На Ближнем Востоке грядет невероятное событие в сфере экспорта вооружений: американцы находятся в шаге от того, чтобы продать Объединенным Арабским Эмиратам самые современные тактические истребители пятого поколения Ф-35. До сих пор привилегированную позицию в оборонных отношениях с США в этом взрывоопасном регионе мира занимал Израиль, а среди арабских стран — Саудовская Аравия.

Однако даже богатое нефтью королевство, которое покупало у американцев современнейшие военные «игрушки» за сотни миллиардов нефтедолларов, еще не получило Ф-35. Высшие технологические достижения были зарезервированы для израильского государства, которое таким образом обретало и сохраняло военный перевес над угрожающими ему соседями. К этому добавлялось тесное научно-техническое сотрудничество и ежегодные финансовые вливания в размере миллиардов долларов, предназначенные на развитие вооружений. Курс Вашингтона начал меняться в связи с тем, что Трамп решил установить на Ближнем Востоке новый политический порядок. Его элементом станет предполагаемая сделка с ОАЭ. Попутно обнаружилось, что американцы способны «запрограммировать» свои самолеты таким образом, чтобы технологическое преимущество осталось за Израилем.

Кому Ф-35 «первого», а кому «второго» сорта? 

Объединенные Арабские Эмираты наверняка занервничали, услышав, как премьер и министр обороны Израиля открытым текстом попросили при посредничестве СМИ своего главного союзника ограничить боевые возможности самолетов, которые должны стать предметом нового контракта. Сами израильтяне пользуются Ф-35 уже несколько лет и были первыми, кто использовал эту машину в боевых условиях. Если предположить, что они продолжают традиции модернизации американских платформ при помощи собственных технологий (речь идет в первую очередь об электронике и оружии), вполне возможно, их Ф-35 «Адир» («могучий») не имеет себе равных во всем мире, включая даже США. Повысившийся при Трампе ранг отношений между Тель-Авивом и Вашингтоном, по поводу которых в Америке существует надпартийный консенсус, позволяет подозревать, что призыв к сохранению Израилем своего первенства в военной области будет услышан. 

Когда глава израильского оборонного ведомства Бени Ганц отправился на переговоры в Пентагон, министр обороны США Марк Эспер заверил его, что Америка приложит все усилия к тому, чтобы израильское государство не утратило «качественного перевеса» над арабскими соседями в военных технологиях. Эмираты почувствовали себя еще хуже, но старались сохранять хорошую мину при плохой игре. «Мы ожидаем, что наши требования в отношении самолетов Ф-35 будут выполнены», — заявили они. Воздушные силы ОАЭ намереваются «пересесть» на истребители пятого поколения с гораздо более старых машин — французских «Мираж» 2000. Они сами пытались добиться того, чтобы Израиль не сопротивлялся подписанию контракта, пусть даже ценой за его уступку станет получение самолета, не имеющего наилучших характеристик.

Вокруг манипуляции параметрами идущих на экспорт американских вооружений уже давно появляется много слухов, подозрений и теорий заговора, на их тему делаются журналистские расследования. В Польше активнее всего они обсуждались в контексте покупки самолетов Ф-16. Это было почти 20 лет назад, в другую политическую и медиаэпоху. Дискуссии разгорелись с новой силой, когда пять лет назад Варшава решила приобрести американские комплексы «Пэтриот». Звучали даже мнения, что дисплеи Ф-16 выключаются при приближении машин к границам России, а каждое использование ракет «Пэтриота» против целей на востоке потребует одобрения американцев. Первого не происходит, а второе проверить невозможно (и не только потому, что комплексы пока до нас не добрались). 

Государственные чиновники и военные все же заслуживают хотя бы минимального доверия, так что наиболее мрачные подозрения можно отмести. Это, однако, не означает, что вооружения, которые США продают союзникам, не имеют исходных или внедренных механизмов, позволяющих менять их характеристики. Здесь нет ничего нового: СССР тоже поставлял братским странам авиационную или бронированную технику с ограниченными боевыми возможностями. Технологии, однако, развиваются, и сферой вмешательства стала уже не сама конструкция, а программное обеспечение.

Ф-35 — летающий компьютер

«Ф-35 — это летающий компьютер, так что обладатель исходных кодов программного обеспечения, стремясь пресечь нежелательное использование самолета, может сделать все, что угодно, — объясняет сотрудник журнала «Скшидлата Польска» Бартош Гловацкий (Bartosz Głowacki), который уже более четверти века следит за развитием многоцелевых истребителей. — Пока он остается машиной-загадкой, мы постепенно знакомимся с его возможностями и ограничениями, которые целенаправленно вносятся в его конструкцию. Эти ограничения могут производиться как на заводе, так и на протяжении всего цикла использования самолета и касаться бортовых систем, датчиков и радаров, вооружений, логистической поддержки. У нас нет полной картины, по крайней мере в Польше. В любом случае ясно, что власть в руках того, кто обладает кодами». 

Последнее утверждение Гловацкого — давно очевидный факт для инженеров и компьютерщиков, но в контексте разворачивающейся дискуссии о продаже Ф-35 ОАЭ оно склоняет новыми глазами взглянуть на американскую политику экспорта вооружений, а в конечном итоге на место такого покупателя, как Польша, в иерархии доступа к технологиям. 

Польское оборонное ведомство повторяет (и такое мнение получило широкое распространение), что Ф-35 сами по себе представляют собой образец передовых технологий, а наши воздушные силы получат невиданные прежде возможности и таким образом войдут в натовские и мировые элитные круги. Ситуация с участием США, Израиля и Арабских Эмиратов склоняет сделать одну оговорку: все зависит от того, какие Ф-35 мы на самом деле получим. 

Речь идет не о самой версии заказанных машин. Из польско-американского договора следует, что в 2024 году Польше поставят первые экземпляры Ф-35А Блок IV новейшей версии. Система разработки новых вооружений выглядит у американцев так, что после выпуска первой производственной серии они внедряют модификации, меняя порой конструкцию, добавляют дополнительные возможности или исправляют замеченные в ходе эксплуатации недочеты. В итоге в течение нескольких лет тот или иной продукт меняется, становится более совершенным и зрелым. Так происходило с Ф-16, так происходит сейчас с Ф-35. В обоих случаях Польше поставляется более поздняя, а, значит, более продвинутая версия истребителя. Страны, которые получили Ф-35 раньше, будут вынуждены заниматься их модернизацией, даже если в основном та будет касаться программного обеспечения. Однако даже в самой новой модификации самолет может не иметь полной гаммы возможностей. 

Как следует из публикаций американских специализированных изданий, появившихся после сообщений Пентагона, компания «Локхид-Мартин» по запросу властей изучает, как сделать Ф-35, предназначенный для ОАЭ (а в дальнейшем, возможно, для других арабских стран), более заметным для израильских радаров. Рассматривается также возможность изменения вычислительной мощности компьютеров, модификации радиолокационного бортового оборудования и позволяющих наблюдать за полем боя камер с круговым обзором. Судя по всему, Пентагон и «Локхид-Мартин» договорились о создании «урезанной» версии Ф-35. В какой мере способны повлиять на ее параметры потенциальные клиенты, остается вопросом.

Индивидуальные боевые возможности

Однако дело не ограничивается отношениями между США и их заграничными покупателями. Конфигурация Ф-35 может отличаться не только между машинами, поставленными в составе разных партий. Рассказывая о программном обеспечении самолета, исполнительный директор Института аэрокосмических исследований Митчелла Даг Берки (Doug Birkey) отметил: «Иностранные пилоты, которые занимаются тренировками в США, входя в кабину Ф-35, вводят в интерфейс пользователя свой индивидуальный код. В итоге каждый пилот получает машину с особыми боевыми возможностями». К сожалению, кроме вышеприведенной цитаты у нас нет никаких подробностей, позволяющих понять, что точно это означает. 

С одной стороны, адаптация программного обеспечения в боевых самолетах к выполняемой задаче — это не новинка, она производилась уже в Ф-16. С другой — оптимизацию машины под особенности и возможности конкретного пилота можно назвать преимуществом, достигнутым благодаря развитию технологий. Алгоритмы искусственного интеллекта учатся на наших действиях даже в общедоступных электронных приборах, так что индивидуализация тем более не должна удивлять нас в кабине суперсовременного многоцелевого самолета. Речь идет о том, чтоб пилот, элемент системы, мог наилучшим образом выполнять свою работу (ту часть, которая еще не автоматизирована). Одновременно такая индивидуализация открывает возможности для вмешательства в схему человек — машина. 

Следует напомнить, что Ф-35 берет на себя гораздо больше задач, чем Ф-16. Много (и не всегда в положительном ключе) говорится о том, что самолеты пятого поколения практически постоянно «подключены» к Информационной системе автономной логистики (ALIS) (сейчас ее постепенно заменяют более современной и менее сложной по своему устройству Интегрированной сетью операционных данных (ODIN)), которая в текущем режиме собирает сведения о техническом состоянии самолетов, типе задач, потребности в техобслуживании, расходовании эксплуатационных материалов и боеприпасов. Эту информацию она автоматически отправляет в управляющую логистикой компанию «Локхид», которая подписала с правительством США многолетний договор на поддержание самолетов в определенном состоянии готовности. В теории передача данных служит повышению качества обслуживания и ускорению процесса ремонтных работ. 

