Лента новостей

19:35
Девушки подрались возле ночного клуба в Нур-Султане
19:32
Проректор Российской таможенной академии арестован по делу о сбыте наркотиков
19:21
Американская «оборонка» даёт сбой
18:58
Патентный тролль потребовал запретить продажу устройств Xiaomi в России
18:51
США каждый день увеличивают оборонные расходы из-за Украины
18:50
Депутат Госдумы, певец Майданов помог экипировать танковый батальон «Август» ЛНР
18:48
Факты и слухи: что известно о женском призыве на Украине
18:47
Глава МИД ДНР назвала Сирию одним из возможных партнеров в сфере морской торговли
18:46
Германия отказалась поставлять бронетранспортеры Fuchs на Украину
18:38
РАЗДОЛБАННАЯ колонна грузинских наемников. В Соледаре ВСУ взрывают склады с оружием! Последние новости с Украины сегодня (21 видео)
18:31
Task&Purpose: наемники из США столкнулись с психологическими проблемами после поездки на Украину
18:20
ЦБ доработал законопроект о двухдневном «периоде охлаждения» для банковских переводов
18:19
В Крыму сотрудники ФСБ задержали военного комиссара региона
17:58
Казахстан хочет стать независимым от России экспортером нефти
17:48
Связь с лунным спутником CAPSTONE восстановлена
17:47
Российские атомные часы защитили от кибератак при помощи квантовой криптографии
17:46
Неслабый пол
17:40
ВСУ обстреляли приграничное село Некислицы Брянской области
17:39
Волосатые, бородатые с серьгами-тоннелями и в юбках: Минобороны Канады создаёт гендерно-нейтральную армию
17:38
Цена на газ в Европе обновила весенний максимум, подорожав до $1900 за тысячу кубометров
17:36
Борис Джонсон ушел в отставку со словами «будущее будет золотым»
17:35
Историк Поликарпов объяснил нежелание украинцев защищать связанные с Россией памятники
17:33
Эколог Шевчук объяснил, почему яхт-клуб в «Горской» звучит нереалистично
17:32
Депутат Госдумы Гаврилов описал два пути для Грузии на пороге нового хаоса
17:21
19FortyFive: секретное оружие Путина держит в страхе администрацию США
17:20
США во время Корейской войны хотели отравить пшеничные поля в СССР при помощи авиабомб
17:18
Захарова связала отставку премьера Британии Джонсона с «полураспадом» страны
17:17
Зеленский отреагировал на отставку премьера Британии Джонсона
17:16
Fox News: Путин нанес удар по Джонсону незадолго до его отставки
17:06
Отставка Джонсона укрепила британскую валюту
17:05
В эстонском городе Нарва хотят объявить чрезвычайную ситуацию из-за нехватки газа
17:04
Цена на газ в Европе превысила 1900 долларов за тысячу куб м
17:03
Итальянские фермеры вышли на протесты против баснословных цен на топливо и удобрения
16:54
Как отставка главного британского русофоба скажется на ходе спецоперации на Украине
16:33
Опубликуйте прощальную песню украинского музыканта!
16:29
«Сбер» начал добывать чипы из старых неактивированных банковских карт, чтобы использовать в новых
16:28
На МКС заработала вторая российская система регенерации кислорода
16:21
Кириенко об Украине: всё сообщество НАТО воюет с Россией руками украинцев
16:20
На Украине около 1000 женщин добровольно пошли воевать за киевский режим
16:19
Володин об отставке Джонсона: клоун уходит
16:17
«Я ухожу»: лукавый Борис покидает «британский цирк». Что дальше?
16:17
Премьер-министр ЦАР Феликс Молуа подвел итоги визита в Санкт-Петербург
16:16
Министр обороны ЦАР высоко оценил уровень подготовки армии республики
16:15
Политолог Перенджиев: Запад рассматривает украинский кризис как игру на бирже
16:02
Sohu: посол США Бернс потерял дар речи после ответа Китая на критику России
Все новости

