Министерство экономического развития России планировало вывести на рынок первый отечественный электромобиль под маркой Zetta. Однако первые прототипы напоминают скорее сырые самоделки, нежели полноценные автомобили. Государство отказалось продолжать финансирование проекта.

Российский автопром — любимое «дитя» Владимира Путина. Много лет правительство без конца помогало отрасли протекционистскими мерами и дотациями, благодаря чему на территории страны было построено больше десятка заводов иностранных производителей — от Volkswagen в Калуге до Mazda во Владивостоке.

Кроме того, властям в начале века удалось предотвратить крах существующих еще с советских времен автогигантов ВАЗ и ГАЗ. Сейчас российские заводы ВАЗ, ГАЗ и УАЗ производят недорогие «народные» автомобили, мощные и брутальные внедорожники, грузовики, автобусы. Недавно государство вложило огромные деньги в производство целой серии автомобилей класса «люкс» под маркой Aurus. И лишь в области электромобилей России нечем похвастаться.

Восполнить этот пробел была призвана марка Zetta. Это должна была быть четырехместная микролитражка длиной около трех метров с электроприводом, внешне отдаленно напоминающая модель Smart Fortwo. Литиево-марганцевого аккумулятора из китайских комплектующих должно было хватать, в зависимости от мощности, на 200-560 километров пробега. Проект казался амбициозным не только в техническом плане. Его успех на рынке должен был быть обусловлен в первую очередь низкой ценой — в пересчете около 7 тысяч евро. Тем самым Zetta стала бы самым дешевым электромобилем в мире. Кроме того, разработчики заверяли, что благодаря асинхронному приводу им удалось добиться сокращения расхода энергии на 10-40% по сравнению с конкурентами.

Основатель компании Денис Щуровский предложил партнерство российскому министерству промышленности. Правительству особенно понравилось, что производство предполагалось запустить в Тольятти, где находится основной завод ВАЗ. До сих пор в России в области производства электромобилей не наблюдалось практически никаких подвижек. Но в декабре прошлого года глава Минпрома Денис Мантуров еще объявил о запуске производства машин Zetta в течение буквально нескольких недель. У Щуровского уже был определенный опыт работы в автомобильной отрасли — ранее он руководил отделом закупок на совместном предприятии ВАЗ и General Motors.

Однако со временем стало понятно, что «надежда России», вызвавшая столько шума в специализированных СМИ, а также на соответствующих форумах в интернете, на самом деле не более чем пустышка. Сроки начала производства постоянно сдвигались. В последние месяцы инсайдеры отрасли утверждали, что задержка вызвана пандемией коронавируса. Но широкой публике не было представлено ни одной модели, готовой к серийному производству.

Однако теперь похоже, что проект вовсе не будет завершен. В начале сентября стало известно, что Минпром с учетом мнения экспертов специального фонда при министерстве, занимавшегося продвижением проекта, отказал производителям Zetta в срочно необходимой им поддержке в размере порядка 1,3 миллиона евро. «Мы считаем, что средств компании даже с учетом стимулирующего кредита будет недостаточно для запуска производства. Проекту необходим инвестор, который поверит в экономические перспективы Zetta», — заявил представитель фонда.

Но именно экономические перспективы проекта и вызывают в последнее время все больше вопросов. «Добиться преимущества в потреблении энергии даже на 5% по сравнению с другими производителями невозможно», — с уверенностью заявил Родион Сурков, глава компании «Русэлпром», крупнейшего в России производителя электроприводных механизмов. По его словам, до сих пор не было никаких независимых исследований, результаты которых подтверждали бы обещанные характеристики.

Таким образом, перспективы российского рынка электромобилей предстают в каком угодно цвете, но только не в розовом. По данным компании «Автостат», россияне за первые семь месяцев этого года купили всего 169 новых автомобилей с электроприводом. Эксперты отрасли едины во мнении, что электрокары в России — не более чем игрушка для состоятельных жителей крупных городов. Кроме того, не приходится говорить и о сколько-нибудь обширной сети заправочных станций для электромобилей на территории страны — собственно, по причине фактического отсутствия рынка сбыта.

Не выразили никакого воодушевления и те немногие журналисты автомобильных изданий, которым довелось покататься на прототипах Zetta. Их построили в одном из цехов в Тольятти, где Щуровский производит лодочные моторы. На фото досерийные образцы Zetta напоминали скорее самоделки, собранные конструкторами-энтузиастами. Например, под грубым пластиковым покрытием скрывался каркас, небрежно сваренный из металлических труб.

Что касается интерьера, то многие его элементы были позаимствованы у машин «Лада» с расположенного в том же Тольятти завода ВАЗ. Пол в салоне покрыт бесхитростным автобусным линолеумом. По словам Щуровского, отдельные детали пришлось и вовсе закупать на AliExpress, потому что китайские производители комплектующих затянули поставки из-за пандемии. Так что нет ничего удивительного в том, что качество прототипа не впечатлило государственные структуры, занимавшиеся финансированием проекта.

В ответ на критику Щуровский заверил, что никоим образом не пытался благодаря прототипам как-то выгородить себя и приукрасить реальную ситуацию вокруг Zetta. Кроме того, он, несмотря на недостаток госфинансирования, не сдается и собирается предпринять еще одну попытку в этом направлении. По его словам, до сих пор в развитие электокара было инвестировано около 6 миллионов евро, и примерно половину этой суммы составили государственные дотации и кредиты. Если государство окончательно откажется от финансирования проекта, Щуровский намерен привлечь частные инвестиции.