Сегодня Америка столкнулась с потенциально важной для ее дальнейшего существования проблемой национальной безопасности. Два противника — Россия и Китай — оспаривают ее главенство, установившееся после холодной войны. Какова причина? На протяжении тридцати лет страной управляли элиты корпораций, СМИ и политики, которые не смогли признать непреходящие истины политики этой сверхдержавы. Вместо аккуратной коррекции нашей стратегии после развала СССР с 1990 года наша интеллигенция без колебаний обратилась к идеологическим банальностям, придуманным главным образом в аналитических центрах и университетах. Они говорили о «конце истории», нашем «однополярном моменте» и неизбежном триумфе так называемого международного либерального порядка по всему миру. Никогда раньше стремление к созданию империи не основывалось на такой вопиющей неспособности просчитать соотношение сил и принять по внимание историю.

Как мы пришли к такому? Попросту говоря, наш политический класс не был в состоянии понять, почему США взяли верх над Советским Союзом. Мы победили не из-за силы либеральных идей, хотя они были важным дополнительным инструментом американской внешней политики и политики безопасности против СССР, а потому что в 1947 году, когда холодная война началась в полном объеме, наша страна обладала значительной производственной базой, мировой резервной валютой, самым большим золотым запасом, половиной мирового ВВП, военным флотом, превышающим военный флот всех остальных стран вместе взятых, растущим населением, быстро увеличивающимся средним классом и монополией на атомное оружие.

Действительно, во времена холодной войны между США и СССР, временно объединявшимся с коммунистическим Китаем, баланс в мире начал несколько сдвигаться. Экономики пострадавших от войны Европы и Азии восстанавливались, и относительная позиция власти США никогда больше не приближалось к уровню 1947 года. Несмотря на это, с точки зрения индексов мощи той эпохи, Америка обладала беспрецедентным преимуществом над своим противником в области технологий, науки и развития, производства, и общего благосостояния. Говоря о благосостоянии и свободе, немногие из порабощенных наций Восточной Европы сомневались в главенстве американского капитализма свободного рынка и Запада в целом в этом вопросе. Они были оккупированы Красной армией и вынуждены подписать Варшавский договор, направленный против Америки и Запада, которыми они восхищались. Это заставляло их произносить коммунистические лозунги. Однако мы победили в основном из-за того, что жесткая сила США подкреплялась нашей непревзойденной производственной базой и научно-исследовательскими институтами.