Архив публикаций



Мировое обозрение»ИноСМИ»Сегодня мы все — не украинцы

Сегодня мы все — не украинцы


Интересы Запада и Киева не идентичны, пишет Politico. Авторы приходят к весьма очевидному, но справедливому выводу: заигрывания с Украиной чреваты дальнейшей эскалацией с катастрофическими последствиями.
Президент Украины Владимир Зеленский с виртуальным обращением к Конгрессу в Вашингтоне - ИноСМИ, 1920, 18.05.2022
Патрик Портер (Patrick Porter), Джастин Логан (Justin Logan), Бенджамин Х. Фридман (Benjamin H. Friedman)
Настойчиво утверждать, что США и их союзники по НАТО должны хотеть того же, что Украина, — это политика понятная, но опасная.
Такие утверждения чреваты не только тем, что могут втянуть нас в ядерную войну. Они создают опасность того, что дадут Украине ложную надежду и затянут урегулирование кризиса. Нашу естественную симпатию к Украине не следует путать с полным совпадением интересов.
Российская военная операция сплотила Запад в повсеместном стремлении оказывать Киеву поддержку. Члены НАТО помогли расстроить планы России и позволили Украине оказать активное сопротивление с помощью поставок оружия, обмена разведданными и экономических санкций. А гражданское общество мобилизовало помощь, превратив украинский флаг в популярный символ героического неповиновения, интернационализма и существования суверенной свободы.
Для премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона "одним из самых главных предметов гордости в свободном мире является возможность заявить „Я — украинец″". По словам советника по национальной безопасности США Джейка Салливана, "наше дело — поддерживать украинцев. Они поставят военные цели, цели за столом переговоров... Мы не собираемся определять исход этих событий за них. Это им решать, а нам их в этом поддерживать". Даже президент Джо Байден утверждает, что Украина для США — не просто гуманитарная проблема, а государство, стоящее на переднем фланге в глобальной войне между свободой и автократией.
Но в то же время, правительства Великобритании и США ясно дают понять, что они не будут предоставлять Украине все оружие, которое она хочет получить, или напрямую вступать в конфликт, вводя бесполетную зону или направляя туда войска. Это нежелание отражает явное расхождение интересов между Западом и Киевом.
Украина, поставившая на карту свою независимость, хочет получить от НАТО всю возможную помощь — эскалация служит ее интересам. С другой стороны, страны НАТО, благоразумно опасающиеся России и ее ядерного арсенала, вполне обоснованно сопротивляются.
Таким образом, в западных странах возникло расхождение между делами, которые предполагают внешний предел вовлеченности в конфликт, и словами, которые предполагают гармонию интересов.
По большей части это лишь политика. Лидеры демократических стран склонны преувеличивать ставки, продвигая политику, сопряженную со значительным риском. Но такое расхождение опасно.
Во-первых, это влечет за собой внутренние призывы к эскалации, включая требования постановки максимального количества военных целей — от возвращения Крыма до прямого военного вмешательства. Во-вторых, риторика Белого дома ставит под сомнение его собственный отказ выполнить требования Украины об оказании сопряженной с высоким риском помощи в виде бесполетных зон, доведения России до полного экономического кризиса или фактической переброски войск. Это обесценивает его собственную сдержанность.
А что если бы ставки Запада действительно были так высоки, как у Украины? Если бы от хода этого конфликта зависело будущее мирового порядка, и вместе с Украиной на карту была бы поставлена наша демократия, то почему НАТО не захотела принять участие в этой борьбе?
Важно отметить, что это расхождение между риторикой и политикой может еще и вызвать у Киева чрезмерные ожидания. Но те, кто настаивает на том, что Запад должен дать Украине все, что она хочет, не учитывают, что то, чего хочет Киев, частично зависит от того, что Запад ему даст — или, по крайней мере, от того, что он обещает дать. А заявления о полном совпадении интересов могут подпитывать мечты украинцев о полной победе, которые, вероятно, нереальны и только затягивают конфликт.
Хотя мирные переговоры сейчас зашли в тупик, они могут возобновиться, когда наступление России на Донбассе либо увенчается успехом, либо остановится в мертвой точке, и Украине снова могут сделать малоприятное предложение о мире — остаться без Крыма, согласиться на дополнительную автономию для большей части Донбасса, дать твердые гарантии соблюдать нейтралитет. Если Киев считает, что поддержка Запада бесконечна или, вероятно, станет более прямой, он может в конечном итоге отказаться от соглашения, которое ему предлагали, и пострадать из-за этого, когда поддержки, на которую он рассчитывал, не будет.
Проблема здесь не в помощи Украине, а в том, что Запад делает вид, что эта помощь безоговорочная.
Сам конфликт был отчасти спровоцирован некоторыми ложными, но заманчивыми заверениями Вашингтона в адрес Киева, которые создавали впечатление совпадения интересов.
В ходе этого фатального "флирта" звучали обещания "стопроцентной" поддержки, пустые намеки на возможное членство в НАТО и установление партнерства в области безопасности, подкрепленного увеличением материальной и военной помощи, которая не была гарантирована. Таким образом Украина оказалась в уязвимом состоянии неопределенности — без защиты в виде реальных обязательств Запада. При этом она осмелела до такой степени, что предприняла шаги, которые ускорили решительные действия России, направленные на то, чтобы не позволить ей присоединиться к Западу — например, отказалась от нейтралитета.
Идея, по которой страны могут в значительной степени содействовать военным усилиям, не принимая в них непосредственного участия, вредна. Те, кто вооружает Киев, возможно, рискуют недостаточно, чтобы удовлетворить требования Украины, но все же рискуют — опасность ответных действий России по-прежнему существует. А санкции влекут за собой экономические тяготы как для тех, кто их вводит, так и для тех, кто под ними.
Более того, на страны НАТО повлияют условия и сроки прекращения конфликта. Они определят степень и тяжесть негативных экономических последствий, а также вероятность нового вторжения и последующего кризиса. Конечно, западные лидеры имеют право (и даже обязаны перед своими избирателями) определять, как использовать свою военную помощь и экономические санкции таким образом, чтобы это отвечало не только интересам Украины, но и их собственным.
Дежурное в обычных условиях замечание о том, что интересы Украины отличаются от интересов США или Великобритании, теперь стало обязательным для правильного выбора политики. И делать вид, что разницы между ними нет, чревато эскалацией с потенциально ужасными последствиями.
Здравомыслящие люди могут не согласиться с тем, в чем именно заключаются интересы Запада, или в том, что касается окончания конфликта. Но они не будут спорить с тем, что интересы Запада и Украины не идентичны.
Патрик Портер — профессор Бирмингемского университета, ведет курс международной безопасности и стратегии. Бенджамин Х. Фридман — директор по политическим вопросам аналитического центра Defense Priorities. Джастин Логан — старший научный сотрудник Института Катона.


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник

Подпишись:





Напишите ваш комментарий к статье:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх