Лента новостей

17:42
Рельсотрон-разрушитель: как устроена мегапушка из будущего?
17:34
Путинские выплаты беременным в 2021 году: кому и сколько положено
17:33
Из налога на миллионеров начали закупать лекарства для больных детей
17:32
Оценено предложение Путина о 50-процентном кэшбеке за детский отдых
17:30
Зеленский двинул на Донбасс артиллерию «цветочной» серии
17:29
Путин выкатил ультиматум Западу
17:28
Путин показал скрытое бешенство: четыре главных запинки президента
17:20
В Японии "устроили истерику" из-за растущего уровня жизни в южной части Курил
17:19
Москва высылает десять сотрудников посольства США
17:18
На Украине объяснили, как послание Путина Федеральному собранию обрадовало Киев
17:11
Боевые корабли ВМФ РФ возьмут под охрану иранские танкеры, направляющиеся в Сирию
17:08
Вертолет Ми-35 ВВС Эфиопии был сбит при проведении операции против повстанцев
16:55
Василий Волга: Титановый Путин
16:48
Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
16:46
Россия оценила возможность разрыва с Турцией из-за продажи беспилотников Украине
16:45
Путин назвал сроки поступления «Сармата» на вооружение
16:44
Смартфоны без российских приложений признали «некачественными»
16:41
Для российской орбитальной станции планируют построить шесть модулей
16:40
Индонезия потеряла подводную лодку у берегов Бали
16:39
Украина предложила Газпрому увеличить транзит газа в Европу
16:38
Хакеры США и Китая пытались похитить российские разработки вакцин от COVID-19
16:36
«Украинские ученые» рассказали, как националисты спасали евреев во время Великой Отечественной войны
16:35
В МИД РФ вызван замруководителя американского посольства
16:34
Навального поддержали в Окленде и Мельбурне — там прошли акции протеста
16:33
В США нашли штамм коронавируса, потенциально устойчивый к антителам
16:32
В Индонезии затонула подлодка с 53 моряками
16:31
Послу США в Белоруссии пока придется пожить в Вильнюсе
16:28
Airbus создаст водородный авиадвигатель с криогенным охлаждением и сверхпроводимостью
16:27
Рынку смартфонов с гибким экраном прочат уверенный рост
16:26
Водоблок СЖО Xigmatek Frozr-O 240 оборудован цветным дисплеем OLED
Все новости

Архив публикаций

«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Мировое обозрение»Аналитика»Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока

Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока


Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока

Последние десять лет в истории Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан неразрывно связаны с именем дирижера Александра Сладковского. Маэстро покинул Москву и приехал в Казань ради амбициозной цели — превратить «мертвый» в профессиональном плане коллектив в оркестр мирового уровня.

Сегодня Госоркестр Татарстана называют главным музыкальным брендом республики. О «культурной революции» в отдельно взятом коллективе маэстро Сладковский рассказал в эксклюзивном интервью ФАН.

Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока

«Моим музыкантам некогда фрондировать»

— Александр Витальевич, за какой период вы сделали музыкантов оркестра своими единомышленниками?

— Положа руку на сердце, признаюсь, что мне потребовалось лет пять из тех десяти, что я работаю в Казани, чтобы я и мои оркестранты стали одним организмом, в котором все работает как часы, в котором я могу завести музыкантов одним взглядом, кивком головы. Именно за это время удалось преодолеть все сомнения по поводу того, что у нас получится реализовать те грандиозные задачи в плане профессионального мастерства, которые я поставил, согласившись возглавить Госоркестр Республики Татарстан.

Я смог доказать и музыкантам, и руководству республики, что приехал в Казань из Москвы не в экспедицию на какое-то время, а для реализации самых серьезных своих намерений и возвращения в полноценную концертную жизнь симфонического оркестра, утратившего к моему приезду из-за разных обстоятельств игровой тонус. Главное, я приехал в Казань с четко оформленной в голове стратегической задачей — вывести оркестр в число лучших оркестров мира.

— Что должен уметь делать такой оркестр?

— Я с пяти лет занимаюсь музыкой, и за полвека у меня сформировался слуховой опыт. Читая глазами партитуру, я озвучиваю ее в голове и тут же представляю, как она должна звучать в реальном исполнении.

Такой навык вырабатывается с годами посредством дирижерской практики. Такие вещи можно сделать только тогда, когда много лет, каждый день работаешь с одним оркестром. Только со своим оркестром можно добиться идеального звучания, вернее, такого звучания, которое хочет получить руководитель коллектива.

