приходит компания, которая бы хотела закрыть нишу по расходным материалам, в частности перчаткам. Но она сталкивается с тем, что в России нет качественной полимерной продукции для этого, потому что нет специальных условий и оборудования для преобразования грубого полимера в тот полимер, который необходим для фармы. Мы можем начать сами это делать с нуля, но пройдет гораздо больше времени, чем если мы попробуем сочетать имеющийся иностранный опыт с тем, что мы можем дать сейчас», – говорит Анна Букринская.

Не стоит забывать и о проблеме с кредитными деньгами. «Если в Германии на развитие производства дают кредит под 2–3%, то у нас озвучивают 10%, а по факту получается 16–17%. Экономика у предприятия стремится к нулю, потому что 10 лет оно должно отбивать кредиты, и только потом начать зарабатывать. Проще завезти б/у оборудование и наклепать тот продукт, который даст большую маржинальность, чем следовать технологическому прогрессу», – говорит Букринская. Если же российская компания находит иностранного партнера, то проект сможет найти иностранные кредиты под низкий процент, добавляет она.

И успешный китайский опыт такого сотрудничества с иностранцами перед глазами. «В Китае благодаря этому совершили за 15 лет сумасшедшую технологическую революцию. Экономика позволяет китайцам зарабатывать больше, а начиналось все не с придумывания всего с нуля, а с заимствований», – заключает собеседник.

Текст: Ольга Самофалова





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


1 комментарий

  1. Лейтенант
    иван иванович 13

    Почему я хочу голосовать против всех на президентских выборах, объясняю:

    С Путиным опять будет старая команда мразей: Греф, который предлагает наличку отменить, при этом хорошо контролируются расходы-доходы  '''электората'', крысы держат бабки за бугром, банки загоняют всех в кредиты, легко при этом забирать с карточек деньги тем же банкам, штрафы не забывайте, которые снимают повсеместно не с одной карточки, а с нескольких за один штраф(если у тебя несколько карточек), на карточке денег нет, а ты ещё живёшь? есть повод поинтересоваться органам, чем и как зарабатываешь, чтобы штраф впаять и опять же налогами загрузить, можно много ещё чего написать про карточки и банки(зачем банкам надо будет суетиться, можно будет просто тупо жить с карточек ''электората'' и больше ничего не делать)... Дворкович, который заявлял что лучше деньги не на дороги наши тратить, а за бугор в ценные бумаги других стран вкладывать, сам он неплохо себя на госслужбе обеспечил, заводики приобрёл металлургические и др... Чубайс в Роснано(где инновации?), Нарусова(мать твари Собчак), которая на совете федерации всех старалась перекричать о ПРО у наших границ: "Какая разница, ракеты прилетят к нам на несколько минут раньше или позже''(типа без разницы, пусть ПРО ставят пиндосы где хотят, нечего возмущаться по этому поводу). Медведев, Набиуллина, и др. Я не хочу этих, всю эту шваль, которая паразитировала всё это время при Путине на наши деньги(надеюсь не на мои, я из принципа стараюсь государству нашему не подавать на бедность, не люблю когда мои деньги просирают или разворовывают чинуши,, пусть учаться требовать с крыс-нуворишей).

    Может ещё кого забыл из одиозных чинуш, не охота и вспоминать их. А желания у Путина нет сократить чинуш? ведь их теперь больше, чем в СССР было? И этих мразей на налоги населения содержат. Польза? Кто-нибудь давно ли встречал полезного и действительно нужного чиновника?

    Это с ними нам нужно ждать развития и инноваций? Вам не смешно? Мне давно уже не весело с этой команды Путина.

    0

Новости партнеров

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх