Лента новостей

00:30
Майдан без Нуланд — деньги на ветер
00:28
Предсказуемая Эстония
00:28
Украинские политики заговорили о приближающемся крахе и Гаагском трибунале
00:25
Как устроен секретный лазерный танк СССР
00:24
На переворот в России США выделили $18 млрд
00:23
Названы варианты болезненного ответа России на санкции США
00:00
Этот день в истории - 19 Октября
16:15
«Игры с огнем Порошенко»: на Украине начались разговоры о досрочных выборах президента
16:14
Украинская армия готовится к зиме: бойцы столкнулись с проблемами
16:12
Дональд Трамп – марионетка в руках Израиля или Путина?
16:11
В регионах запустят пилотные проекты использования технологии блокчейн
16:10
Сирия предложила «РЖД» восстановить сообщение с фосфатными месторождениями Пальмиры
16:09
«Нас окружают!» Силовики попытались зачистить ночью «Михо-майдан»
16:09
Саакашвили делает всё то же самое, что делали Ющенко, Тимошенко и Яценюк – разваливает Украину
16:08
«Путин, купи пиво!» Украина хочет увеличить торговый оборот с оккупантом
16:07
Советник Авакова рассказал, как Луценко форсировал пустой бассейн на свадьбе своего сына
16:07
Спецоперация «спасти Козла»: к имению гаранта выдвинулись военные и бронетехника
16:06
Это еще не все!: Поклонская объяснила Генпрокурору РФ, почему «Матильду» надо снять с проката
16:04
Россия развивает производство крупнейших в мире авиационных теплообменников
16:02
Жириновский предложил отменить новогодние праздники
16:00
Израиль гонит украинских беженцев
15:59
МВФ: плана спасения Украины не существует
15:59
«Аллигатор»: ударный вертолет Ка-52 за 60 секунд
15:58
Как развиваются события у Верховной рады в Киеве
15:55
Новый Майдан: Порошенко спрятался
15:54
МиГ-35: «Соколу» снова указали место
15:43
Разбираем новый «Абрамс»: содрогнется ли «Армата»?
15:43
От Путина на «Валдае» ждут проамериканского разворота
13:13
Литва беднеет, но вооружается
12:39
В партии Порошенко обвинили Саакашвили в стремлении захватить власть
11:59
Израильский исход украинцев. И опять «А нас за шо?»
11:58
Война на Корейском полуострове начнется 19 октября?
11:58
Сирия наносит ответный удар
11:56
Украинский «политолог» Ковтун угрожает журналистке за ее «Дневник киевлянки»
11:55
Страшная месть Путина
11:55
Состояние американской армии давно не было таким плачевным
11:54
Апперкот: Китай запускает новый платежный механизм - юань-рубль
11:53
США терпят фиаско: Коалиция второй раз освободила Ракку и только на 90%
11:50
На Украину идёт языковая полиция
11:49
МВФ разбил последние надежды Украины
11:42
В Подмосковье пройдет масштабная конференция, посвященная проблемам развития малого и среднего бизнеса
11:14
Украинские школы начали отказываться от изучения русского языка
11:13
Это вам не Янык…
11:12
Майдан-3: жабы против гадюк
11:11
Почему Молдовой правят политики с рейтингами менее 1 %?
Все новости

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


» » А в чем состоит учение Христа?

А в чем состоит учение Христа?

А в чем состоит учение Христа?Образ Бога, который Христос явил, оказался очень понятным и отзывчивым, он словно бы вернулся из детских воспоминаний человечества, узнался

 

Есть один вопрос, от персонального ответа на который зависит то, как человек понимает христианский дискурс, видит его в прошлом и представляет его возможности в дальнейшем. Звучит он так: а в чем, собственно, состоит учение Христа? Любое учение должно содержать ядро, сердцевину, то, с чего начинается весь дальнейший дискурс. Невозможно иметь учение о том, о сем, о пятом, десятом, и при этом все это иметь в разрозненном виде. Так в чем, собственно, состоит учение Христа, не разодранное на различные морализаторские поучения?


Христос, как мы читаем в евангелиях, постоянно «нарывается на спор» (из споров, из ответов Его фарисеям, в основном и сложили что-то навроде учения), у Иоанна эти споры даются прямо в виде диалогов, у прочих евангелистов большей частью — отголоски споров, некоторые пафосные изречения без начала и без конца, выдранные, вероятно, из каких-то записанных и утерянных логий. Кто-то что-то вспомнил, где-то старожилы постарались вспомнить, но в любом случае пафос выдает отрывок из какого-либо спора даже в таком надерганном виде. Что Христа «заводило»? То, что Его не признают за Бога — Второе Лицо Троицы, а Он ногами топает, и говорит, Второе Я лицо, а кто не верит, тот в ад пойдет — так, что ли? Упрощенно все к этому и сводится, если почитать даже святых отцов. Вот, мол, какие безумцы были, не признавали, не то, что мы — признали. Достаточно было почитать, и все сразу стало ясно. А эти даже живьем не могли разобраться. Раз видят чудо, должны сразу понимать: вот он — Бог.

 

Второе лицо. И сразу начать поклоняться правильно.