— Звучание группы медных духовых — это профессиональный тест для оркестра. Вы с пристрастием относитесь к духовикам, раз сами учились на трубача?

— Самая большая проблема российских оркестров — это найти профессиональных людей в группу медных духовых. Сейчас дела обстоят получше с уровнем подготовки музыкантов этой специальности: кто хочет из них, может найти в Интернете много разных обучающих методик, посмотреть мастер-классы, есть всякие упражнения... Но нужно понимать, что слабая профессиональная подготовка духовиков вырастает из банальной нехватки самих инструментов.

Десять лет назад, когда я принимал оркестр, нужно было не только подтягивать духовиков — они не знали, что такое играть вместе, начинать соло в нужный момент и желательно по нотам, но и менять их рассадку... Абсурдность ситуации заключалась в том, что более обученные духовики были на вторых ролях, а те, кто по сути вообще не мог ничего чисто сыграть — на первых. Мне пришлось также обновлять инструментарий. За счет республиканского бюджета нам купили образцы лучших мировых фирм, мы получили, образно говоря, «человеческие» духовые инструменты.

Все эти изменения привели к феноменальному результату: по итогам нашего первого совместного сезона в 2011 году на Первом рахманиновском фестивале «Белая сирень» мы исполнили «Весну священную» Стравинского — партитуру, которую невозможно сыграть, если у тебя нет, сильных валторнистов, тромбонистов, трубачей…

— Сколько музыкантов из первого состава сейчас играют в оркестре?

— Сегодня в оркестре играет порядка 80 процентов от первого состава. У меня такой возможности, как, например, в Госоркестре России в лучшие годы при Евгении Светланове иметь три полноценных состава, нет. Кстати, у меня в оркестре даже есть музыканты, которые начинали играть еще с Натаном Рахлиным, первым руководителем Госоркестра Республики Татарстан, — проще говоря, они по 30–40 лет играют в этом коллективе!

— Ветераны быстро подстроились под вас?

— Я не даю своим музыкантам времени на пустые размышления, я ставлю конкретные задачи — пошагово разучивать сложнейшие партитуры. Ежедневная практика и репетиции со временем приводят к тому, что нотный текст учится все быстрее и быстрее. Появляется, если хотите, драйв, азарт, в хорошем понимании этого слова.

Я учился Санкт-Петербургской консерватории и после занятий буквально жил в филармонии. Я видел, как работают такие мастера, как Темирканов, Гергиев... Я узнал тогда всю дирижерскую кухню: как выстраивать репетиции, с чего начинать разучивать нотный текст... Все эти бесценные знания я использовал в работе с моим оркестром. В первый год у нас было по две репетиции в день!

Стоит ли удивляться тому, что со временем в нашем репертуаре появились все симфонии Бетховена, Шостаковича, Чайковского... Мои музыканты должны интенсивно работать, им некогда фрондировать.

Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока

«Сколько прекрасной музыки мы еще не сыграли!»

— Вы играете произведения, которые интересны вам, или зрительские предпочтения тоже берутся в расчет?

— Наш зритель точно знает, что если Госоркестр Республики Татарстан представляет какую-то новую программу, то она будет исполнена на высочайшем уровне. Публика доверяет моему вкусу, а мы дарим в ответ хорошее настроение, заряжаем положительной энергетикой. Чтобы передать залу эмоциональный заряд, я выбираю для программы произведения, которые сам обожаю, стараюсь не повторяться и постоянно ищу новые партитуры.

За 10 лет, что я работаю с ГСО РТ, было сыграно более 400 новых произведений более чем ста авторов! Многие сочинения появляются в репертуаре по воле солистов, с которыми выступает наш коллектив, а это более трех сотен имен.

В декабре ко мне в Казань на два дня приезжает Денис Мацуев, и мы будем впервые вместе исполнять Второй концерт для фортепиано с оркестром Шопена. Но сколько прекрасной музыки мы еще не сыграли! Например, в Казани очень давно не слышали «Скифскую сюиту» Прокофьева, и я решил как раз в рамках концертов с Мацуевым познакомить новое поколение зрителей с этим гениальным сочинением. Моя задача — так стилистически выстроить программу, чтобы зритель ушел с концерта в состоянии шока со знаком «плюс».

— Современные композиторы часто посвящают свои новые сочинения конкретному оркестру. В вашей практике такие случаи были?

