Лента новостей

22:27
Сколько-сколько денег Россия должна Эстонии за «советскую оккупацию»?
22:25
Пять месяцев рядом со смертью. Сапёры приступили к работе в Лаосе
22:25
Механик случайно расстрелял F-16 ВВС Бельгии. Подробности инцидента
22:21
Декоммунизация теплоснабжения
22:20
Журналист Грэм Филипс «исправил» могилу Бандеры
22:18
От Лондона до Токио: Литва ищет новых друзей
22:10
РПЦ разрывает общение с Константинопольским патриархатом
22:08
Асад выиграл, Вашингтон проиграл: СМИ констатируют провал американцев в Сирии
22:07
Взрыв боеприпасов в Ичне: на Украине требуют признать, что русские не при чём
22:06
Выборы в ДНР и ЛНР: жители Донбасса будут голосовать за общее будущее с Россией
22:04
Песков ответил на слова Жириновского об С-700
22:02
Израиль «прорекламировал» грандиозную нефтяную сделку России и Ирана
22:00
Клиповость - беда сегодняшнего дня
21:59
Франция ответит за устроенную в Тихом океане ядерную катастрофу
21:56
Катастрофа Меркель в Баварии
21:54
Хитрые евреи и злые шутки Путина
21:52
Россия разворачивает в Сирии «ослепительные» комплексы
20:29
У нас дефицит рабочих мест, или трудоспособного населения или и то и то. И немного о миграции
20:28
"Обвиняешь — запасись фактами". Меланья Трамп предала #MеTоо
20:27
«Дождь» феерично объяснил рост тарифа на подписку, перепутав «жадность» с «независимостью»
20:25
Иранская нефть пойдет через Россию: Путин придумал как обойти санкции
20:25
Может ли Америка управлять нашим вооружением?
20:23
Ведущие политической программы, наконец-то рассказали, почему зовут одних и тех же украинских гостей
20:22
Москва - самый «зеленый» мегаполис мира. Какие точки притяжения появились в парке имени Святослава Федорова
20:20
Путин утвердил программу ядерной безопасности России
20:17
Масштабная стройка. В Москве за три года построят почти две сотни социальных объектов
19:45
Битва при Лондоне - судьба глобальной финансовой системы решается в поединке Россия - Украина
19:44
Это наша Победа, а вы идите ...!
19:32
Как США и Иран боролись за власть в Ираке
19:31
Факты и гипотезы об аварии «Союза МС-10»
14:02
Мем о полицейском беспределе
13:57
Перспективная американская бронированная ремонтно-эвакуационная машина М88А3
13:55
Times: хакеры способны перенаправлять британские ракеты на неправильные цели
13:45
"Хьюстон, у нас проблема". Почему космос — это опасно
12:58
Очередной вопрос к историкам, на этот раз по оружию
12:53
Украинцы защищают Россию от обвинений во взрывах складов с боеприпасами
12:50
Что мы знаем о мракобесии?
12:38
Выйдя из Совета Европы, Россия сможет вернуть «вышку»
12:37
В Греции всё есть
12:35
Игра престолов в грузинской власти, самостоятельных кандидатов нет
12:30
В ДНР опубликовали фотографию убийцы Александра Захарченко
12:30
России прописали план развития. А что с того людям?
10:15
Самый ненавидимый журналист страны. Как Денис Коротков с ИГИЛ сотрудничал
08:50
Тапки против танков. Почему оснащённая армия саудитов трещит от хуситских АКМ?
08:49
Депутат ВРУ высмеял попытки обвинить во взрывах на арсеналах Москву
Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 


» » Первый мирный год Донбасса. Часть 3

Первый мирный год Донбасса. Часть 3

12 февраля 2015 года было подписано Второе минское соглашение

 

На границе ЛНР и ДНРНа границе ЛНР и ДНРПо ссылкам можно ознакомиться с первой и второй частями.


Долгожданная коробка конфет


Углегорск — сосед и побратим Дебальцева. В феврале 2015-го ополчение освобождало оба города, оба вошли в «котёл». По официальной информации, Углегорск стал самым пострадавшим городом ДНР — 90% разрушений (сравнить его можно с луганским Первомайском).


