Болгария остановила 400-тысячную армию врага на Салоникском фронте. События, преданные забвению на десятилетия вперед

В начале месяца мы отмечали 80 лет со дня заключения исторически важного Крайовского соглашения (07.09.1940): благодаря болгарским дипломатам и личной заинтересованности царя Бориса III Болгарии удалось мирным путем вернуть Южную Добружду (область на северо-востоке современной Болгарии — прим. пер.). Увы, сложные международные обстоятельства привели к тому, что Болгарии пришлось отказаться от северной части этой области, а болгарскому населению — покинуть земли, на протяжении тысячелетий считавшиеся болгарскими. За четверть века до этого, осенью 1916 года, болгарские солдаты своей кровью отвоевали свободу Добруджи. Напомним вкратце об этих памятных событиях, преданных забвению на десятилетия вперед.

Ранее освещать эти события было проблематично из-за отношения коммунистического режима к Первой мировой войне. Почти полвека обсуждение Добружди было под табу, куда более строгим, чем обсуждение Македонии. Руководствуясь неправильно понятым «интернационализмом», болгарские лидеры щадили самолюбие крайне обидчивых бухарестских «товарищей», становившихся все более радикальными великорумынскими шовинистами… Еще трагикомичнее выглядело желание наших коммунистических лидеров не поднимать тему агрессии «Освободительницы» против Болгарии во время войны. Без разбора цензуре подвергали не только книги о Добруджинской эпопеи, написанные генералом Стефаном Тошевым и другими участниками войны, но и знаковые произведения Ивана Вазова и Йордана Йовкова! Но все же власть не решилась переименовать все населенные пункты, названные в честь выдающихся деятелей и воинских частей. В 1952 году хотели переименовать город Генерал Тошево, потому что, мол, не может город быть назван в честь «…генерала бывшей фашистской армии…» (!) Слава богу, этого не произошло — кто-то понял, что память о Добрудже стереть невозможно.

Сегодня в сознании потомков растоптанная национальная память вновь возвращается на свое место. В городах и селах восстанавливают памятники, воинские захоронения и мемориальные комплексы. Одна из крупнейших улиц Добрича сменила свое советское имя «Кировоград» на «Добричскую эпопею»! Наконец, был установлен памятник знаменитому генералу Ивану Колеву, сыгравшему не последнюю роль в освобождении Добруджи. Усилиями историков, краеведов и доблестных патриотов была восстановлена историческая правда о геноциде, совершенном румынскими оккупантами над мирным населением, а также о действиях «братушек», которые «как правило» расстреливали болгарских военнопленных. Наряду с исследованиями Петра Бойчева, Радослава Симеонова, Велико Лечева и других современных исследователей мы обязательно упомянем «Добруджинскую эпопею» рано ушедшего от нас Красимира Узунова (1963-2019), который писал: «Болгарская армия выдержала навязанную ей войну на двух фронтах и после полного провала планов объединенного командования Антанты на Балканах (…) Болгария и болгарский народ пережили, пожалуй, самые тяжелые 100 дней в новейшей истории Третьего болгарского государства, в течение которых бои на фронтах Македонии и Добруджи не прекращались ни на мгновение…»

С учетом развития мирового конфликта и реальных ресурсов Центральных держав Болгарию считали «слабым звеном» коалиции, хотя и не по ее вине. Газета «Великая Сербия», издаваемая в Салониках, предсказывала: «Наступление румынских войск с севера вынудит болгар воевать на два фронта и поставит Болгарию в гораздо более опасную ситуацию, чем та, в которой оказалась Сербия осенью 1915 года (…) Под давлением с обеих сторон болгары не смогут долго сопротивляться, и им придется капитулировать и сдаться на милость союзников, чтобы те вынесли им справедливый и заслуженный приговор..» Однако для тогдашних болгар вступление Румынии в войну не стало шоком — они приняли его с радостью! И с нетерпением ждали момента, чтобы наказать тех, кто в 1913 году нанес еще не оправившейся от Балканских война Болгарии удар в спину. Несмотря на свои ограниченные ресурсы, Болгария остановила на Салоникском фронте 400-тысячную армию врага, состоящую из сербов, французов, русских, итальянцев, англичан и представителей колониальных стран, в том числе Африки — армию из представителей 27 стран! В то же время на фронте в Добрудже болгарские войска разгромили армию Антанты, насчитывающую более 160 тысяч румын, 60 тысяч русских и более 20 тысяч сербов в сентябре-октябре 1916 года.