— Я очень много лет дружу с композитором Александром Чайковским. И он совсем недавно лично мне посвятил свою Пятую симфонию. Мы должны были ее впервые играть в середине ноября, но из-за всех этих пандемических дел премьеру перенесли на апрель-май 2021 года. Я переиграл много произведений Александра Владимировича, и новая партитура вызвала у меня искренний, живой интерес, эта музыка созвучна мне по духу. Я очень хочу ее исполнить — не из вежливости: мол, коли дарят и просят исполнить, то неудобно отказывать.

Кстати, на заре моей дирижерской карьеры, когда я только начинал свою деятельность в Театре оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории, я переиграл огромное количество сочинений современных авторов без всякого разбора и отбора. Сегодня, к счастью, я могу играть только ту музыку, которая мне нравится. И сочинения Александра Чайковского — в этом списке.

Я бы очень хотел, чтобы на репетициях Пятой симфонии присутствовал сам автор. Мне важны все нюансы, я хочу максимально точно выразить в музыке все задумки композитора. Я мечтаю о яркой и громкой премьере, чтобы публика полюбила это сочинение так же, как и я. Пятую симфонию я хочу не только исполнить на концерте, но и записать на диске.

— Практически все произведения, сыгранные на концертах, вы переводите в цифру. Вами движет желание войти в историю?

— Работа в студии — это колоссальный стимул для оркестра работать над совершенствованием звука. Запись — это прорыв музыкантов в техническом плане. За полгода-год до момента записи артисты учат свои партии, это домашнее задание организует их, не позволяет расслабляться и вынуждает быть всегда в тонусе. Кроме того, выпуск студийных дисков позволит через много лет иметь представление о том, как звучал оркестр в тот или иной год.

Приведу пример. Историю Госоркестра Республики Татарстан невозможно представить без имени первого руководителя этого коллектива — уже упомянутого мною Натана Григорьевича Рахлина. Современники называли маэстро гениальным музыкантом. Но, к большому сожалению, практически не осталось записей, где Рахлин дирижирует Госоркестром. Сейчас невозможно предположить даже, как этот оркестр звучал полвека назад.

Поэтому я считаю стратегически правильным фиксировать на дисках нашу работу из года в год. Абсолютно всем будет понятна эволюция и, если хотите, революция в исполнительском мастерстве коллектива. Для меня это крайне важный момент — архивировать нашу работу, наши творческие поиски и устремления. Я не хочу, чтобы наши концерты остались лишь в памяти зрителей, самих музыкантов и были, образно говоря, нашими тихими семейными радостями.

— Какова финансовая сторона таких проектов?

— Эти проекты не имеют отношения к коммерции, это не бизнес. На тиражировании дисков мы не зарабатываем денег. Цель у нас другая — гуманитарная.

Да, я не против того, чтобы войти в историю вместе с оркестром, с которым я работаю с полной самоотдачей. Мне интересно, что скажут специалисты о моей дирижерской практике по прошествии некоторого количества времени. Пока у меня есть творческий задор, колоссальное желание двигаться вперед и разучивать новый репертуар, нужно кроме концертов записываться и в студии.

Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока

«Дождаться конца пандемии — и пуститься в приключения!»

— Ближайшие студийные планы?

— Будущим летом мы записываем все симфонии Бетховена на Sony Music Entertainment Russia. В этот же период, уже на лейбле Sony Classical, мы «задокументируем» полную версию музыки из трех балетов Стравинского: «Петрушка», «Весна священная» и «Жар-птица». Релиз готовится к 140-летнему юбилею композитора, который будет отмечаться в 2022 году. Партитуры очень трудные, сыграть их — значит взять с оркестром еще одну музыкальную высоту, которая совсем недавно вроде бы казалась недостижимой.

— Вам комфортно в Казани после Москвы?

— Я чувствую в Казани себя очень комфортно в бытовом плане. Я живу за городом, у меня есть большой дом с участком в прекрасном месте. С бытом все в полном порядке. Но главный плюс моего пребывания в этом городе — то, что я чувствую себя защищенным в профессиональном плане от всяких неожиданностей. Здесь есть политическая воля руководства республики и желание иметь первоклассный симфонический оркестр: наш коллектив курирует лично президент Республики Татарстан.

Когда ты своими делами доказываешь, что можешь быть полезным обществу, то перед тобой открываются необъятные горизонты в плане творческой свободы. Я считаю большим везением поступившее мне приглашение на работу в Казани. Ведь в моей судьбе и карьере все могло пойти по другому сценарию.

— А переезд из Таганрога в Москву — это тоже подарок судьбы?

— Моя мама и отчим были музыкальными педагогами. Они постоянно устраивали в доме домашние концерты, репетиции со студентами. Жизнь бурлила, подчиняясь четкому распорядку дня. Поэтому не стоит удивляться решению моих родителей в возрасте 10 лет отправить меня в Москву в военное музыкальное училище.

Обучение музыке в условиях жесткой дисциплины мне, сорванцу, очень подходило. Преподавание было на высоте. Я учился на трубе, мы участвовали в парадах, маршировали под музыку — незабываемые впечатления на всю жизнь. В кадетском музыкальном училище занимался известный ныне валторнист Аркадий Шилклопер. Очень много кадетов сегодня играет в лучших оркестрах страны.

Попав в столицу, я с головой окунулся в культурную жизнь большого города. В 13 лет я уже ходил на концерты Юрия Темирканова, посещал театры, филармонию. Так что переезд в Москву оказался судьбоносным моментом. Здесь я окончательно понял, что хочу стать дирижером оркестра.

Закончив Московскую и Петербургскую консерватории, я работал в разных коллективах, в том числе у Юрия Башмета. В 45 лет я получил в свое распоряжение собственный оркестр, став художественным руководителем и главным дирижером Госоркестра Республики Татарстан. Теперь я полностью отвечаю за этот коллектив по всем статьям, включая здоровье артистов во время нынешней пандемии.

— Как COVID-19 отразился на вашей концертной деятельности?

— Я сейчас отправил всех своих музыкантов на карантин, поскольку эпидемиологическая ситуация сложная, очень многие заболевают, и оркестр — не исключение. А поскольку у меня в распоряжении один состав, то для заболевшего артиста просто нет равноценной замены. Мне очень важно, чтобы мои музыканты были здоровы. Поэтому я перенес все концерты на следующий год.

— Если заглянуть чуть дальше, то где тот музыкальный Эверест, который вы хотели бы покорить?

— Без всякого кокетства скажу, что я об этом не думаю. Я живу сегодняшним днем и стараюсь сделать как можно больше правильных и максимально полезных вещей в данный конкретный момент.

Нынешний год — очень страшный, волнительный в плане здоровья родных, друзей, коллег. Мы потеряли замечательно дирижера Александра Ведерникова, уникального виолончелиста Александра Бузлова — он был мальчишкой совсем… Большая утрата — уход из жизни руководителя Тюменского симфонического оркестра Евгения Шестакова…

Главное — это дождаться окончания пандемии. А потом вернуться к нормальной жизни, к планам и пуститься в самые разные музыкальные приключения.

Александр Сладковский: Моя задача — чтобы зритель ушел в состоянии шока

Досье

Александр Сладковский родился в 1965 году в Таганроге. Окончил Московскую и Санкт-Петербургскую консерватории. Народный артист России и Республики Татарстан.

Ассистировал Марису Янсонсу и Мстиславу Ростроповичу, с 2006 по 2010 годы являлся дирижером Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением Юрия Башмета. С 2010 года — художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан.

За десять лет работы с коллективом представил более 400 премьер за авторством 104 композиторов. С оркестром выступил 61 дирижер и 316 солистов. Концерты Госоркестра РТ прошли в 31 зале России. Начиная с 2012 года оркестр ездит в зарубежные гастроли.

В 2014 году ГСО РТ под руководством Александра Сладковского принял участие в фестивале La Folle Journée в Японии. В 2016-м оркестр впервые за всю историю дал концерты в рамках европейского тура в Брукнерхаусе (Линц) и в Золотом зале Мюзикферайн (Вена). В декабре 2018 года состоялись первые гастроли ГСО РТ в Китае.

В период работы Сладковского с оркестром было приобретено более сотни музыкальных инструментов старинных мастеров, среди них — контрабас 1780 года. Госоркестр РТ за десять последних лет записал в студии 11 дискографий.

В августе 2020 года ГСО РТ под управлением Александра Сладковского осуществил запись симфонических произведений Рахманинова на лейбле Sony Classical. Выход релизов запланирован на апрель-май 2021 года.


Автор: Ирина Столярова


Опубликовано: Мировое обозрение     Источник

Подпишись:




Вам может быть интересно:


Напишите ваш комментарий к статье:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости партнеров

Наверх