Лет десять назад от одной знакомой белоруски я услышала мрачноватый анекдот. Звучал он так: «Во время Второй мировой войны немцы повесили трех партизан: украинца, поляка и белоруса. Двое первых старались сопротивляться, но быстро испустили дух. Белорус между тем висел и висел в петле, не собираясь отправляться на тот свет. В конце концов удивленные немцы сняли его с виселицы и стали расспрашивать, почему он не умер. На что белорус ответил: „Сначала было тяжело, но потом я привык"».

Эта популярная в Белоруссии история была комментарием на тему пассивности общества, которое позволяет фальсифицировать выборы и мирится со своей судьбой, руководствуясь принципом «лишь бы не стало хуже». Такое стереотипное представление о белорусском народе распространено в нашей части Европы, однако, события последних месяцев показывают, что оно требует радикального пересмотра.

Эпидемия как тест