Ответ Церкви на сей счет, то, каким он в итоге получился, складывался параллельно развитию догматического учения. Сперва люди жили деятельным ожиданием наступления Царства Божия, эпохи, когда все будет по-честному: зло, угнетение, несправедливость отступят, миропорядок обретет, наконец, свое исконное качество, «правление» вернется к Богу, будучи отобранным у дьявола и его тутошних прислужников, восторжествует правда. Выражение «Сын Божий» не имело четких догматических определений и понималось довольно широко и просто: как имеющий право говорить от лица Бога. Не просто транслировать волю как пророк, а иметь все полномочия не только говорить, но и поступки свои считать соразмерными тому, как поступает Бог. Вопрос совсем не ставился — насколько масштабно может действовать Сын Божий, лишь — насколько соответственно. Споры Христа с законниками так и понимались, что Христос добивается от назвавших себя служителями соответствия пожеланиям Бога, а не того, как они эти пожелания истолковали снова в пользу неправде и злу.


Миссия Христа оттого вызвала такой огромный отклик, что образ Бога, который Христос явил, оказался очень понятным и отзывчивым, он словно бы вернулся из детских воспоминаний человечества, узнался. С образа Бога стряхнулась шелуха капризного властителя, наступило «примирение» человека с Богом, как выражался апостол Павел. Бог, оказывается, тоже страдает от всего этого свинства и просит от людей деятельного участия в содействии для утверждения победы добра над злом. Рефлексия, что Бога надо ублажать всяческими театральными представлениями, отступала.

 

Труднее всего было с рефлексами религиозного самоконтроля, которые изживались сложнее всего. Регламент «безгрешной» жизни зависит не от внешних установок «можно-нельзя», а от чистоты намерений, от соизмерении их на соответствие добру.


Божественной физикой и математикой самые грамотные заинтересовались только веку к третьему, а к четвертому уже разошлись вовсю. Уравнение сразу стали составлять с неизвестными, и первой неизвестной стала «природа Бога». Судя по написанному, никто не удосужился хоть как-то определить словами, что это такое, она сразу же была включена в уравнение. Есть в Христе эта «природа Бога» или ее нет. Другими неизвестными стали «природа человека» и «личность» («ипостась»). Вот с уравнения с этими тремя неизвестными, где одна неизвестная неизвестнее других, и началось все то, что позже назвали «догматическим богословием». Там позже подключались и другие неизвестные — воля, энергия, уравнение становилось все более сложным и вычурным, так что Христос в итоге сделался очень сложной формулой, равной «природа Бога» плюс «природа человека» плюс «ипостась» и там еще воли с энергиями, и Бог знает еще что, одним словом, красиво смотрелось, но не решалось, так на него в итоге и плюнули, анафемствовав всех, кто в уравнение по каким-то причинам не верил и составлял другие, не менее интересные уравнения.


С природой же Бога обошлись самым суровым образом. И тут мы возвращаемся к нашему вопросу. Миссия Христа, по слову апостола Иоанна, была в том, чтобы явить природу Бога. Но не для того, чтобы ей похвастаться, вот, мол, у меня есть, а у вас нет. Возвращение утраченного образа Бога составляло суть Его проповеди, звучавшей и в словах и поступках. Любой поступок можно истолковать по-разному — требуются слова от первого лица, чтобы не было кривотолков. И любые слова можно объяснить самым извращенным способом — для этого нужны соответственные поступки, толкующие слова однозначно. Ведь по большому счету доказать что-либо в таких вот «мировоззренческих» вопросах все равно ничего нельзя. Человек, люди будут строить дискурс своей жизни, исходя из своей веры в то, как этот мир устроен. Либо он продукт исполнения случайности, либо изделие суровой, капризной воли. Либо он основательно добр.


Миссия Христа сводилась к тому, что не доказать, а показать последнее. Мир не получился случайным образом, не создан взбалмошной, требовательной волей, а в основе своей — благ, и благо его понятно на самом простом уровне, без сложных толкований о высших, недоступных понятиях блага. Из того факта, что Христос Бога называет Отцом, а Себя Его Сыном, можно ведь сделать разные выводы. Начать, к примеру, с подсчета «природ». Не пытаясь даже объяснить себе, что это такое, приняться наделять их функциями, одна, мол, исключительно для исполнения чудес, а другая для всего остального. В конечном счете договориться до того, что вся миссия сводилась к тому, чтобы, вконец устыдив людей, научить их правильно поклоняться Троице, почитать иконы, блюсти помыслы, и все ради соответствия назначенному и ожидаемому от них нравственному идеалу. То есть перелить из пустого в порожнее, изменить форму взаимоотношений. А изменение формы, это ре-форма. Что делает Христа ре-форматором, хоть и с небывалыми прежде божественными полномочиями, но ре-форматором. Мол, не нравилось Отцу, как вы тут поклоняетесь, результат не тот, мораль хромает, отклоняется от задумки о человеке.


Боговедение всегда спотыкается о форму. Как оформить взаимоотношения. Отыскиваются профессионалы, которые находят, вычисляют, обычно, нужную форму, и все возвращается на круги своя. Следствие — то каким человек должен быть, то есть мораль — ставится прежде причины. Потому что профессионалы, роясь в книгах, больше ничего не находят. Лишь то, что надо не так, а вот так. А раз так, то можно догадаться, что надо еще и вот так. И так вот тоже. Этого не делать, и того также нельзя. Поэтому религиозная мораль всегда складывается беспричинной. Она составляется всегда случайным образом, фрагментарно, а причину уже после вычисляют из нее самой. И до смысла никогда не доходит. Боговедение неизбежно скатывается к поклонению Требовательному, Страшному Господину. Хоть именуй его «любящим отцом», хоть еще как, но сумма «богословия» рисует картинку довольно вздорного, нервного «деда», именуемого отчего-то притом еще и «бесстрастным». Вот такой «дед» Христу очень не нравился.





Опубликовано: legioner     Источник

Похожие публикации


Добавьте комментарий

Новости партнеров

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх