Интересная выдержка из интервью президента Азербайджана Ильхама Алиева немецкому телеканалу ARD.

— Режим прекращения огня был нарушен 3 раза. Один из них был достигнут по итогам переговоров во Франции, другой — в России, еще один — в США. Какая международная сила может остановить эту войну?

— Думаю, что остановить это должна Армения. Международная сила — это указанные вами три страны-сопредседателя Минской группы. Они являются ведущими странами мира, членами Совета Безопасности ООН, постоянными членами. Эти страны приняли 4 резолюции, которые требуют вывода армянских войск. Но эти страны ничего не сделали для выполнения этих резолюций. Они остались на бумаге. Это говорит о том, что это посредничество было неэффективным.

Но, в то же время, мы не можем не думать о некоторых других странах, которые могут быть сильнее. Поэтому единственный путь прекращения войны заключается в том, чтобы Армения остановилась, приняла свое поражение, приняла нашу победу, а затем взяла на себя обязательство об освобождении части территорий. Мы в любом случае освободим их. Когда мы начали контрнаступление, они не верили. Мы сказали — мы освободим, прекратите это сейчас. Они даже могли остановиться после возвращения нами Физули. Но не остановились.

— Нет ли у Вас ощущения, что они действительно не заинтересованы в этом конфликте?

— Кого вы имеете в виду?

— Например, эти три страны.

— Нет, у меня нет такого чувства. Потому что, если бы они не были заинтересованы, то не были бы посредниками. Они обладают мандатом ОБСЕ.

— Но посредничество оказалось неуспешным?

— Да, оно оказалось неуспешным, потому что они не приняли санкций против Армении. Я неоднократно поднимал этот вопрос. Против Армении должны были быть приняты санкции точно так же, как они были приняты против Ирака, когда Саддам Хусейн оккупировал Кувейт, сразу же. Против Ирака были приняты серьезные санкции. Если бы то же самое было сделано и в отношении Армении, то тогда они бы отвели свои силы.

— Значит, они закрывали на это глаза?

— Да, они закрывали глаза. Я бы сказал, они не закрыли глаза, они все время говорили, что военного решения нет. Они хотели продолжения этой ситуации в одной и той же форме в той или иной степени. Думаю, что их устраивало то, что конфликт кажется замороженным. Они думали, что он может оставаться замороженным всегда, они пытались думать лишь о создании некоторых мер по установлению доверия, некоторых мониторингах, чтобы не было никаких столкновений. Но они не исполнили свой мандат, соответствующий решению ОБСЕ. Они должны были принудить Армению. Думаю, что каждая из этих стран может послать Армении в одностороннем порядке такой месседж, что ей придется прислушаться к нему. Но они этого не сделали.

— А вы прислушиваетесь к ним?

— Я прислушиваюсь к каждому партнеру. Но это зависит от того, что я сделаю после того, как выслушаю. Но я прислушиваюсь.

— Два дня назад я услышал по радио, как Вы задаетесь вопросом, откуда у Армении деньги на ведение этой войны. Каков ответ?

— Никакого ответа нет. Я задаю этот вопрос на протяжении месяца. Мы провели предварительный подсчет.

— Мне кажется, что у человека, который постоянно задает этот вопрос, в каком-то смысле должен быть ответ.

— Если бы у меня был ответ, я бы не спрашивал. Если я все еще задаю этот вопрос, значит я еще не получил на него ответа. Мы провели предварительный минимальный подсчет уничтоженного нами, кстати, я не объявляю все, что мы уничтожили. Это будет сделано позже. Общая стоимость уничтоженной и взятой нами в качестве трофея техники составляет 2,7 миллиарда долларов. Откуда берутся эти деньги? Армения — бедная страна. Ее бюджет меньше 2 миллиардов долларов. Ее внешний долг составляет 8 миллиардов долларов.

— Их поддерживает Россия.

— Это ваше мнение?

— Это официально. Не секрет. Есть кто-то еще?

— Может быть, я не знаю. Таким образом, я спрашиваю, но никто не отвечает. Поэтому я буду продолжать спрашивать.