Лента новостей

20:42
В Российские больницы привезут сирийских детей на реабилитацию
20:22
Альтернативная армия ЕС без НАТО: иллюзия или реальность
20:18
Путин переиграл Трампа: АСЕАН выбирает Россию
19:51
Саммит АСЕАН: хитрый план Путина в действии
19:40
«Новая газета» оправдывает боевиков, призывающих резать русских военных
19:37
Шпионский Google будет играть по правилам России
19:16
Спалились! The New Times попалось на отмыве денег западных фондов
19:13
«Газпром» не намерен сдавать европейский рынок Штатам
19:12
Холодомор: Украина мерзнет от незалежности
19:11
Мундир английский, погон немецкий. Как на Украине создавалась военная форма для «армии нового типа»?
19:08
Новейший армейский снегоход ВС РФ умеет плавать
19:07
Права человека «по-киевски»
19:06
Как псведосоцработники обманывают одиноких стариков, 14.11.18
19:04
Канцлер Австрии: Разрыва отношений с Россией не будет, мы настроены на диалог
19:04
Москва и Токио активизируют переговоры по мирному договору
19:03
В США заявили об уязвимости бортовых систем F-35 перед хакерами
19:03
В ВМС Норвегии рассказали, как будут поднимать затопленный фрегат
19:01
Полторак потребовал дополнительного финансирования ВСУ
19:00
Эксперт: сообщение о скрытых ракетных базах в КНДР «вводит в заблуждение»
18:54
Порошенко разочаровал Варфоломея
18:51
В Германии считают, что Украину спасет только федерализация
18:50
#теплыйснег
18:48
«Буран» летит…
18:47
На встречу с Порошенко пришли лишь трое представителей УПЦ
18:46
Ил-114-300: названа ориентировочная стоимость будущего самолета
18:45
Выяснилось, как быстро можно изготовить замену утопленному доку ПД-50
18:43
Причины гибели фрегата НАТО: Непрофессионализм на фоне наглости
17:44
«Новичок» за лояльность: Мэй ответит за поддержку Ирана
17:28
Все для людей: в Варшавское шоссе в Москве вдохнули новую жизнь
13:53
Москва сдержала слово: крупные российские компании покидают порты Прибалтики
13:51
Ходейда. 14.11.2018
13:47
Наследный принц в поисках выхода
13:47
Украинские власти готовят "час Х" для УПЦ МП?
13:46
Как во Франции оценивают итоги антироссийских санкций
13:41
Итоги экспорта оружия из Европейского Союза в 2017 году
13:40
Россия и Китай ведут переговоры о совместном создании двигателя для самолета CR929
13:40
«Едыный трызуб – 2018»
13:39
Нам плевать на общественное мнение
13:05
Кремль принудил Англию впустую сжигать миллиарды фунтов
13:04
Либергеям: Латвия не сумела выкупить у шведов тысячи гектаров своих лесов
13:03
Медведев подписал постановление о повышении тарифов ЖКХ в 2019-м году
13:02
Билл Гейтс: "золушка" или протеже влиятельных родителей?
12:56
В Индии найдены следы загадочной цивилизации
12:53
Восьмой сезон "Игры престолов". Свежий тизер и дата выхода
12:50
Революция и термидор
Все новости

Архив публикаций

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


11 лет спустя

11 лет спустя

 

В годовщину трагедии в Беслане фотограф Олег Никишин размышляет, как события в школе повлияли на его работу и жизнь.

Все военные корреспонденты — заложники своего статуса, и вырваться из этого мира достаточно сложно. Их с трудом представляют в другой роли, да и сами фотографы не могут воспринимать себя иначе. Если я куда-то приезжал, все сразу говорили: «Никишин приехал, что-то будет».

Фотограф видит мир через камеру, которая служит психологической защитой. Я попадал в ситуации, когда на моих глазах убивали людей. Например, после взятия одного азербайджанского города армянские солдаты шли по горам и добивали отставших от отряда азербайджанцев. Потом мы попали в засаду, была перестрелка… Когда случаются боевые столкновения, зависит от тебя, сможешь ты это снять или нет. Были фотографы, которые приезжали в зону конфликта и не могли работать, потому что воспринимали происходящее не как наблюдатели, а как участники события. Тогда мы еще ездили без «броников» (бронежилетов — ТД): брали камеру, пленку и вперед. Мне всегда было страшно, когда я попадал под обстрел, но мысли о том, что я делаю важное дело, помогали продолжать работать. Периодически это все запивалось водкой, и я как-то успокаивался. Я убеждал себя, что опасные ситуации бывают редко, надо просто быть аккуратнее и внимательнее.

Я постоянно ездил куда-то на протяжении пятнадцати лет, а в Беслане все поломалось. В то время я работал фотографом в России и странах СНГ для агентства Getty Images. О захвате заложников узнал почти сразу и ближайшим самолетом улетел в Беслан. Собралась команда журналистов, мы стали расспрашивать местных о происходящем, пытались сориентироваться на местности: где находится школа, а где спортзал. Сейчас сложно вспомнить: многие подробности, осознанно или нет, стерты из памяти. Помню, когда начался штурм, мы были с другой стороны школы, и, чтобы попасть внутрь, нам нужно было пробежать километр вокруг. Срезать расстояние мы не могли — все вокруг простреливалось, буквально над нами свистели пули. Постоянно думаешь, что вот, сейчас все случился. Происходило все очень быстро. Задача фотографа — предугадать, где будут главные события, и оказаться в нужном месте. От этого зависит, какой у тебя получится материал.

Шестое сентября 2004. Друзья и родственники погибших в школе. Похороны.Фото: Олег Никишин

 

Накрыло меня четвертого сентября, когда я побывал в морге: детишки, завернутые в полиэтиленовые пакеты, выложены рядами. На следующий день лил дождь, были похороны… Для меня это было слишком. Я не мог смотреть на погибших детей.
В Беслане у меня не получилось выстроить психологическую защиту и отключить эмоции. Я возненавидел насилие в любом его проявлении. Я больше не мог нормально работать и сказал себе: «Хватит, ты больше никуда не поедешь».

В Беслане ударили по больному, по самому дорогому, что есть у человека. До этого все конфликты были направлены против взрослых, а детям приходилось страдать вынужденно. Это событие перешло все границы и было выше моего понимания. Брать детей в заложники — самый низкий способ борьбы. После Беслана у меня начался двухнедельный запой, а потом я полностью сменил образ жизни — военные и социальные конфликты из нее ушли. Я построил себе другой мир, но мне понадобилось несколько лет, чтобы отойти от этого эмоционально. Когда начинался салют, меня трясло, любая стрельба вызывала тревогу и воспоминания.

Сейчас я практически не занимаюсь журналистикой. Продолжаю снимать репортажи, но это истории повседневной жизни: спорт, светские мероприятия, трэвел и прочее. Быть военным репортером — это круто, но мне хватило.

Фото: Олег Никишин
Третье сентября 2004 года. Солдаты и вооруженные местные жители после штурма школы.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября. Доброволец выносит из школы ребенка.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября. Из школы выносят раненых.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября. Спецназовцы несут раненого сослуживца.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Третье сентября.

 

Фото: Олег Никишин
Третье сентября.
Фото: Олег Никишин
Четвертое сентября. Родственники освобожденных заложников ищут имена близких в списках, вывешенных у больницы.
Фото: Олег Никишин
Четвертое сентября.
Фото: Олег Никишин
Пятое сентября. Гробы у морга.
Фото: Олег Никишин
Пятое сентября. Друзья и родственники погибших у руин школы.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября. Похороны.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.

 

Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября.
Фото: Олег Никишин
Шестое сентября. Кладбище в Беслане.







Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации для статьи "11 лет спустя"


Напишите ваш комментарий к статье "11 лет спустя"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх