В 2021 году отношения Украины с Китаем почти не изменятся. Потому что китайцы меряют время десятилетиями, а не годами, как мы. И то, что они утверждают на очередном съезде Компартии Китая, остается неизменным в течение, по меньшей мере, пяти последующих лет.

Конечно, Китай, и в дальнейшем будет воплощать свою глобальную программу «Один пояс, один путь», но Украина фактически остается за ее пределами. Хотя это для нас не хорошо и не плохо, потому что мы не входим в поле китайских интересов в Восточной Европе.

В любом случае, китайская экспансия, сначала экономическая, а потом и политическая, ничего хорошего нам не принесет. Основные технологии, которые интересовали Китай на Украине, они уже от нас вывезли. Единственная проблема, которую продолжит решать Пекин на Украине в следующем году, будет связана с «Мотор Сичь» и именно от этого будет зависеть углубление украинско-китайских отношений. Но здесь надо будет смотреть на действия нашего кабинета министров, потому что, с точки зрения национальной безопасности мы не можем отдать Китаю такое высокотехнологичное предприятие, от которого критически зависит украинская военная промышленность.

Что же касается изменений отношений Украины с соперником Китая, США, то здесь наоборот можно надеяться на их налаживание. Очевидно, что Джо Байден вернет Украину в зону стратегических интересов США. А это значит, что США будут более внимательными к вопросам национальной безопасности Украины, то есть будут оказывать большее давление на РФ, которое в период президентства Дональда Трампа было менее ощутимым для Кремля. Также будет происходить и усиление финансовой помощи Украине, включая и военную.

Еще одной перспективой на 2021 год может стать сближение Украины с НАТО, поскольку вторым стратегическим приоритетом внешней политики Байдена, как он сам заявлял, является восстановление евроатлантической солидарности, которая была нарушена непредсказуемой политикой Трампа. Безусловно, задача Байдена заключается в укреплении Альянса, поскольку его позиции были значительно ослаблены и внутренними противоречиями, и военно-политической обстановкой, в частности, в Черноморском регионе. И, очевидно, США вернутся именно сюда как к одному из приоритетных направлений. Для нас это будет означать увеличение военного присутствия в виде кораблей в Черном море, расширения совместных учений, чтобы удержать РФ от ее реваншистской политики.

Многое во внешней политике США будет зависеть и от консенсуса внутри страны между республиканцами и демократами, тональность которого будет задавать Конгресс США. Байден не случайно заговорил о стремлении «сшить» Америку, которая, начиная с прихода к власти Трампа, раскололась на два лагеря. Но главным приоритетом будет внешняя политика, потому что, кроме решения внутренних вопросов, ему еще надо вернуть США на первые места на основных внешних направлениях, из которых Штаты подвинули на протяжении последних лет.

Григорий Перепелица, директор Института внешнеполитических исследований Дипакадемии МИД Украины, политолог