В местном ДК, выполняющем роль администрации, встречаемся с Олегом Владимировичем Неледвой. Офицер советской армии, в начале войны он возглавил первый отряд ополчения Углегорска, а после стал мэром города.


— Восстанавливаемся, выполнили семьдесят процентов запланированных работ, — рассказывает Неледва. — Отопление в домах запустили. Построили 24 частных дома по типовому российскому проекту: такие же возвели в Хакасии после лесных пожаров. 41 многоэтажный дом откапиталили. Пустыми пока стоят у нас только 9 многоэтажек, тепло не даём, людей не пускаем — дома с обвалами, уже трещат. Реконструкция начнётся после специальной экспертизы. Этой весной собираемся восстановить их и заселить. Главное сейчас — зиму пережить, а дальше, в тёплое время, окончательно встанем на ноги…


Часть домов восстановлена, часть - ждёт своего часа (Фото: автора)

Углегорск действительно не производит гнетущего впечатления, несмотря на развалины. Одна из двух школ восстановлена, детский сад открыт. Люди, как и везде в Донбассе, живут текущими заботами, сегодняшним днём — назад стараются не оглядываться.


Фото: автора

С работой туго, и это главная проблема обеих республик. Углегорская шахта в аварийном состоянии — затоплена грунтовыми водами, на восстановление требуется 2,5 года: во время «оккупации» поддерживать её было некому. Мужчины заняты в основном на строительстве, зарплаты небольшие, но выбора нет. Кто-то «таксует», хотя желающих вызывать машины мало. Больше того — нещадно дорожает бензин: 45−50 рублей за литр. Дорожает всё (пусть, по российским меркам, цены и щадящие: хлеб — 10 рублей, междугородний проезд на автобусе — 20−50 рублей). Спасают огороды: на столах всё своё. И родственники. Тем, у кого братья, сёстры, дядьки, бабушки, легче.


Большие надежды на «гуманитарку» — продуктовые наборы. О ней говорят всегда и всюду. Эти два килограмма сахара, два килограмма муки, чай, килограмм макарон, килограмм крупы ежемесячно — и хлеб насущный, и залог стабильности, и знак того, что их не бросили.


Углегорск - город, вошедший в Дебальцевский «котёл» (Фото: автора)

Хотя далеко не всем и не всегда хватает того или иного набора. В ходу разговоры, что «гуманитарка» оседает наверху, и найти её можно только на прилавках магазинов! Что распределяется между своими, потоки эти никто не контролирует.


— Нам объявили, что на Новый год от Русской православной церкви из Москвы идут детям подарки, — пожаловалась жительница Углегорска, мама двоих детей. — Все ждали их. Но ничего не пришло! Никто не увидел ни одной конфетки…


Случаются и спекуляции на человеческом несчастье. Мы стали свидетелями, как в тот же Углегорск из соседнего Енакиево приехали «благотворители с подарками». Предварительно запросили списки многодетных, малообеспеченных семей, одиноких матерей.

И попросили мэра, чтобы всех их собрали в местном ДК. Встречу анонсировали как «рождественский концерт».


На праздник в назначенных час пришли две сотни ребятишек с мамами. Однако когда в дом культуры набились зрители, выяснилось, что благотворители — это некая церковь из разряда очередных «Свидетелей», которая проводит «специальные тематические встречи». На сцену вышли люди в аккуратных костюмах, попросили не расходиться — «в конце дадут подарки».

Выступили с театральным номером. И приступили к агитации, проповедям, общим молитвам, раздаче брошюр…


Кто-то ушёл сразу. А кто-то дождался конца, чтобы, несмотря ни на что, ребёнок получил свою долгожданную коробку конфет.


Фото: автора

С Украиной не будем, отдельно тоже не вариант


Для иллюстрации настроений людей в Донбассе хотелось бы привести разговор с жительницей Донецка. Наталья, 30 лет. По профессии экономист. Свою позицию определяет как аполитичную.


— Наталья, расскажи, как и когда для тебя началась война?


— В середине июля 2014 года. Мы находились на даче под Иловайском. В 6 утра начали стрелять украинские танки. Это было жутко! Вечером мы записались на ближайшую маршрутку и вместе с сестрой и племянником уехали. И из Иловайска, и из Донецка. До этого я долго не могла решиться.


— Куда уехали?


— На Азовское море, в Бердянск. Сняли домик, подумали — переждём, заодно отдохнём, вынужденный отпуск, недели за две это всё должно закончиться! Спустя две недели стало ясно, что домой — никак. Тогда отправились в Западную Украину, в Ровенскую область — к маминым родственникам. Приняли нас радушно, никакого негатива. Говорили: «Оставайтесь, перезимуете». Единственное — запрещали оправдывать Путина, говорили, что это Россия напала на Украину, и теперь Украина защищает Донбасс. «Мы вас просили защищать?» — спрашивала я. «Вы ничего не знаете» — был ответ. И лишний раз мы старались не поднимать эти темы.

За водой. Главное – не унывать (Фото: автора)

— С новоявленным украинским национализмом не сталкивались?


— По пути в Ровенскую область я останавливалась у родни в Киеве. Мы собрались за общим столом, и первый тост был: «Героям слава!» Я сказала, что за это пить не буду. Я не считаю «небесную сотню», погибшую на Майдане, героями.


— Никто не ставил вам в упрёк, что вот — вы из Донецка, сепаратисты?..


— Был один такой случай. Мы приехали на выходные во Львов, в трамвае разговаривали на русском языке. Одна из женщин спросила: «Вы откуда?» — Ответили: «С Донбасса». И она подняла крик: «Вы во всём виноваты!» При этом выяснилось, что сама она из Харькова.


— У родственников на Западной Украине долго гостили?


— Три месяца. Больше невмоготу было — сидишь, ждёшь. А сколько можно ждать? Время идёт. Тем более работы нет, перспектив нет. Надо было возвращаться и что-то решать на месте. Самый страшный период к тому времени мы переждали.


— Вернулись в Донецк?..


— Да, город был пустой. Квартиру нашу обокрали. Но мы особо не переживали по этому поводу: главное — стены целы, родные живы и здоровы. Ещё повезло, что так отделались.


— В ополчение кто-то пошёл из родственников?


— Пошёл двоюродный брат. Он из Славянска — идейный. Хотя в самих боевых действиях не участвовал: сначала служил в охране, потом — шофёром. Во время битвы за аэропорт был здесь, на передовой. Сейчас разбирает завалы в городе. А с противоположной стороны в это время воевал мой троюродный брат! Он только пришёл из армии, и его забрали снова — направили как раз на Донецкий аэропорт. Говорит, что два месяца просидел под непрерывным огнём. Их обещали вывезти, но очень долго не вывозили — якобы не было машин. Есть нечего было, продукты сбрасывали с вертолётов…


— В Донецке ты работаешь?


— Да. До войны работала в фирме по строительству и ремонту объектов — мы как раз выполняли заказы в аэропорту, гостиницу строили. После начала боевых действий руководство уехало в Киев, фирму перерегистрировали, нас отправили в отпуск без содержания. Да и заказов уже не было — строить-то нечего. В прошлом году на меня вышла знакомая бухгалтер и предложила место экономиста. Повезло, я считаю. Она добирала штат в компанию, которая находится в Запорожье. Но там все наши, донецкие. Я работаю через интернет, на удалёнке.


— В Россию не планировали выезжать?


В Углегорске (Фото: автора)

— Нас звали родственники, мамины друзья — из Москвы, Новороссийска, Тувы. Мы в принципе рассматривали эти варианты. Но решили остаться дома. Хотя часто люди сталкиваются с противоположной ситуацией, когда их никто не зовёт — молчат родственники. Таких историй — много. Почему? Наверное, бояться принимать — обуза…


— Каким ты видишь будущее Донбасса?


— Сложный вопрос. Вместе с Украиной, после того, что они тут устроили — точно не будем. Отдельно, сами по себе, тоже не вариант. Насчёт Украины вообще странная ситуация. Они постоянно кричали и продолжают кричать о единой стране, и в то же время сделали всё возможное, чтобы мы откололись.

 

Сергей Прудников

Фото: автора

 







Опубликовано: Gladiator     Источник

Похожие публикации для статьи "Первый мирный год Донбасса. Часть 3"


Напишите ваш комментарий к статье "Первый мирный год Донбасса. Часть 3"

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх