Лента новостей

16:15
«Игры с огнем Порошенко»: на Украине начались разговоры о досрочных выборах президента
16:14
Украинская армия готовится к зиме: бойцы столкнулись с проблемами
16:12
Дональд Трамп – марионетка в руках Израиля или Путина?
16:11
В регионах запустят пилотные проекты использования технологии блокчейн
16:10
Сирия предложила «РЖД» восстановить сообщение с фосфатными месторождениями Пальмиры
16:09
«Нас окружают!» Силовики попытались зачистить ночью «Михо-майдан»
16:09
Саакашвили делает всё то же самое, что делали Ющенко, Тимошенко и Яценюк – разваливает Украину
16:08
«Путин, купи пиво!» Украина хочет увеличить торговый оборот с оккупантом
16:07
Советник Авакова рассказал, как Луценко форсировал пустой бассейн на свадьбе своего сына
16:07
Спецоперация «спасти Козла»: к имению гаранта выдвинулись военные и бронетехника
16:06
Это еще не все!: Поклонская объяснила Генпрокурору РФ, почему «Матильду» надо снять с проката
16:04
Россия развивает производство крупнейших в мире авиационных теплообменников
16:02
Жириновский предложил отменить новогодние праздники
16:00
Израиль гонит украинских беженцев
15:59
МВФ: плана спасения Украины не существует
15:59
«Аллигатор»: ударный вертолет Ка-52 за 60 секунд
15:58
Как развиваются события у Верховной рады в Киеве
15:55
Новый Майдан: Порошенко спрятался
15:54
МиГ-35: «Соколу» снова указали место
15:43
Разбираем новый «Абрамс»: содрогнется ли «Армата»?
15:43
От Путина на «Валдае» ждут проамериканского разворота
13:13
Литва беднеет, но вооружается
12:39
В партии Порошенко обвинили Саакашвили в стремлении захватить власть
11:59
Израильский исход украинцев. И опять «А нас за шо?»
11:58
Война на Корейском полуострове начнется 19 октября?
11:58
Сирия наносит ответный удар
11:56
Украинский «политолог» Ковтун угрожает журналистке за ее «Дневник киевлянки»
11:55
Страшная месть Путина
11:55
Состояние американской армии давно не было таким плачевным
11:54
Апперкот: Китай запускает новый платежный механизм - юань-рубль
11:53
США терпят фиаско: Коалиция второй раз освободила Ракку и только на 90%
11:50
На Украину идёт языковая полиция
11:49
МВФ разбил последние надежды Украины
11:42
В Подмосковье пройдет масштабная конференция, посвященная проблемам развития малого и среднего бизнеса
11:14
Украинские школы начали отказываться от изучения русского языка
11:13
Это вам не Янык…
11:12
Майдан-3: жабы против гадюк
11:11
Почему Молдовой правят политики с рейтингами менее 1 %?
11:10
Испанский суд арестовал лидеров каталонского сопротивления
11:10
«Бдящие»
11:05
Павленский и Михалок: Мировой Хаос начинает пожирать кукловодов
10:54
Это «Спарта», братан
10:51
Боевая работа Александра Карпова
10:50
Ген антифашизма
10:50
Война в Сирии: почему жертв в Ракке было не избежать?
Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


» » Цифровая экономика и массовая безработица

Цифровая экономика и массовая безработица

 Олег Макаренко, для РИА Новости

Главных путей развития у России на выбор до последнего времени было два. Или замыкаться в традиционализме, оставаясь островом стабильности в хаосе меняющегося в худшую сторону мира, или идти вперед, звероподобными усилиями "цифровизируя" страну и теснейшим образом встраиваясь в мировую экономику.

Многие горячие головы, конечно, хотели бы поймать сразу двух зайцев: и полностью импортозаместить все то, что мы получаем из-за рубежа, и одновременно стать самой технологически развитой страной на планете. Однако, увы, в современном мире развивать технологии в одиночку невозможно. В качестве примера приведу Китай — самая крупная экономика мира, обладающая вдесятеро большими, чем Россия, людскими ресурсами, все равно не замыкается в своих границах, а торгует и обменивается технологиями со всей планетой — и с Россией, и с Евросоюзом, и даже с не любящими Китай Соединенными Штатами.

Еще пару лет назад казалось, что Россия сворачивает на путь традиционализма. Санкции Запада серьезно укрепили нашу промышленность и сельское хозяйство: хоть в абсолютных цифрах мы и ушли не так далеко от показателей 2013 года, но импорта в российских магазинах стало гораздо меньше, а произведенных в России продуктов — значительно больше.

В таком режиме мы могли бы существовать еще достаточно долго, как минимум 10, а то и 15 лет. Однако в 2017 году стало ясно, что страна все же выбирает путь модернизации — любопытные могут набрать в поисковике "цифровая экономика" и увидеть, как часто этот термин упоминается первыми лицами государства. Например, на этой неделе Владимир Путин навестил "Яндекс", чтобы поздравить его с 20-летием, и провел в компании довольно много времени, обсуждая с ее руководством искусственный интеллект и прочие технологические новинки.

Если добавить к этому принятые в Кремле кадровые решения, станет ясно, что следующий президентский срок пройдет в режиме глубокой информатизации всей экономики России. Ставка сделана не на традиции, не на выплавку чугуна и даже не на производство холодильников и автомобилей, а на информационные технологии.

Причина такого решения проста: "подрывные инновации" пошли в последние годы сплошным потоком. Вспомним историю. После того как изобрели телефон, умер телеграф. Когда изобрели транзисторы, резко упал спрос на вакуумные лампы. Автомобили заменили лошадей, цифровые фотокамеры заменили пленочные, мобильные телефоны сделали бесполезными проводные телефоны, калькуляторы и дешевые фотоаппараты.

Социальные последствия внедрения новых технологий были иногда тяжелыми, но раньше для потерявших рабочие места непременно находилась новая работа. Крестьяне шли работать на заводы, конюхи — на автозаправки, машинистки находили что-нибудь в том же офисе.

Сейчас ситуация обещает быть гораздо тяжелее по двум причинам.

Во-первых, новые технологии наступают одновременно по многим фронтам. Роботизированные кассы вы уже можете наблюдать во многих магазинах, автомобили с автопилотами уже ездят по обычным дорогам. Допустим как возможность, что эти две технологии будут доведены до известной степени совершенства и распространятся. Что произойдет? В России без работы останутся миллионы шоферов и кассиров.

Да, это пока вопрос будущего. Впрочем, уже сегодня регулярно приходят новости о новых роботах, делающих заявки на человеческие рабочие места. В крупнейшем банке страны массово увольняют бухгалтеров и юристов. Один из главных ретейлеров России избавляется от кадровиков и передает роботу задачи первичного собеседования персонала. В Китае на днях показали даже робота-стоматолога, который уже сейчас способен самостоятельно проводить операции на живых пациентах (правда, ему пока требуется команда операторов-ассистентов).

Вторая (и главная) проблема заключается в том, что исчезновение старых рабочих мест на этот раз не сопровождается появлением новых. Тысяча лошадей создавала рабочие места для тысячи кучеров, тысяча автомобилей — для тысячи шоферов. Тысяча беспилотных автомобилей не будет нуждаться в шоферах вовсе, тысяча рабочих мест просто исчезает.

Информационные технологии очень легко масштабируются. Парикмахер может за день подстричь 20 человек, а программист может сделать программу, которой будут ежедневно пользоваться 20 миллионов человек. Из-за этого переквалифицировать всех безработных в программисты не получится: планете такое количество программистов не нужно.

К сожалению, массовая безработица неизбежна. И накрыть наше общество она может значительно раньше, чем предполагают сейчас скептики. Вспомните, как быстро распространялись мобильные телефоны и с какой скоростью они потом обрастали фотокамерами и полноценным доступом в интернет. Многие эксперты полагают, что роботизация начнет массово уничтожать рабочие места уже в ближайшие три-пять лет.

Этот тревожный прогноз ставит Россию перед нехитрым выбором, который я обрисовал в начале статьи. Или мы огораживаемся от прогресса и запрещаем, например, беспилотные автомобили, что позволяет нам сохранить рабочие места водителей еще на какое-то время, или мы делаем рывок, стремясь стать лидерами в разработке и продаже новых технологий.

© РИА Новости / Сергей Гунеев

В краткосрочной перспективе, конечно, нам выгоднее заморозка ситуации: стабильность почти всегда лучше и комфортнее любых революций, даже технологических. Однако долго сдерживать технологии невозможно: они дотянутся до нас если не через год, то через 20 лет. Предотвратить безобразие мы не можем, поэтому у нас нет иного выхода, кроме как его возглавить.

Если Россия станет одним из главных технологических центров, если именно на нашей территории будут размещаться фирмы, разрабатывающие роботов и искусственный интеллект для них, в государственном бюджете будет много денег. Деньги же позволят сделать переходный период относительно комфортным для общества: можно будет опустить пенсионный возраст до 40 лет, дать всем возможность получать два-три бесплатных высших образования, да и вообще смягчить эффекты безработицы по максимуму.

Если же мы откажемся от участия в технологической гонке, наша экономика не выдержит конкуренции с тем же Китаем, а все действующие компании вынуждены будут уйти за рубеж. Тогда без денег в России будут сидеть все, кроме сырьевых олигархов и владельцев микрофинансовых организаций. При этом сценарии смягчать удар перемен нам будет нечем.

Я побывал на круглом столе Петербургского инновационного форума, где эксперты как раз обсуждали ситуацию на рынке труда. Прямо сейчас у нас очень неплохие позиции: программистов и прочих специалистов работодатели отрывают с руками и ногами, наши IT-продукты весьма конкурентоспособны на мировом уровне.

Самый ценный ресурс современной России — мозги, большое количество умных людей. Если мы сможем грамотно разработать этот ресурс, пожалуй, у нас есть шанс пережить грядущую технологическую революцию (и пост-рабочее будущее) пусть не безболезненно, но хотя бы без критичных потерь.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх