Должна сделать одно признание. Я люблю Россию. Санкт-Петербург со всеми его невскими набережными, дворцами и июньскими белыми ночами — один из самых красивых городов в мире.

Я люблю русскую литературу, русские иконы, русские мужские хоры, русский язык. Я поняла, что пропала, еще когда подростком глотала произведения Федора Достоевского, Льва Толстого, Николая Гоголя и других прекрасных писателей. В моей личной десятке лучших книг как минимум четыре русских романа.

Я регулярно перечитываю «Мастера и Маргариту» Булгакова и «Братьев Карамазовых» Достоевского — и постоянно нахожу в них что-то новое.

Я лечу с Маргаритой на бал Сатаны, страдаю вместе с князем Мышкиным от жестокости мира, возмущаюсь изменой Вронского и словно обнаженной кожей ощущаю все обиды персонажей. Я скорблю у стены вместе с Анной Ахматовой.

Я люблю русских — за исключением, пожалуй, тех моментов, когда они на лыжне.

Вот мужчина без единого слова хватает мою тяжелую сумку, набитую книжками для учебы, и несет ее вверх по всем лестницам красивого, пусть и не слишком приспособленного для инвалидов метро. Вот молодая женщина делится со мной жетоном, когда я, замешкавшись, застреваю в турникете. Женщина в автобусе отвечает на мое приветствие суровым взглядом, но потом протягивает мне яблоко. Пожилой мужчина в Старой Руссе идет со мной все время, пока я ищу дом Достоевского. Люди внезапно начинают танцевать под музыку духового оркестра на площади в Новгороде.

Этот храбрый, выносливый народ столетиями притесняли, грабили и мучили бесстыдные и никчемные самодержцы от Ивана Грозного до лживого убийцы Владимира Путина.

И меня трогает до слез, когда я в этой газете, например, читаю красивый ответ российской интеллигенции — в том числе Людмилы Улицкой, еще одной моей любимой писательницы, — на просьбу Светланы Алексиевич о поддержке в связи с преследованиями со стороны белорусской службы безопасности.

Но именно поэтому я также прихожу в ярость, когда вижу, как Кипр продает паспорта российским олигархам, выдавая им тем самым входной билет в весь ЕС, как шведские банки отмывают деньги коррумпированных государственных клептократов, и как их дети и родственники благодаря украденным состояниям получают места в лучших университетах Европы и жилье в ее красивейших районах.

Швеции пора перестать ждать реакции медлительного ЕС и, подобно странам Прибалтики, США и Великобритании, самой принять жесткий закон Магнитского: заморозить средства на счетах олигархов, отказать им во въезде и поместить их имена в черный список. В то же время нам нужно развивать контакты с простыми россиянами, облегчать им получение виз и самим приезжать к ним в гости.

«Я шлю тебе сердечный привет, желаю здоровья и сил, желаю тебе жить в стране, свободной от тупой и тошнотворной власти, — пишет Улицкая коллеге в Минск. — И себе, дорогая моя, желаю того же».

А мы, обитатели другого берега Балтийского моря, от всей души присоединяемся: мы тоже вам этого желаем.