Когда я вошел в Овальный кабинет, президент Трамп просматривал результаты последних опросов (внутренних и не только), которые показывали, что в ключевых «колеблющихся» штатах он идет наравне с Джо Байденом либо опережает его. «Пенсильвания — поровну. Флорида — на один больше. Висконсин — на один больше. Техас — на пять больше. Аризона: Трамп — 49, Байден — 45; Северная Каролина: Трамп на три больше. А потом Монтана: у Трампа намного больше — 52-38», — сказал он.

Хотя кое-кто в Республиканской партии, может, и паникует по поводу результатов других опросов, показывающих, что переизбраться будет нелегко, президент сохраняет уверенность. «Я еще даже и не начал кампанию», — сказал он. И добавил: «Сейчас из-за коронавируса проводить кампанию немного трудно. То, что сделал с нами Китай, просто невероятно. Мы шли ровно, постепенно преодолевая препятствия, и это было невозможно остановить. А потом случилось вот это. И это позор, но теперь [мы] должны вернуться к работе. Но я считаю, что у нас дела идут очень хорошо». 

Наш разговор перешел к негативному освещению в СМИ его блестящей речи, произнесенной на горе Рашмор третьего июля. Речь, по его словам, «на самом деле была не мрачной, а совсем наоборот». «Это у другой стороны все мрачно…. Они пытаются все разрушить. И я считаю, что они сумасшедшие, но думаю, что они еще и злые. В этом есть какое-то зло. И я не могу поверить, что больше не будет противодействия, ответной реакции. Я имею в виду, с моей стороны. Но люди, которые находятся по другую сторону проблемы, подобны ягнятам, которых ведут на заклание. Они похожи на овец, которых ведут на бойню. Их убьют, если они не отступят».