Однако это навязанное производителем и продавцом решение настолько не понравилось заграничным покупателям, что по меньшей мере две страны в последние годы пригрозили выходом из программы закупки Ф-35. Американцы не уточняли, о каких государствах идет речь и даже опровергали сообщения издания «Дифенс ньюз» об ультиматуме, но тем не менее запустили в 2018 году разработку системы, которая блокировала бы по запросу свободную передачу данных и доступ к ним. Ее уже внедрили Израиль, Великобритания и Италия, следующей должна стать Япония. Прозрачность информации, которая теоретически дает возможность извлечь множество выводов, будет ограничена, ведь при помощи нее тоже можно повысить уровень контроля над Ф-35. Попросила ли Польша у США дополнительные гарантии, мы не знаем.

Какие самолеты получит Польша?

Несколько фактов позволяют предположить, что заказанные нами Ф-35 будут, однако, обладать полным набором возможностей. Во-первых, к этому располагает сложная геополитическая обстановка, которая склонила США разместить свои войска на восточном фланге НАТО. Польские Ф-35 станут важным компонентом системы сдерживания, а в случае необходимости — обороны (в том числе посредством нападения). Такие сценарии, пусть даже без привлечения машин пятого поколения, отрабатывались, например, в ходе недавних учений «Астральный рыцарь». Истребитель с высокоточным оружием, усовершенствованным радионавигационным оборудованием и системой передачи тактических данных, который сложно засечь, позволит в какой-то мере уравнять силы в потенциальном столкновении с Россией. Лишение польских Ф-35 хотя бы части возможностей противоречит не только нашим, но также натовским и американским интересам в регионе. 

Во-вторых, американцы будут у нас присутствовать и хотя, скорее всего, не возьмут процесс использования Польшей Ф-35 под непосредственный контроль, они получат доступ к нашим доктринам и оперативным планам. Они смогут, ведя переговоры с польской стороной, на них влиять, а если сочтут неподходящими — предлагать альтернативы. 

И, наконец, США, пожалуй, настроены на передачу Варшаве самой современной боевой техники. В прошлые годы (еще до прихода к власти Трампа и партии «Право и справедливость» у нас) Польша стала второй европейской страной, которой они согласились продать крылатые ракеты «Джазм» и адаптировать к ним программное обеспечение наших истребителей Ф-16. Позднее они дали согласие на то, чтобы польская армия одновременно с сухопутными войсками США внедряла единую систему управления комплексами противовоздушной и противоракетной обороны (IBCS). Кроме того, американцы в рекордно короткие сроки согласились продать нам Ф-35. Это показывает, что статус Варшавы в оборонных отношениях с Вашингтоном, подтвержденный недавно подписанным соглашением, высок, хотя мы, несомненно, уступаем Израилю. Следовательно, по всей видимости, сомнения в качестве техники, которую получат поляки, не имеют под собой оснований, хотя это не означает, что американцы не будут ее в какой-то степени контролировать.

Когда мы получим Ф-35?

Что реально происходит с Ф-35, которые должна получить Польша? Компания «Локхид-Мартин» получила от Пентагона первый контракт на запуск производства и предварительный заказ материалов для 15-й, 16-й и 17-й производственной серии самолетов, предназначенных для американских ВВС, ВМФ и корпуса морской пехоты, а также иностранных клиентов. 

Планировалось, что «польские» Ф-35 будут включены в заказ правительства США начиная с 16-й производственной серии, следовательно, хотя в сообщении соответствующего отдела оборонного ведомства не говорится об этом прямо, под иностранными покупателями подразумеваются в том числе польские воздушные силы. Сумма контракта невелика, в экспортном контексте говорится о 62 миллионах долларов, но мы увидели первый официальный шаг в направлении реализации поставки Ф-35 с момента подписания в январе договора. 

Представители производителя заверили на брифинге в сентябре, что производственный «мастер-план» уже наполовину готов, и, несмотря на временный пандемический кризис задержек в программе произойти не должно. Разумеется, они не упоминали о каких-либо ограничениях, связанных с возможностями машин, а, напротив, указывали, что по запросу польской стороны поставляющиеся в Польшу самолеты смогут использовать дополнительный вид вооружений: планирующие управляемые авиационные бомбы (JSOW). Как сообщает «Локхид», польская сторона намеревается применять их для ударов по движущимся надводным целям, иными словами, по российским кораблям.