4 сентября 1916 года в четыре часа дня наступавшие из Варны войска под командованием генерала Кантарджиева вошли в Добрич. Однако всеобщая радость была омрачена ужасающими зверствами румынских оккупантов: «…в грязном помещении недалеко от вокзала были найдены обезображенные тела 53 выдающихся жителей Добрича, убитых отступавшими румынами самым жестоким образом…» Подобные зверства часто случались и в других болгарских поселениях. Если сегодня для нас Сребырна — это известный природный заповедник, в 1916 году так называлось село, ставшее олицетворением зверского насилия над мирным болгарским населением.

Среди наиболее драматичных особенностей Добруджинской эпопеи — ввод российских войск под командованием генерала Зайчановского, воевавших на стороне румын. В России разразилась отвратительная антиболгарская истерия: в сентябре 1916 года пресловутые «славянофилы» выступили с позицией, что «.. славянской Болгарии больше не существует», и, согласно «Обществу братства славянских народов», «ответственность за политику правительства и царя несет болгарский народ, виновный более, чем его царь..». И ранее «братский», единоверный народ, внезапно позволивший себе отстаивать свои национальные интересы, противоречащие интересам России, должен был быть сурово наказан. Российские газеты предсказывали, что Болгария будет уничтожена, а ее земли подарены «верным союзникам» — Сербии и Румынии! Писали, что у болгар не будет мотивации воевать против своих освободителей. Иллюзии российского командования оказались беспочвенными — симпатии к русскому народу и его культуре не помешали болгарскому солдату достойно и самоотверженно защищать свою землю. Как говорил Иван Вазов, «на полях Добруджи был развеян миф о непобедимых казаках».

Одной из знаковых побед Болгарии было освобождение «неприступной крепости» Тутракан войсками генерала Пантелея Киселова. " Всего за 36 часов болгары сокрушили румынскую армию, размазали ее по земле, и тем самым окончательно сорвали планы Антанты склонить Румынию на свою сторону. Тем временем русские полчища хлынули в Болгарию. Битва за Тутракан была вихрем, ураганом взлетов и падений, ужасной стихией духа, которой румыны не могли противостоять…" В свою очередь, битва за Добрич — пример удивительного героизма солдат и офицеров, талантливых командующих и самых простых людей. Молодые и старые, женщины и дети, болгары, татары и болгарские турки бросились спасать раненых, носить боеприпасы, помогать своей армии под дождем русских пуль… Один из когда-то запрещенных рассказов Йовкова с простым названием — «Болгарка» — о неизвестной женщине, несущей коромысло с медными ведрами воды для болгарского пулемета, перегретого от стрельбы… Прославленный командир кавалерийской дивизии генерал Иван Колев не раз спорил с немецким союзным командованием. Спустя два десятилетия стремительные действия болгарского генерала стали образцом стратегии для немецких танковых объединений.

Освобождение Добруджи — акт подлинного национального единства! Стоит просто взглянуть на карту Южной Добруджи, возвращенной на родину в 1940 году — национальная солидарность увековечена в названиях сел Врачанцы, Козлодуйцы, Бдинцы, Приморцы, Ловченцы, Шуменцы, Софийцы, Тырновцы, Преславцы… Генерал Тошево, Полковник-Минково, Полковник-Свештарово, Полковник-Чолаково, Полковник-Таслаково, Полковник-Савово, Гешаново, Попово, Полковник-Ламбриново и другие. Мы должны осознавать, что в 1916 году у нашего народа была идея, у него были нравственные и интеллектуальные силы, чтобы смотреть далеко в будущее! Добруджинская эпопея осени 1916 года обязывает нас помнить тех, для кого Родина была не абстракцией и названием территории, а живым существом — Матерью Болгарией…